С 15 по 21 июня в Риге состоится Европрайд – крупнейшее в Европе ЛГБТ-мероприятие. Латышские либералы радуются предстоящему празднику и гордятся прогрессивностью своей страны, пока противники ЛГБТ пытаются помешать проведению парада. 

За полтора месяца до мероприятия в Латвии прошла международная конференция Reputation War о репутации стран, компаний и людей, одним из спикеров которой был лидер ЛГБТ в Латвии Каспарс Залитис. Корреспондент «Сноба» Виктория Владимирова съездила в Ригу и поговорила с Залитисом о планах на июнь, отношении к геям в Латвии и самых ярых врагах ЛГБТ

 

О планах на Европрайд

Это будет одно из центральных мероприятий ЛГБТ в Европе. У нас уже есть заявки от участников из Стокгольма, Осло, Лондона, Амстердама и даже из Нью-Йорка. Мы ждем, что придут от двух до пяти тысяч человек. Две тысячи – это реальная цифра, пять тысяч — самый оптимистичный прогноз. Столько людей в парадах в балтийских странах вообще никогда не участвовало. Поэтому мы и делаем Европрайд — чтобы показать Латвии, что есть большое количество людей из разных стран, которых интересуют такие мероприятия и которые хотят участвовать в правозащитных акциях. 2-5 тысяч — это очень хорошая цифра для Риги. Рига не такой большой город, чтобы в нем можно было собрать миллион человек за один день.

Мы видим возрастающий интерес людей к этому событию. Они говорят: «Мы никогда не ходили, но сейчас я бы пошел». Очень часто люди нам говорят, что на парадах собираются только геи и лесбиянки. Мы им отвечаем, что 75 процентов участников парада – гетеросексуальны. Может быть, у них есть друзья или родственники-геи. Многие хотят, чтобы мероприятие состоялось. Люди подходят и говорят, что парад будет в правильное время и в правильном месте.

Многие в Латвии думают, что это будет карнавал, но мы анонсируем парад как правозащитное мероприятие. Это будет политическое событие с лозунгами о правах человека.

 

Об отношении латышей к Европрайду

3-4 процента одобряют и более 60 процентов не одобряют проведение прайда. Часть неодобряющих просто разговаривает с телевизором дома. Другая, небольшая, выходит и выступает против прайда. В 2005 году вышли около трех тысяч противников прайда. В 2012 году их было около 50 человек – погода была плохая.

Большинство одобряющих — это люди со средним или высоким доходом, с высшим образованием. Им около 25-30 лет. Это больше молодежь и женщины. Раньше медиа спрашивали у нас: «Ну, кто больше ненавидит геев, русские или латыши? Русские же гораздо гомофобнее!» И мы могли сказать: «Нет, гомофобия - это то, что есть у всех». И процент противников тогда был одинаков среди русских и латышей. Но сейчас больше всего не одобряют не латыши.

Я не могу сказать «русские», это представители разных национальностей, люди, которые смотрят русское ТВ, читают на русском. Ну, и большинство неодобряющих - это мужчины старше 50 лет.

Слава Богу, у нас нет столько проявлений жестокости, как в России. Латвия – маленькая страна, и если бы что-то такое случилось, мы бы сразу узнали. У нас есть нападения на почве ненависти, комментарии на улице, проблемы в школах – насилие в школах, по моему мнению, одна из самых больших проблем. В 2003-2007 году, если не ошибаюсь, была пара убийств. В прошлом году было около 14 случаев нападений.

Самая большая проблема в том, что люди не идут в полицию. Они не верят, что полицейские смогут их понять, и боятся их. Мы всем говорим, что если понадобится, мы пойдем с вами в участок. Но люди все равно отвечают: «Ни в коем случае». Они понимают, что им придется рассказать, в чем причина нападения.

Мы работаем с полицией, проводим тренинги, чтобы полицейские понимали, как работать с этими людьми – не только с ЛГБТ, но и с евреями, с представителями других религий. Группа ЛГБТ – не самая обижаемая. Мы только одна из тех групп меньшинств, на которых нападают и которые страдают. Люди, которые нападают на геев, часто ненавидят еще и евреев, и темнокожих.

 

О противниках ЛГБТ

У нас знамениты основатель организации Sargsim mūsu bērnus («Защитим наших детей») Владимир Линдерман и музыкант Каспар Димитерс – сын советской актрисы Вии Артмане. Вместе они пытались отправить в парламент законопроект о запрете пропаганды гомосексуализма. Их инициативу одобряла группа РОД. Им нужно было собрать 30 тысяч подписей, но они смогли собрать 12 тысяч.

Линдерман также поддерживает латышей, которые едут в Донецк и Луганск помогать ополченцам. Он же создал инициативу о русском как втором национальном языке. Тогда это был просто ужас для Латвии. Так что он 100-процентный экстремист. Очень интересно, почему он вообще начал это все делать. В Латвии его называют отцом советской порнографии. Он, кажется, создал первую советскую порнографическую газету «Еще».

Есть группа «Антиглобалисты», но я их не называют реальными врагами, их не так много. Но зато их очень слышно. В других странах антиглобалисты обычно левые, но наши любят еще и правые идеи. Они против евро, против Евросоюза. Сейчас они нашли нового врага – геев. Мы боимся, что существует политическая группа, которая может их использовать против нас. Они пытались нас остановить, подали заявки на мероприятия в тех же местах, в которых планировали собраться мы. Мы надеемся, что мы разделимся, и у них будет свое мероприятие, а у нас – свое.

Мы не знаем, откуда “Антиглобалисты” получают деньги. Но они не так богаты, есть те, кто и побогаче. Существуют группы, которым платят какие-то страны. Я больше смотрю на РОД и других – им может дать денег одна большая страна. Есть еще религиозная организация «Новое поколение», которая могла бы получать деньги из Америки, из очень христианских организаций.

Если кому-то интересно, мы всегда говорим, откуда мы получаем деньги — Джордж Сорос, Еврокомиссия, многие посольства. Они же никогда не говорят.

 

Об отношениях духовенства с ЛГБТ

В первом ряду противников ЛГБТ из духовенства стоит католическая церковь. Наш бывший архиепископ Янис Пуятс до сих пор высказывается. В последний раз он заявил: «Религиозные люди, уезжайте из Риги, когда будет Европрайд». Мы посмеялись.

Сейчас у нас новый архиепископ, Збигнев Станкевич – он намного моложе. Многие надеялись, что он будет прогрессивнее. Он, конечно, моложе и умнее предыдущего, но так же разжигает ненависть. В Ватикане видны изменения, папа говорит о любви как о главной ценности, но этого нет в католической церкви в Латвии.

Православная церковь очень долго молчала про ЛГБТ, наверное, у нее были свои причины. Она, конечно, не скажет, какие именно, но люди могут догадаться. Однако сейчас она начала говорить. Мы видим, что паззл складывается, и понимаем, откуда идут корни. Может быть, это патриарх Кирилл или кто-то из политиков нашего, как мы любим говорить, маленького восточного соседа.

Я думаю, что церковь имеет реальную силу. Большое количество людей считают себя христианами и пользуются аргументами церкви против ЛГБТ. Но, конечно, это не такая сила, как в России или других странах.

 

О законах Сейма об ЛГБТ

В апреле депутат парламента из партии «Согласие» (мы ее называем русской партией) Юлия Степаненко подала законопроект вместе с националистической партией Visu Latvijai! В обычное время эти партии не сотрудничают из-за идеологических разногласий, но тут нашли общий язык. Сначала они предлагали учить молодежь моральным ценностям, которые есть в Конституции, и запретить распространять среди детей информацию о сексуальном образовании. В частности, они указывали на книги из общества Papardes Zieds («Цветок папоротника»). Когда это общество выпустило книгу о сексуальном образовании, любви и гомосексуальности, разразился большой скандал.

Papardes Zieds взяло себе такое название из-за дня Яниса, который мы празднуем 23-24 июня – это самый длинный день в году и самое важное мероприятие для латышей. По легенде, в эту ночь девочки и мальчики шли искать цветок папоротника. Конечно, такого цветка не существует, и чем они там занимались, всем понятно.

Депутаты собирались запретить «аморальные» материалы и предложить детям читать про ценности из Конституции Латвии. Так, например, в нашей Конституции говорится о запрете однополых браков. В других странах начинают легализовывать однополые браки, но Латвия в 2005 году, после прайда, испугалась и написала в нашей Конституции, что браком и семьей считается только союз между мужчиной и женщиной.

В итоге парламентарии не смогли провести запрет на публикации, но уже приняли во втором чтении часть про моральное обучение детей. По поводу того, что же такое моральность, могут возникнуть большие дискуссии. Прайды в Риге раньше запрещали, потому что они «аморальные». Мы тогда подали в суд, и он заявил, что непонятно, кто будет судить о моральности или аморальности разных мероприятий.

 

О готовности страны к переменам

Страна и общество почти никогда не готовы к переменам. Мы не знаем, что придет вместе с изменениями, и боимся этого. Нас часто спрашивают, зачем мы это делаем, ведь люди еще не готовы. Мы отвечаем: «А когда люди будут готовы?»

Один из бывший министров иностранных дел Швеции, еще при Михаиле Горбачеве, говорил латышам, чтобы они не расстраивались: «Не надо делать мероприятия по принятию независимости, вы еще не готовы к этому, все будет хорошо». Но люди приняли решение. Возможно, мы были не готовы к независимости в 1990-е годы, но мы это сделали. После получения независимости у людей был шок: как это, мы свободны?

Так и с ЛГБТ. Я думаю, что люди никогда не готовы к большим переменам, но им просто надо случиться. Пока люди не готовы говорить об этом публично, но вдали видна надежда, и мы идем в ее сторону.

 

О героизме

Чтобы хотеть изменить мир, не надо быть героем. Ты просто идешь за своей идеей. Если кто-нибудь захочет считать меня героем, то я скажу ему спасибо, но не стану от этого сам себя называть героем. Не так много людей поддерживают нас публично. Но мы видим, что с каждым днем появляется все больше людей, которые поддерживают нас. Может быть, они делают это не так открыто, но мы ощущаем эту поддержку. Но герои? Спасибо, нет.