Проблема нашей системы образования в том, что она отстает в развитии лет на 10 – 20. Выражается это как в нежелании осваивать удобные технологии, так и в неготовности принимать новую информацию. Вся система отчаянно сопротивляется инновациям. К примеру, большинство моих бывших преподавателей, независимо от их возраста, считают психологию ересью и не желают учитывать ее роль в политическом процессе. Теория управления массами, конфликтология, политическая психология – это лишь немногие междисциплинарные науки, которые в данной ситуации приходят на ум. Но нет. Ересь и все тут. Не принимаем, студентам об этом не рассказываем. Принципиально. Все дискуссии на эти темы пресекаем. В то же время в тех органах власти, о которых мы не упоминаем в телефонных разговорах (от греха подальше), все эти моменты не то, что знают… Их жестко контролируют и создают целые подразделения для психологического контроля. Причем не только у нас. Во всем мире.

Едем дальше. Образование – это то, что непосредственно формирует общественный менталитет и степень понимания всех социальных и политических процессов. Гораздо легче манипулировать теми, кто ограничивает свое сознание рамками каких-то парадигм или просто не привык задумываться. Таким людям можно вдолбить в голову то, что другому покажется полной чушью. Ну или по крайней мере, вызовет сомнения и потребность перепроверить информацию. Действует такое мышление примерно по следующей схеме: «Я традиционалист. Я не люблю европейские ценности. Психология – европейская ересь. Это только испорченные европейцы ходят к психоаналитикам». И так далее.

В то же время давно известно, что все тираны имели серьезные психологические трудности и проблемы внутри семьи. У Сталина «почему-то» стреляется жена. При изучении биографии Гитлера выясняется, что у него был страх интимной близости с женщинами. А единственной к кому он испытывал сильные чувства, включая сексуальные, была его собственная племянница Гели Раубаль, которая опять-таки по «совершенной случайности» покончила жизнь самоубийством. При дальнейшем изучении жизни фюрера мы выясняем подробности о его влечении к мужчинам, которое, он, разумеется, подавлял в себе. Что еще сильнее усугубляло его сумасшествие. Но нет, традиционное сознание все равно твердит, что психология – это очередная «продажная девка империализма». Не принимая во внимание, что котят детки душат неспроста. Сначала котят, потом евреев в газовых камерах или с геями борются, как наши известные блюстители морали.

Внутренние запреты изучать «чуждое», а также недостаток информации приводят к тому, что люди в большинстве своем становятся идеальными адептами массированной пропаганды, которая льется с экранов телевизоров. Что интересно, в отличие от Интернета, телевизор не требует никаких усилий для усваивания и выбора информации. Ты просто сидишь и принимаешь информационный поток. Без сопротивлений и усилий. Подобно больному под капельницей. Не отслеживая, что сами СМИ действуют очень упрощенно, и технологии их довольно просты. Используют набор «трехходовочек», о которых расскажет любой хороший студент факультета журналистики. Например, кадры с убитыми под бомбежками беременными женщинами. Мертвыми детьми. Раскиданными на грязной земле детскими игрушками. Такие изображения не могут не вызывать у нас эмоции. Человек есть человек. Увидев такое мы начинаем ненавидеть. Сначала просто испытываем ненависть к войне, что в общем логично и правильно. Но потом нам быстро объясняют, кого именно нужно ненавидеть. «Укров», «пендосов», «либералов», «жидо-бандеров», потому что нам рассказали, что во всем виноваты именно они. Что есть хорошие «свои» и плохие «чужие», с иными, чуждыми для нас ценностями.

А потом, со временем, выясняется, что свои герои, хорошие солдаты советской армии, войдя в Берлин насиловали и зверски убивали местных женщин. Люди есть люди. В определенных условиях они всегда ведут себя одинаково. А безнаказанность и хаос всегда выпускают наружу содержимое «Ящика Пандоры», состоящее из самых ужасных и низменных человеческих качеств.

Еще совсем недавно у меня у самой не хватало слов, информации и терпения, чтобы доходчиво объяснить родственникам поколения СССР, что на войне нет хороших и плохих. В зависимости от нашего выбора есть свои и чужие – это да. Но по большому счету, это все разные оттенки серого. Ограниченное сознание выдает четкую схему. Есть линия фронта – с одной стороны хорошие, с другой стороны – плохие. Они стреляют друг в друга, но плохие еще и стреляют по мирным жителям. Вот такая вот идеальная система. Как аквариум с лабораторными мышами. Справа сидят хорошие мыши, белые, слева – плохие, черные. А то, что в жизни так не бывает, обывательскому сознанию понять сложно.

Тем более что мало кто из нас (слава Богу) был на войне. Сложно понять, к примеру, что белые мыши могут начать убивать друга друга за крупу, которую поставляют в аквариум большие русские мыши сверху. В начале года в ЛНР был убит известный ополченец А. Беднов (позывной Бэтмен). Никто даже не скрывает, что Беднова убили свои. По «случайному» стечению обстоятельств за два дня до убийства ополченца в Интернет попало видео, где казак Павел Дремов рассказывал, как глава ЛНР И. В. Плотницкий и его соратники распродавали гуманитарные конвои, которые централизованно отправляла Россия на помощь жителям Юго-Востока. Свои начали убивать своих. Хорошие убивают хороших. Как так? Разрыв шаблонов.

Также в головах у людей зачастую существовало представление, что у ополченцев нет оружия, и они воют с палками в руках. В то же время от знакомых журналистов, которые туда ездят, лично знаю, что ополчение вооружено до зубов, включая артиллерийские установки, минометы и злополучные Точки У.

– Но они же не будут стрелять в своих! Они же не будут стрелять в мирных жителей! – восклицают мои родственники.

Отвечаю. В условиях гражданской войны появляется куча группировок, которые грызутся между собой за влияние и деньги. Воюющим мужикам по большому счету все равно по какому дому стрелять, если в нем сидят их личные идеологические враги. Никто не говорит, что нацгвардия не устраивает бомбежки и артобстрелы. Еще как устраивает. Но в последнее время еще не известно, что наносит больший ущерб – действия нацгвардии или грызня местных князьков за власть. Не говоря уже о вражде самих ЛНР и ДНР. А потом выясняется, что казаки стреляют по подразделениям Мозгового и наоборот. Стреляют, потому что по тем или иным причинам они друг друга не любят. Потому что одни, к примеру, выдали третьим информацию о том, что вторые воруют гуманитарную помощь.

Или просто мстят друг другу за то, что в запале расстреляли того, кого не надо было. На войне шутки плохи: один неправильный шаг – и тебя уже бомбят. Вместе с твоими товарищами, твоей женой и детьми. И никого не остановит, что твоим детям страшно, а ты еще вчера был другом тех, кто сегодня хочет тебя убить. Военные действия зачастую идут в местах расселения мирных граждан. Так было в Чечне, так происходит сейчас на Юго-Востоке. Психология на войне меняется. Человеческая жизнь не стоит уже ни гроша. Одного знакомого журналиста чуть не расстреляли в ЛНР за то, что он захотел выпить виски со старым приятелем. Напоминаю, в ЛНР сухой закон и суровые мужики у власти. Играть не по их правилам здесь опасно. Даже если ты просто решил невинно выпить рюмашку за здравие.

Возвращаясь к психологии, упрощенно опишу модель украинского конфликта, которая засела в мозгах у российского населения. Итак, начинается Украинский кризис. Сначала Майдан. Потом нацгвардия стягивает свои силы к Юго-Востоку Украины. Возмущенные жители Юго-Востока образуют ополчение. Им на помощь приезжают добрые вежливые свои люди из России, о чем поначалу изо всех сил стараются умолчать. И вот здесь вспоминается психологическая модель, описанная американским психотерапевтом Стивеном Карпманом. Так называемый треугольник Карпмана, состоящий из трех психологических ролей: насильник (преследователь), жертва, спаситель. Роли здесь очень условны, и на практике их названия – всего лишь названия. Дамочка может «спасать» от пьянства амбала, возомнившего себя жертвой несправедливости своего начальника. Самая интересная в этом треугольнике роль спасителя.

Спаситель вмешивается в связь «насильник – жертва», как кажется при поверхностном восприятии, с целью помочь слабому. Однако в реальности все получается иначе. Жертва не заинтересована в избавлении от агрессора, а спаситель не заинтересован в том, чтобы жертва перестала быть жертвой, иначе, зачем он ей тогда нужен, если она набралась сил и может обойтись теперь и без него? На этом развитие связей в треугольнике не заканчивается. Постепенно жертва требует все больше внимания и помощи, а спаситель на сознательном уровне пытается ей её оказать. Однако на бессознательном уровне он понимает, что спасать жертву до конца ему не выгодно, так как весь этот процесс оправдывает его (спасителя) существование и придает ему значимости. Ну или, оправдывает крах экономики, падение национальной валюты, рост цен. Вы понимаете о чем я? В итоге доблестный спаситель получает по заслугам отнюдь не от насильника, а от жертвы (да-да!), которая сама превращается в преследователя своего «спасителя». Что интересно, для образования треугольника тиран (насильник) изначально и не нужен. Достаточно наличие спасателя и жертвы.

Теперь переложим эту модель на украинский кризис. Украина – преследователь. Донбасс – жертва. Россия – «спаситель». По крайней мере, так эта ситуация подается в России. И, в общем-то, и неважно, так ли это. Сами мы можем по-разному оценивать этот конфликт, но на практике модель треугольника и его закономерностей по итогу действует безотказно.

Итак, на помощь жертве – народу Донбасса приходит большой брат-спаситель, который защищает братские земли от агрессора – киевских властей. Все понятно, что сами украинцы там тоже большие «молодцы» и факты обстрелов мирных кварталов из артиллерии украинскими военными уже даже самые проукраински настроенные люди не отрицают. Кстати, здесь сделаю небольшую ремарку. Что мне лично не нравится во всем этом конфликте, так это то, что из людей пытаются сделать идиотов. Россия всеми силами старалась скрыть, что там есть русские военные и тайком вывозила оттуда фуры с грузами 200, после чего, наших десантников хоронили тайком, в то время, как украинских военных хоронили как героев со всеми почестями.

В свою очередь российская пропаганда говорила не только о необходимости физической защиты жителей от военной опасности. Большое и громкое внимание уделяется моментам пагубного влияния "чуждых русскому миру" европейских ценностей. На этих "духовно скрепичных" дрожжах отлично взошли группы мракобесов, которые начали кричать о православии, духовных ценностях в лучших традициях вульгарного патриархата, с ограничением женщин и сексуальных меньшинств в правах. Война шла, группировки грызлись между собой, люди погибали, кто-то даже от голода и холода. Но нет, доблестные блюстители духовных скреп на Юго-Востоке кричали об уголовной ответственности за гомосексуализм и запрете для женщин посещать кафе. В менее вульгарной форме русскому зрителю рассказывали о "детской импотенции" – новой пандемии Европы, мол, потому что сексуальное просвещение в европейских школах привело к тому, что все начинают заниматься сексом с 9 лет, а в 12 уже страдают импотенцией. Я не шучу. Об этом говорил Дмитрий Киселев в программе "Вести недели".

И не только об этом говорила наша пропаганда. Здесь можно припомнить и фейк, когда американскому мальчику на день рождения якобы нарисовали на стене сцены с совокупляющимися геями. Подделку разоблачили, настоящее видео разошлось по Интернету, канал принес свои публичные извинения за откровенную фальшивку, но бабушка из Урюпинска так и продолжает свято верить в то, что десятилетним мальчикам в Гейропе насильно прививают гомосексуализм с детства. Все это производится с целью оправдать затраты такого «спасения». Мол, мы не просто от войны спасаем. Мы спасаем детей от педофилов, которые в момент расплодятся сразу же после того, как Украина вступить в Европейский Союз, ну или просто окажется под влиянием европейских ценностей.

В то же время в так называемой Новороссии уже отчетливо слышатся первые тревожные звоночки логического развития треугольника Карпмана, когда жертва постепенно превращается в насильника своего спасителя. На том же видео, где казак Павел Дремов разоблачает воровство руководства ЛНР, он, обращается к России и лично Владимиру Путину в брутальной манере: «Хотелось бы спросить у самой России до каких пор какие-то Плотницкие, жиды непонятные будут нас обворовывать?!», «Разве ради этого мы умирали?!». Общее мнение государства (ну или государственного образования) выражают его лидеры. И уже сейчас по их риторике понятно, что России за её «спасение» и «помощь» никто спасибо не скажет. Скорее наоборот, обвинят во всех бедах и неудачах. Тонкая штука эта психология.

Между тем, похоже, сбывается мое личное предчувствие по поводу того, что Россия и Запад помирятся на теме международного терроризма. И им уже будет не до «Новороссии». Представители Евросоюза заявили вчера о том, что готовы искать пути к разрешению конфликта и готовы снять некоторые санкции, если Россия будет способствовать урегулированию конфликта в Украине. В этой связи упоминается также, что Евросоюз предполагает укреплять сотрудничество с Россией в борьбе с Исламским государством.

Похоже проект «Новороссии» действительно закрывают к негодованию тех, кто в него свято верил. Жалко людей, которые погибли напрасно. Просто по стечению обстоятельств. Жалко разрушенную экономику, жалко поломанные судьбы и психики. Украина и ее народ оказались жертвами политической мясорубки, которая, как известно, не щадит никого.