Все записи
16:30  /  22.04.19

3764просмотра

Стоимость памяти

+T -
Поделиться:

Уберем эмоции. Из вала откликов на пожар в Париже оставим несколько цифр. За первые три дня после «драмы в прямом эфире» на восстановление собора собрали миллиард евро. За предыдущие годы никак не могли изыскать 20 млн на реставрацию…

Некоторые коллеги напрямую предлагают сделать «управляемый пожар» основным методом аккумуляции средств на восстановление памятников.

Не знаю, не знаю. Когда в 2006-м сгорел (только что восстановленный!) купол Троицкого собора – даже мысли о сборе средств не возникло. По-моему, тема вообще не обсуждалась. Памятник – государственный? Вот оно и должно хлопотать…

И я, конечно, не о Париже. Он далеко и непонятен. Я о Петербурге.

Бюджет петербургского комитета по охране памятников – около двух миллиардов. Только не евро, а рублей. Это в год, и это на все: на зарплаты, мероприятия – и на охрану и реставрацию памятников, конечно. В Петербурге 5830 охраняемых объектов, из них большая часть (3590 штук) имеют федеральный статус и 2240 – региональный. И еще у нас самая большая территория входит в перечень Всемирного наследия – 38 000 га. И мы, конечно, очень этим гордимся. Охраняемый законом исторический центр – больше, чем в Риме или том же Париже. Но все чаще начинаем задумываться: а что теперь с этой радостью делать?

Москва деньги дает мало и неохотно, собственных средств не хватает даже на фасады. Инвесторы, желающие вложиться в реставрацию и потом как-то использовать объект, тоже в очереди не стоят. С инвесторами вообще сложно. Активисты-градозащитники неизменно подозревают их в корыстных намерениях (что совершенно справедливо) и изо всех сил препятствуют инвестиционным планам (нередко – успешно).

Результат предсказуем. В городе 4500 жилых домов дореволюционной постройки, две трети – ветхие, аварийные или в «неудовлетворительном состоянии». Деревянные дачи в Сестрорецке («северный модерн») горят каждый год, как по расписанию; недавно обвалился корпус ИТМО на ул. Ломоносова; Конюшенное ведомство сползает в Мойку…

Вот на последнем примере стоит остановиться подробнее.

История Конюшенного ведомства – действующая модель. Пока еще в натуральную величину. На ней можно пошагово изучать взаимоотношения комитетов, активистов и инвесторов.

Напомним вкратце.

Придворные конюшни возводились при Петре, архитектором Гербелем. В 1817—1823 годах здание перестраивается (архитектор Руска). Западный корпус и манеж стали дугообразными, появилась колоннада; добавились крылья вдоль Мойки и два флигеля. Во второй половине XIX века восточное крыло еще раз перестроили (архитектор Стасов).  В 1938 году нижний этаж занял гараж такси, после войны - второй автопарк. В середине ХХ века была проведена реставрация. Затем много лет здание мирно разрушалось.

В 2010-м права на объект культурного наследия на Конюшенной площади, 1 получила «Плаза Лотос Групп» Михаила Зингаревича.  В декабре 2013-го было выдано разрешение на реконструкцию под апарт-отель с подземным паркингом. Немедленно начались протесты. В 2014-м против проекта выступил Совет по культурному наследию. В 2015-м чиновники заявили, что проект сворачивается, а объект возвращается в городскую собственность (его передали Музею истории Петербурга).

Город, вернув памятник, получил необходимость потратить миллиард на срочные противоаварийные работы. (Напомню: это как раз половина годового бюджета КГИОП).

И - вишенка на торте: оказалось, что у Смольного нет данных о техническом состоянии Конюшенного ведомства, его фундаментов и грунтов.

Некоторые встревоженные эксперты тычут в фотографии разных лет и утверждают, что здание постепенно сползает в Мойку…  Доступ на территорию памятника с 2017 года закрыт.

Что дальше?

Это самое интересное. Как утверждают чиновники, есть несколько концепций. Как минимум три. Одна (вроде бы) разрабатывается Комитетом по культуре для Музея истории Петербурга. Две другие были представлены Комитетом по инвестициям: более консервативная - от «Тандем Истейт». Более современная – от УК «Старт Девелопмент» предпринимателя Захара Смушкина. «Старт Девелопмент» намерен включить в проект и прилегающие участки, коммерческое использование которых будет генерировать прибыль; затраты – более 8 млрд рублей. Если крупными мазками: в Конюшенном ведомстве может появиться музей современного искусства, а также общественное пространство. Под площадью предлагают создать подземную парковку. Территорию напротив ведомства - отдать под околомузейную функцию: кафе, магазинчики, галереи и сувенирные лавки. Причем инвестор обещает прислушаться к требованиям экспертов и мнению горожан.

 

Можно обсуждать и спорить, можно провести конкурс. Не случилось ни того, ни другого.

Время идет, активисты спорят с чиновниками, те кивают на Москву и сетуют на скудность бюджета; здание потихоньку разваливается… Это – типичная для Петербурга ситуация.

Лишь последние месяцы начались какие-то изменения. Наметился компромисс. На каком-то другом языке вдруг заговорили чиновники.

Градоначальник Александр Беглов в ходе встречи с депутатами-градозащитниками заявил: город возобновит и работу с инвесторами, и поиск бюджетных средств. Зампред КГИОП Алексей Михайлов в дискуссии о дальнейшей судьбе Конюшенного ведомства выразил уверенность в том, что такие комплексные проекты должен реализовывать бизнес, а не государство: «Любая реставрация за счёт государства – это налоги из карманов налогоплательщиков. В городе существуют механизмы для контроля за инвесторами: госструктуры, Совет по сохранению культурного наследия, общественность. Бояться подпускать бизнес к реализации крупных проектов абсолютно не стоит».

В поддержку инвесторов выступил вице-губернатор Евгений Елин: «Исторический центр для нас – это вызов. Его содержание обходится очень дорого и не всегда экономически обоснованно. Мы находимся в рамках двух ограничений: время и деньги. У нас нет времени десятилетиями разрабатывать планы и схемы. Все изменения должны начаться быстро. Мы не можем себе позволить масштабные бюджетные инвестиции, поэтому должны привлечь инвестиции частные».

Пока все это - лишь декларации. Но хотя бы в правильном направлении.

И градозащитники вдруг сменили риторику. Пару лет назад эксперт Александр Карпов называл девелоперов «короедами» и «колонизаторами». Теперь приходит осознание, что договариваться все же придется.

Основные принципы компромисса понятны. Первое: без частного капитала город – в привычном для нас виде - не спасти. Второе: совместное использование частных капиталов и средств бюджета возможно в форме ГЧП или концессии. Третье: охранные ограничения должны быть сформированы так, чтобы у бизнеса оставалась возможность извлекать доход. (Если это невозможно – тогда забота ложится на казну).

Только это все надо делать быстро. Пока проблема не исчезла вместе с объектом забот и охраны.

Процессы эрозии и гниения растянуты во времени. И в телекартинке смотрятся не так убедительно, как пожар. Но результат, в общем-то, тот же.

Комментировать Всего 31 комментарий

Спасибо, тяжелейшая это тема, сохранение своей истории.

Понятно, что в России миллиарда евро "христа ради" не собрать, только и хватает, что на операции детям... Это потому, что среднего класса у нас почти что и нет, а французский миллиард, думаю, ими и собран...

Рассчитывать на российский бюджет тоже не приходится: на шее висит Крым, гонка вооружений, традиционно дотационные регионы... Максимум, что может власть, это приказать кому-то из российских миллиардеров профинансировать какие-то объекты из своего кармана...

Остаётся - искать компромисс: передавать памятники бизнесу, с возможностью извлечения прибыли, при условии адекватного восстановления и эксплуатации... Вот только с нашим подходом, нормального контроля за процессом не будет... Ещё можно придумать какие-то более сложные схемы... вот только работать это будет вряд ли.

Вы все правильно сформулировали, Сергей: только частные деньги, и только под общественным контролем. Это трудный путь, и он едва нащупывается, но других, похоже, и вовсе нет. А еще: пересмотреть приоритеты. Ну, не сможем мы без фараоновых затрат содержать в порядке, ничего не меняя, 4500 зданий! С третьими дворами-колодцами, с дровниками и пр. Туристом приехать в город-музей - куда ни шло. А вот жить в нем непросто, а временами тоскливо. (Мега-Венеция на 5 млн).

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

А вот жить в нем непросто, а временами тоскливо.

Да, нам с женой интересно останавливаться в каком-то необычном, традиционном жилье - на французской горе мы останавливались в древнем переоборудованном амбаре, в Масса-Мариттиме - в старинном доме, в Венеции - в бывшем еврейском гетто... Но остановиться на пару дней и жить всю жизнь - очень разные вещи... И мы часто обсуждаем это - как хорошо, когда люди сохраняют старинные интерьеры и экстерьеры, и как это трудно в наше время, когда можно жить гораздо удобнее и лучше.

В Венеции очень рекомендую Палаццо Кантарини - чуть в стороне от туристических троп. Но Венеция - отдельная история. Скорее все же аттракцион, чем живой город.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Анна Квиринг

Скорее все же аттракцион, чем живой город.

- у меня от Питера было чувство: "Здесь нельзя жить просто так". Обязательно нужно за что-то бороться :) За что-то, или против чего-то, или с чем-то. И казалось странным, когда попадала в обычные "спальные" районы, что, оказывается, и здесь люди могут просто жить.

Эту реплику поддерживают: Борис Цейтлин

Анна, это проекция. Как в анекдоте про солдата баб и кирпич ;)) Я ленинградка в седьмом поколении мои дети - в восьмом, все выросли на Невском, из идей борьбы в анамнезе - мой младшенький три месяца увлекался идеями Навального, даже тысячу рублей пожертвовал, потом прошло ;))) 

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Дорогая Катерина, говоря о "борьбе", я не имею в виду только политику :) (кстати, я в своем питерском студенчестве была вполне аполитичным существом, даже не знала, кто такой Собчак, не говоря уж о большем.) Я скорее имею в виду невозможность жить расслабленно, тупо получая удовольствие. Как минимум нужно бороться с депрессией, с тем, что "погода шепчет".

Но, может быть, это и правда "проекция". Студенчество, даже аполитичное, не самое лучшее время для расслаблений.

Как минимум нужно бороться с депрессией...

Для меня Питер - город дворов - колодцев и ржавых крыш. :) Ещё - подлых и жадных ментов...

Хотя и хорошее я там тоже встречал.

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Если иметь в виду и экзистенциальный аспект тоже, тогда пожалуй соглашусь.  Не то чтобы требует но настойчиво предлагает. ;)

 

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

А у меня было чувство, что там вообще жить нельзя - город не для людей! 

В воспоминаниях блокадников той самой страшной зимой 42-го - Петербург был очень красив. Графичен. Но на общем плане, когда не были видны фекалии и трупы у обочин. То же - в белые ночи, без людей. Но это уже акварель, а не графика.

Отчасти об этом, наверное и Бродский: "Зима - честное время года". Дело в том, что петербургские линии, включая "небесную" - сильная и важная часть идентичности горожан. Для меня какой-нибудь нелепый "Монблан", корежащий Выборгскую набережную - личное оскорбление...

Но жить здесь очень даже можно! Я себя в Москве не представляю...

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина, Анна Квиринг

Этот гоpод непpикаянных людей,

Пpинимающий бездомных так легко,

Hе способен обогpеть своих детей

Потомy, что pасположен высоко.

Высоко над отоплением земным,

Hад покоpностью дpyгих пеpифеpий,

Он к себе сypов и к жителям своим,

Он не злой, но так yставший от мессий.

Очень сильно.

(и я нашла... Вы замечательно написали об авторе. как жаль... как всё хрупко - талант, красота, человек... не знаю, уместно ли здесь... мне кажется - да. если покажется неуместно - сотрите.)

Поэт Игорь Савво был моим другом. Теперь он часть "петербургского текста". Спасибо, что напомнили мне эту заметку. А сборник мы все-таки издали. Тиражом 500 экз. И у меня еще есть. Могу прислать, если интересно

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Спасибо за предложение! Но я хорошо читаю с экрана; может быть, бумажная книга будет нужнее кому-то ещё. На страничке в Стихире есть всё, что и в книге?

Не все, но основные вещи, пожалуй, есть. Бумага - это другое. И Вам спасибо за участие. Скоро выложу еще пару тем...

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Если уж формулировать... Москва - место для. Петербург - место о.

В самоощущении многих петербуржцев зашит неясный парадокс. Безусловно признавая величие города (даже в нынешнем его состоянии), человек невольно видит себя в (возможно) некомфортной, но требущей роста системе координат. "Ужо тебе!" Это вечный спор человечка с империей. Иногда - на равных. (Лихачев). Чаще - ускользанием (Савво).

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Только что была в Неаполе, там исторический центр под Юнеско тоже очень большой и очень на вид ветхо рушащийся. Мне кажется вот в сочетании самих этих двух концепций “сохранение подлинного исторического наследия” и «современные удобства для жизни современных жителей города” уже много вопросов.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Не ЮНЕСКом единым...

С немцами смешно получилось. У них в длинном перечне наследия среди прочего значилась панорама долины Эльбы с видом на барочный Дрезден. А они решили, что нужен мост, потому что пробки. Эксперты- против: испортит панораму! В 2009-м этот объект из Всемирного наследия исключили. (Первый случай в Европе!) А в 2013-м открыли мост. Бюргеры довольны. ЮНЕСКО теперь в задучивости: мост-то тоже интересный, может, внести обратно? 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Дмитрий, конечно, всё очень правильно написали! Пожара не требуется, чтобы потерять архитектурные жемчужины Петербурга. В Москве, увы, не лучшая ситуация. Сносятся исторические здания ради сиюминутной прибыли застройщиков и чиновников.

Когда горел Нотр-Дам, и многие восприняли случившееся как трагедию, появились мнения, что не стоит так ужасаться. А я подумала: если, не дай бог, подобное произойдёт с Эрмитажем, или Собором Василия Блаженного, или другими бесценными памятниками зодчества в России, что будем чувствовать? И найдётся ли столько меценатов?

Считаю, лучше сейчас о сохранности исторического наследия стоит позаботиться. И в том числе, привлекая частные инвестиции, которые следует всячески поддерживать на государственном уровне.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

У меня были долгие и сложные споры с градозащитниками. (И они, конечно, далеко не закончились). Инвестор - совершенно не зайка, если за ним в три глаза не присматривать - такого может наворотить... Но полное бездействие власти - еще хуже. В этом году миллиард пойдет на "покрасить фасады". Зла не хватает. За покрашенным потемкинским фасадом - в хлам прогнившие сети. И штукатурка сыплется... С Всемирного наследия. 

То, что Вы рассказываете в посте и отвечаете  на  эти два комментария - в голове не укладывается.Драма! Но пока есть такие дон-кихоты как Вы, Дмитрий, остаётся надежда.

Спасибо за оценку, Эдуард. Но я ни разу не дон-кихот. И визуально, и по складу - чистый Санчо Панса. С опорой на здравый смысл и без избыточного умножения сущностей. К сожалению, именно здравый смысл нашим чиновникам никак не дается. 

Эту реплику поддерживают: Эдуард Гурвич

За покрашенным потемкинским фасадом - в хлам прогнившие сети. И штукатурка сыплется... С Всемирного наследия.

- жалко, что здесь нет "грустного" лайка, как в ФБ.

Инвестор - совершенно не зайка, если за ним в три глаза не присматривать - такого может наворотить...

- но в Питере хотя бы может найтись инвестор. Может как-то использовать "историческое наследие" в бизнес-целях. А где-нибудь в небольших городах памятники архитектуры никому не нужны, для них денег никто не даст - чай, не Нотр-Дамы. Ещё и "помогут" сгореть, чтобы не занимали дорогую землю в центре.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Modus operandi

Это зависит от привычности схем. В начале нулевых в Мокве памятники как-то чаще горели; у нас в Петербурге обычно случались аварии трубопроводов. И через три-четыре цикла замерзания /оттаивания  - опа! - необратимая аварийность, можно сносить... А в целом как-то хочется привести нашу "гордость за" хотя бы в примерное соответствие с платежеспособностью.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов, Анна Квиринг

И не то, чтобы я Захара Смушкина нежно люблю и считаю хранителем древностей - нет, конечно. Нормальный девелопер. Но в числе возможных претендентов на Конюшенное ведомство на горзионте маячит г-н Пригожин. А это уже гораздо опаснее. 

Дмитрий, я (разумеется) поддерживаю ваш пост, но я случайно наткнулся на вашу ссылку и вздрогнул - вот поэт! Спасибо!

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг