Ценность вещей уходит; ей на смену спешит экономика впечатлений. По данным опросов, 74% американцев ставят опыт выше материальных благ. Поездки в экзотические места, приобретение новых умений, погоня за редкими переживаниями…

В развитых странах этот тренд заметнее, в Уганде и Северной Корее пока не очень; среди западных миллениалов такие настроения преобладают.

Бизнес осваивает новую нишу. Сервис Airbnb предлагает не только квартиры, но и знакомства с интересными местными жителями; компания Louis Vuitton покупает туристическую фирму. Удовлетворение от полученных впечатлений сильнее, чем от покупки новых вещей, подсчитали в Оксфорде, и длится дольше. Впрочем, альпинисты и дайверы это давно знают.

«Ресторан в темноте» предлагает «полностью насладиться вкусом» и испытать «новую гамму переживаний».

Сертификат на прыжок с парашютом – нормальный подарок на «днюху». Ну разве что пока еще  немного экзотичный. Вариант-лайт – «тарзанка».

Не без халтуры, конечно: китайский предприниматель предлагает соотечественникам туры в Чернобыль, а везет группу в Челябинск. (Ну, а какая, собственно, разница? Звучит похоже, постапокалиптический пейзаж почти тот же, а себестоимость ниже).

В последней книжке Пелевина этот сюжет тоже обыгран: у него распухший от денег коммерсант на своей мегаяхте воспроизводит «столыпинский вагон», вместе с подконвойным населением. Для остроты переживаний на контрасте.  

Одуревший от повседневной монотонности офисный планктон толпами вписывается в разнообразные квесты, шныряет ночами по заброшенным фабрикам, выполняя идиотские задания.

Правда, психологи предупреждают: у этой монетки есть и оборотная сторона. На новые впечатления можно подсесть, как на наркотики. «Предполагается, что я должна ощущать себя субъектом переживания, но я чувствую себя свидетелем – неважно, насколько громко играет музыка или как вкусны предлагаемые закуски», - пишет психотерапевт Нэнси Колье в статье для Psychology Today. Начинается эмоциональное выгорание. Мозг требует все новых переживаний – а где взять?

«Блестит, но не радует».

И вот тут нам, конечно, есть что предложить пресыщенному миру. Кандинским или Чайковским публику не удивишь.

Но вот квест «три часа в урюпинском собесе» может дать по мозгам! Для состоятельных – luxury-тур «пикет у Красной площади»: пять минут с плакатом, дубинкой по ребрам, автозак, «обезьянник». В финале – велеречивый адвокат Генрих Падва и сладкий первый глоток воздуха свободы. Для поклонников медиа – роль украинского эксперта в каком-нибудь «Вечернем звонаре»: сначала вас обхаживают, гримируют, проводят в студию; потом внезапно – контраст важен! – на вас час орут, унижают, брызжут слюной в лицо и даже слегка поколачивают; потом вдруг снова все тихо и конверт с денежкой за переживания.

Можно придумать и локальные квесты. «Въезд в Мурино в семь вечера в пятницу». Безнадежная пробка, бензиновый перегар, унылые «человейники» на горизонте, и вы бесконечно потеряны в толпе машин, и заранее не знаете, прилетит ли волшебник в голубом вертолете, и вообще – существует ли он?

Для тонких ценителей – «покупка сельхозки». Сначала – уютный офис, на мониторах – волшебный пейзаж и дом вашей мечты. Потом – опа! – вы оказываетесь посреди голого поля; резкий ветер наметает снежные дюны у редких столбиков межевания с лоскутками красных ленточек; машина сломана, и до ближайшего жилья – километров тридцать…

Если смотреть в целом, то, конечно, наша повседневность для европейца – сплошная экзотика, повод для уникальных переживаний. А мы как-то притерпелись, привыкли.

Но количество счастья в этом несправедливом мире остается постоянным и от координат не зависит.