Все записи
11:05  /  4.09.14

13547просмотров

О правде, подвигах и Льве Шлосберге

+T -
Поделиться:

Cайт «Псковской губернии» снова лег в момент выхода номера. В тот раз его обрушили фотографии свежих могил и рассказ о похоронах псковских десантников, в этот — стенограмма двух разговоров. Разговоры были о бое под Луганском, где погибла целая рота псковских десантников. Рассказывал выживший. Сайт лежал сутки, и все это время меня спрашивали: вас валят? Нет, отвечала я, мы сами падаем.

Обычно сайт ПГ читают несколько сотен человек в день. В среду (день выхода номера), 20 августа зашли 1337 человек, 3 сентября — больше 70 тысяч. Как тут не упасть. У нас нет собственного сервера, а хостинг — наверное, самый скромный в тарифной сетке.

Надо понимать, что ПГ — это очень маленькая газета: 16 полос, два журналиста и Лев Шлосберг в роли директора. «Это вообще не газета», — не раз говорили мне успешные медиаменеджеры крупных региональных СМИ. Кто бы мог подумать, что 3 сентября сайт ПГ, воспрянув ото сна, займет 11 место в рейтинге федеральных газет.

Все, что потребовалось для этого грандиозного успеха — выполнить свою работу тогда, когда остальные местные СМИ, по сути, работать отказались. «Вообще не газета» вдруг оказалась единственной газетой в Пскове, а успешные медиаменеджеры эффективно отфильтровали информационные потоки вплоть до полной прозрачности.

Может показаться, что я злорадствую и красуюсь на фоне коллег, но нет. Мне просто обидно за нашу профессию. Вдруг оказалось, что журналистика в отдельно взятом регионе близка к клинической смерти.

Причем я и по себе сужу — я лично сделала прискорбно мало. Как главный редактор, я просто подготовила к печати материалы, собранные коллегами: Алексей Семенов засек воинские похороны и нашел родственников десантников из Псковской дивизии, Лев Шлосберг вышел на уникального инсайдера, который дал ему абсолютный эксклюзив.

Мы опубликовали все, что нашли. То же самое сделали все московские и петербургские журналисты, приезжавшие в Псков, и не сделал практически никто из остальных псковских СМИ (и еще на ПЛН вышел один материал про похороны десантников).

Для понимания: все псковские СМИ, исключая ПГ, либо напрямую подконтрольны областной администрации, либо «выстраивают отношения» с ней. Поскольку сейчас выборы, отношения выстроены особенно тонко и не без взаимной выгоды. Я почти уверена, что в других обстоятельствах история с отправкой псковских десантников на Украину раскручивалась бы в Пскове куда более широко.

Меня спрашивают: с какими трудностями столкнулась ПГ после выхода наших материалов? Да ни с какими. Точнее, с теми же, что и всегда — нехватка ресурсов, нехватка времени, все не успеть. Звонили ли нам с угрозами? Нет. Была ли реакция со стороны власти? Нет. Никто нас не преследует (как минимум меня). Этак посмотреть, и ничего страшного...

Если не считать, конечно, нападения на Льва Марковича. Как пишут у нас на форумах, «он давно нарывался»: единственный бескомпромиссный оппозиционный политик, всегда верный себе, он многим неудобен и неугоден. Он на виду, он яркий — и он главный «враг режима» в Псковской области. Соответственно, любой друг режима мог счесть своим патриотическим долгом «надавать ему по голове». Просто за то, что Лев Шлосберг стал говорить о том, о чем все молчали. Насилие как аргумент отвратительно, но отвратительное с точки зрения морали действо на определенном уровне идеологической либо эмоциональной накрутки обретает вполне себе логическое обоснование.

И да, я не вижу тут никакой «руки АПО» (администрации Псковской области), как некоторые успели было предположить. Андрей Анатольевич Турчак, врио губернатора, готовится к выборам, и совсем ему не в кассу нападение на Шлосберга, который и так не прошел через муниципальный фильтр. Так что «военная» версия определенно реалистичнее.

Я хочу сказать спасибо всем, кто в эти дни поддержал теплыми словами нашу газету.

Эта поддержка тем более ценна, что в Пскове публикации ПГ прошли как будто бы незамеченными. За эти два дня мне и моим коллегам позвонили десятки редакций (чтобы спросить про статью «Всю роту положили»), но ни одна из них не была псковской. Если нападение на Льва Шлосберга стало в Пскове топовой темой, то гибель целой роты десантников на Украине вообще никого не заинтересовала... Удивительно. Хотя чего удивительно — думаю, коллеги смогут назвать миллион причин, почему не стоит об этом писать. Одна другой важнее.

Наверное, вы ждали от меня другой истории — пафосного рассказа о борьбе за правду маленькой, но гордой редакции. Да нет тут никакой борьбы. Я не думаю, что журналистика — это подвиг, даже в провинции. Точнее, не хочу, чтобы это был подвиг.

Утомительно жить в зазеркалье, когда сказать правду — значит, уже вступить в «борьбу с режимом». Можно ведь просто сказать правду.

Читать также:

Хроника погибшего десанта