Все записи
10:30  /  10.02.16

21626просмотров

Смерть философии. Беседа с Владасом Повилайтисом

+T -
Поделиться:

В стародавние времена философские работы часто печатались в виде массивных книг с широкими пустыми полями. Философы читали работы современников, оставляли на этих полях свои комментарии и отправляли их друг другу с посыльными. Теперь все изменилось. Если философы и переписываются по своему — сугубо философскому — делу, то не с помощью книг, а с помощью электронной почты. Все это тем более актуально, что, например, в Калининград посыльного так запросто не отправишь.

Владас Повилайтис — доктор философских наук, работает в Балтийском федеральном университете имени Иммануила Канта. Он называет себя человеком русской культуры с литовской фамилией. Собственно говоря, именно русская философия и является его главным научным интересом.

Он занимается делом, которое вызывает у меня настоящее восхищение. Вероятно, это можно было бы назвать «популяризацией философии», хотя на самом деле это прояснение философской мысли, зачастую, надо признать, весьма путаной. На выходе — сотни 15-минутных роликов, в которых философы говорят с философами о философии.

Это по-своему удивительное зрелище. Люди, для которых философия не пустой звук, от имперцев до анархистов, от академиков до  аспирантов, говорят о том, что их волнует: о русской философии, о счастье, об истории, о гендере, о политике и о многом другом, демонстрируя специфический жанр содержательного разговора, разъясняя суть понятий, которыми мыслители из века в век пытались изъяснить мир, раскрывая саму внутреннюю структуру мысли этих мыслителей. Короче говоря, так, как, мне представляется, и должна выглядеть достойная уважения метафизика. Но насколько это теперь — в наши-то времена — важно и актуально?

Об этом я и решил поговорить с Владасом, пользуясь, как и все, за неимением старинного фолианта с большими пустыми полями, обычной электронной почтой.

Андрей Курпатов: Над производством и сбытом информации работает, конечно, гигантская индустрия. И работает, надо сказать, отлично: информации вокруг нас много, она «вкусная», легкоусвояемая, плюс упакована красиво и хорошо рекламируется. Современные медиа — это такой большой информационный «Макдоналдс», а кругом — повальное информационное ожирение. Думаю, аналогия понятна. В результате — системное нарушение «обменных процессов», а «обменный процесс» — это, в данном случае, само наше мышление.

И вот я думаю о любимой мною философии… Тоже ведь информационный продукт, но, в отличие от телевидения и фейсбуков, сложный, неказистый, невнятный. Практическая ценность почти нулевая. При нарушении обмена вызывает несварение — изжогу, рвоту и мозговой запор с последующим геморроем. Причем лежит этот товар на самой дальней полке нашего шикарного информационного супермаркета. На его рекламу средств нет. Полежит еще чуть-чуть, а дальше «невидимая рука рынка» — и поминай как звали! Жили-были себе античные философы, а потом на тебе — демократия, потребление, хлеба и зрелища. В результате мозг оплывает и способен уже только к историям про бога-спасителя и шарахаться по катакомбам. Тоже вроде как аналогия.

И хотя сам я, конечно, не философ, я переживаю. Из эстетических соображений хотя бы. А что философы (в мировом масштабе) — они как-то понимают эту динамику? Перспективу свою осмысляют? Или им это совершенно ни к чему, потому как они заняты вечностью, а весь этот ожиревший плебс с его информационными пищевыми привычками им категорически неинтересен?

Владас Повилайтис: За мировую философию я говорить не возьмусь, но если попробовать сказать от себя и начистоту, то мне кажется, что эта ситуация вполне себе закономерна. Что мешает нам представить мир без и после философии? Ты же сам говоришь, польза нулевая, те вопросы, ответы на которые искали в ней еще два-три столетия назад, почти все разобраны более шустрыми и въедливыми естественниками. Ну а после психотерапевтов с таблетками наперевес нам о смысле жизни как-то смешно заикаться даже.

Одна оговорка. Я тоже не философ, но историк философии, и в конце концов я смогу пережить, даже если выяснится, что философия не наука. Алхимия тоже не наука, а вот история алхимии — вполне приличная дисциплина. Не то чтобы я спешу на собственные похороны, но это следует иметь в виду.

А теперь по делу.

Я думаю, что философия умерла. Ну или при смерти. Но это не какое-то откровение — так было, и было не раз. У философии есть авторитет, и мы верим, что этот авторитет чем-то да оплачивается, что философия есть процесс, в котором истина сама свидетельствует о себе, свидетельствует непрерывно, из века в век. Но я живо представляю студентов, которые, читая древних и не очень, с почтением, конечно, и с уважением, иногда трусливо озираясь вокруг, думают: господи, зачем все это? О чем это они, о ком и, главное, для кого?

Я не в счет. Я коллекционер, мне нравится смотреть, как идеи, может, никому уже не нужные, сплетались друг с другом, бились не на жизнь, а на смерть, пока тихо не умерли в один день. Мне интересно то, чем никто заниматься не станет. Я думаю, что то, что мы называем философией в Античности и Средневековье, 500 лет назад и 50 лет — все это совсем разные истории. Философия может обгонять свое время, а может безнадежно отставать, мертвой хваткой вцепляясь в дидактические единицы и какой-нибудь очередной основной вопрос философии.

Так вот, сейчас в очередной раз все заканчивается. У нас нет языка, соответствующего моменту. И философия продолжает описывать «Макдоналдс» на языке греческой трагедии. LOL

Андрей Курпатов: Хорошо, я понял: историки философии не особенно переживают — отдает философия концы, и бог бы с ней. Чем-то мне это напоминает взгляд эволюционистов на процессы жизни: мол, оледенения и прочие климатические катаклизмы неизбежны, поэтому виды, конечно, временами пачками вымирают, но какая-то мелочь все равно остается, и что-то потом из нее обязательно вырастет. «Предназначенное расставанье обещает встречу впереди». Понятно.

Тогда у меня сугубо медицинский вопрос. Если что-то умирает, а ты прямо говоришь о смерти философии, у соответствующего процесса должны быть внешние (этиологические) факторы и внутренняя (патогенетическая) динамика. Поскольку же я даже не историк философии, а лишь праздношатающийся психиатр, я могу говорить только об этиологии этого умирания. Ну, мне кажется, что я что-то такое вижу…

Например, мне понятно, что из-за информационного давления вдумчивое мышление (как распространенная социальная практика) становится невозможным. Бурным цветом цветет информационная псевдодебильность, а это, я полагаю, философскому вопрошанию и разнообразным проблематизациям никак не способствует. Также я вижу, например, что «основные проблемы» философии разбирают по своим лабораториям эмпирические науки, например, нейропсихология (а я именно в ней вижу главного конкурента философской гносеологии и даже онтологии).

Соответственно, положение философии — с внешней стороны — становится затруднительным. Но ты историк философии и, может быть, объяснишь внутреннюю сторону дела, патогенез умирания философии в наши непростые времена? Что внутри философского сообщества или, например, самого философского вопрошания делает сейчас философию невозможной? Как она умирает, если смотреть на это дело изнутри?   

Владас Повилайтис: Извини, что ответил на твое письмо не сразу. Получив твой вопрос, я подумал: ну, это легко, выкрою полчаса в самолете на ответ, этого хватит. Однако после того, как я раз, видимо, в пятый начал подходить к твоему «простому» вопросу, что-то подсказало, что даже для меня ответ не очевиден.

Как умирают философы, мы знаем, но как умирает философия? На что это похоже? Можно ли завести карту больного и фиксировать, как у него отказывают те или иные жизненно важные системы? Или нам будет казаться, что если время философии и заканчивается, то философам, подобно эльфам на последних страницах Толкина, пора садиться на корабли и плыть черт-те куда? И список этих кораблей, набитых обесценившимся философским скарбом, не то что до половины, а и на четверть никому не нужен. Или все будет как в детской книжке, где сказочные герои умирали, потому что дети переставали в них верить? Сложный вопрос.

Когда я говорю, что у философии нет языка, соответствующего моменту, я, наверное, не совсем точен. Языков и нас столько, что голова кругом идет — каких только философских проектов за последние лет тридцать на нашей русской почве не начиналось, каких только идей нам не прививалось и не пересаживалось. И нельзя сказать, что совсем без толку: кое-что прижилось, вполне себе живет и даже плодоносит. Но проблема в том, что даже самые свежие плоды эти никому за пределом профессионального философского сообщества не нужны.

Мы знаем друг друга (слава фейсбуку), спорим друг с другом (слава фейсбуку), вбрасываем новые идеи и обкатываем их, договариваемся о встречах и планируем конференции (вечная слава фейсбуку) — таким интегрированным на моей памяти философское сообщество не было никогда. Продукт, который мы стали производить, стал за последние годы значительно лучше, интереснее, только вот, кажется, он вообще никому не нужен за пределами нашей «корпорации монстров».

И тут вопрос: ты хочешь изменять свой язык, потому что мир изменился и надо сделать его более точным, или ты хочешь продать результаты своего труда хоть кому-нибудь, и в надежде, что люди к тебе потянутся, готовишься стать проще пареной репы? И уж никто не отменял вопрос, что по-хорошему нужно было бы объяснить: почему именно пареная репа задает интеллектуальный ландшафт современности? Но, чтобы совсем все было хорошо, написать бы это надо на языке этой самой репы. Чтоб репа заинтересовалась. И купила.

Но это эмоции, наверное. Давай о симптомах.

Главный — в том, что философские тексты почти не читают за пределами профессионального сообщества. Я говорю даже не об обывателях, речь о представителях других университетских специальностей. Сегодня для того, чтобы успешно заниматься наукой в реальном университете, не нужно иметь целостную, связную картину мира. Она желательна, но только чтобы притупить когнитивный диссонанс, а в остальном почти никто, следуя хорошо прописанным исследовательским алгоритмам своих дисциплин, не сталкивается с необходимостью отвечать на принципиальные вопросы.

Современная наука, построенная как конвейер, не может позволить ученому принимать неэффективные решения. Над ним куча народу стоит и смотрит, чтобы он был эффективен и чтобы эффективность его эффективно становилась все более эффективной.

Оказалось, что технологии могут быть освоены, а основания, из которых они выросли, — забыты. Даже очень приличные философские журналы почти не имеют тиражей: 500 экземпляров — это ведь не тираж. Даже очень хорошие книги издаются по 200 штук, причем часто весь тираж так и оседает где-нибудь в дальнем кафедральном шкафу. И если твою книгу напечатали в 1000 экземпляров, то ты крут, а если тираж вдруг оказался распродан, то ты крут неимоверно. И если я утрирую, то самую малость.

Философы на самом деле очень любят козырять фразой, брошенной министром просвещения Ширинским-Шихматовым почти 180 лет назад, что польза философии не доказана, а вред от нее возможен. Так вот, нравится нам это или нет, но сегодня мы живем в мире, в котором уж чего-чего, а вреда от философии точно не предвидится.

Андрей Курпатов: То есть философия не столько умирает, сколько инкапсулируется. Внутри этой «корпорации монстров», как ты ее называешь, все вроде как неплохо, а вот ее коммуникация с внешним миром оставляет желать лучшего. Но можно ли считать это лишь проблемой языка? Да, «понимание» — штука сложная (могу сказать это вполне ответственно, поскольку сам я на этой теме, в некотором роде, специализируюсь). Но точно так же я знаю, что «трудности перевода» преодолимы, если собеседники действительно хотят добиться взаимопонимания. Пусть этот перевод никогда не будет предельно точным, на чем аналитические философы прямо настаивают, ну и что?

В конце концов, взаимопонимание, возможность передачи смысла — это ведь лишь вопрос согласования контекстов и наличия соответствующих мотиваций. Если я и мой собеседник находимся в разных контекстах, то, даже имея на руках соответствующие «толковые словари», мы друг друга понять не сможем. Сами о том не догадываясь, мы будем говорить о разных вещах. Так что да, конечно, нам прежде всего необходимо согласовать координаты: там ли мы оба находимся и о том ли мы оба ведем речь? Кроме того, мотивация: если я не уверен, что мой визави знает что-то, что может быть мне нужно и полезно, то зачем мне вообще утруждать себя попытками понять, о чем он говорит?   

Это я так аккуратно подхожу к своему основному вопросу об «основных вопросах философии». Теми ли вопросами занимается современная философия, если спрос на ее исследования — вне ее собственных пределов — отсутствует? Может быть, умным философским головам нужно определиться с тем, что они на самом деле изучают, и пересмотреть повестку? Если они изучают нечто, что действительно того стоит, то есть озадачены тем, что актуально нашему времени, фактическому миру и современному познанию, то это не может не вызвать интерес вне пределов «корпорации», ну хоть в каком-то виде, хоть как-то. То есть, может быть, дело не в отсутствии мотивации у представителей иных «корпораций», а в контексте — в состоятельности тех вопросов, которыми заняты философы?

Владас Повилайтис: Ну вот, я так понимаю, мы и добрались до главного. Ты говоришь, что философия не задает актуальной повестки. Добавлю, что даже художники со своим акционизмом вызывают больший отклик и в медиа, и в социуме, чем самые радикальные философские построения. Философов не понимают и не принимают всерьез. Они не нравятся, и они не интересны. Но, прежде чем в очередной раз по старой русской традиции, задрав штаны, побежать за народом-богоносцем, воспитанным в недрах пионерской и комсомольской организации, прежде чем снова начать бубнить про то, что народ всегда прав, а наш родовой грех в том, что страшно далеки мы от народа, давай просто спокойно взглянем на ситуацию со стороны.

Нас не хотят. Точнее, не хотят массово, не можем мы сформулировать ту потребность, которую с нашей помощью общество конвейерным способом могло бы удовлетворять. Точнее, может быть, и можем, если попробовать, но проблема в том, что пробовать как раз и не хочется. Я думаю, ты понимаешь почему. Философия не должна превращаться в интим-услугу, где клиент всегда прав.

Хотя проблема, конечно, есть. Если в столицах да в десятке крупных университетских городов жизнь еще идет, то в провинциях, у моря или еще где, очень часто вместо актуальной философии студентам преподают все тот же «краткий курс», что и 30 лет назад. Это проблема, но проблема, не решаемая извне и за 15 минут. Потому что информацию сегодня найти можно — проблема не в этом. Проблема в том, что у публики даже нет потребности ее искать. Она не ищет ответов, потому что не видит вопросов.

Потому что сейчас не время задавать вопросы, сейчас эпоха алгоритмов, эпоха big data. Время, когда в тестах не надо отвечать на вопросы — программа анализирует твой профиль в фейсбуке, и ты уже в курсе, кто твоя родственная душа, третий муж или кем ты был в прошлой жизни.Философия требует времени, а время — это ресурс, время — это успех, это деньги, в конце концов. Если лет двести назад философия еще могла быть выгодно обналичена (допустим, через идеологию и естествознание), то на сегодняшний день появились другие, более выгодные способы конвертации времени, потраченного на мышление, в успех. Минуя вопросы. Тактика победила стратегию. Не надо принимать судьбоносных решений, ты всегда рискуешь малой ставкой и всегда в плюсе. Математика.

В философии слишком велик риск ошибки, риск неэффективного использования средств. Философия всегда убыточна, и поэтому она абсолютно не нужна системе, но может пригодиться человеку, которого эта система то ли создает, то ли пожирает.

Я не знаю, сегодня философия почти забыта, потому что говорит не о том, или потому что те, с кем она говорит, не в состоянии понять мысль, которая уже не может быть выражена проще. Я действительно не знаю.

Но я не ответил еще на один вопрос, который если и не прозвучал, то однозначно подразумевался: зачем заниматься философией сегодня? Разве сомнением, возведенным в принцип, философия не отменяет сама себя? Я бы мог сказать тут нечто ожидаемое — про критическое мышление, про рост рациональности. В учебниках целые параграфы написаны про то, что без философии нельзя. И это неправда. Без философии можно. Можно без ножей и вилок, можно без книг, без стихов и картин, без музыки и театра. Без всего этого можно, и я не удивлюсь, если кто-то считает, что нужно.

Но я так не считаю.

Комментировать Всего 86 комментариев

Понятно, что мне доводилось разных людей. В том числе я видела, конечно, и философов. Причем не всегда, так сказать, "в розницу". Мне довелось видеть в действии два философских кружка, то есть наблюдать философов в местах их группового обитания и функционирования. Один из кружков был совершенно герметический, советский, полуподпольный. Собирались к ночи, как вампиры, одеты были в потертые пиджаки и клетчатые рубашки, говорили тихо и невнятно, женщин и улыбок среди них практически не было. Второй кружок - бодрый, сквознячный, перестроечный. Выносили свет дня, повышали голос, иногда смеялись и спорили на крик, встречались и женщины в бижутерии из народившихся ларьков.

По моим наблюдениям, общее для всех, оптом и в розницу, советских и перестроечных и всех прочих: такое совершенно непрошибаемое и совершенно непонятно на чем основанное чувство собственной значимости (не как личностей, а именно как философов). Вот ни у кого вообще такого не видала - ни у врачей, ни у учителей, ни у дальнобойщиков или биологов (хотя вроде бы важные все дела-то - учить, лечить, возить, исследовать...). Выглядело оно когда странно, когда смешно, когда трогательно, а когда и глуповато. Потом, когда по обстоятельствам читала про Мережковского и его кружок, вспоминала свои впечатления не раз. Видимо, оно действительно ни от чего не зависит - хроническая такая важность :)))

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов, Алекс Лосетт

Мне, видимо, больше повезло) Первым образованием было историческое - это и спасло

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

почему именно пареная репа задает интеллектуальный ландшафт современности? Но, чтобы совсем все было хорошо, написать бы это надо на языке этой самой репы. Чтоб репа заинтересовалась. И купила.

гениальное предложение! Пареная Репа уже ждет. По крайней мере, на Снобе. :)

Даже умирающий (мертвый) философ тотально превосходит живую (пареную) репу. Не дождетесь :)))

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Похоже :)) Мертвый философ уже не может написать для Пареной Репы. А живой - может. Нужно только захотеть.

П.С. Но нам тут Михаил обещает написать :))

Михаил напишет Андрею, как если бы писал для пареной репы? Этто вот вряд ли, нмв. ;) Философы они же как средневековые алхимики - понятно писать не то чтобы не хотят, а просто не могут.

Скорее уж А.Невзоров от вольтерьянцев грянет с колокольни шершавым языком невротизированной википедии и разделается разом и с философами и с философией. :)))

"шершавым языком невротизированной википедии" )))))

Почто на покойницу-философию пулемётные ленты тратить? Умерла так умерла :)

А в Михаила я верю :) его сама Лингвистическая Катастрофа боится! :)

Не преувеличивайте, Анна. Господин Невзоров вероятнее всего тоже смертен. Хотя, конечно, нельзя исключать...

Может быть, и смертен. Но его явление "граду и миру" столь непредсказуемо и маловероятно, что я бы не стала особо беспокоиться на этот счёт.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Ха! Тоже верно :) Но эти Ваши клирикальные аллюзии точно до добра не доведут :)))

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Мне здесь сказали, что даже философия больше не опасна. Тем более - какие-то жалкие аллюзии :)))

Но спасибо за заботу)))

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

:))

 Пулеметчик не дремлет, товарищ! 

Но пасаран!

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

в Михаила я верю

Не путайте меня. У нашей философской группы принято верить в Зиждителя, который по доброте своей сделал нам мир с красивыми закончиками, доступными пониманию пареной репы. А у вольтерьянской группы принято верить в отсутствие смысла жизни. И никаких "верящих в Михаила"...  :)))

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт, Анна Квиринг

Ну я же не "философская группа"))) во что (в кого) хочу, в того и верю :) хоть в Михаила, хоть в Андрея, хоть в Дмитрия, а лучше - во всех в них сразу. Только в "смерть философии" не верю :) Не дождёмся! ;)

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова, Дмитрий Волченко

Искусство не умирает! :)

- ведь кто-то должен кормить искусствоведов :)

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт, Дмитрий Волченко

во всех в них троих сразу.

Троих? Ну что ж, это по крайней мере хрестоматийно...:))) Хотя конечно наш мир в плане веры удивителен. Например, я знаю человека, который верит в бозон и кварки :))))

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Зиждителя, который по доброте своей сделал нам мир с красивыми закончиками, доступными пониманию пареной репы.

не совсем точно.:0 Законы Зиждителя понятны "интерпретаторам", владеющим языком математики (теоретическим физикам). Всем остальным нужно верить в то, что они красивы :)

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Михаил напишет Андрею, как если бы писал для пареной репы?

+++++++++++

понятно писать не то чтобы не хотят, а просто не могут.

вот, кстати, актуальный вопрос о людях, которые пишут непонятно. Они сами понимают, то, что пишут, или все-таки нет?

Как Вы думаете? Для меня это весьма насущный вопрос :)

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Здравствуйте, Алекс. Но ведь в математиках в этом смысле  никто же не сомневается? Помню, мне кто-то из приятелей рассказывал про лекцию на мехмате.  "Коллеги, давайте рассмотрим простую формулу со страницы 3 по страницу 6." :)))

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Когда мне было 16, три студента-физика проводили эксперимент, те в некотором смысле использовали меня как медиума или оракула - мне показывали совершенно незнакомое мне нагромождение непонятных знаков и цифр, и я должна была отличить настоящие формулы (истинные) от неистинных (иногда они меняли одну букву, иногда целиком все выдумывали). Коэффициэнт угадывания был 74 процента, до сих пор помню...:))

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Коэффициэнт угадывания был 74 процента

- это чистая экстрасенсорика, не иначе. Вы читали не формулы, а мысли злодеев-физиков :)))

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт, Дмитрий Волченко

Они утверждали, что я была не единственным испытуемым,  и если испытуемые не дули щеки и не пытались понять, что они видят (то есть были полными профанами), то процент колебался вокруг этой цифры. Но может быть конечно эти физики просто так громко думали...;)

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт, Анна Квиринг, Дмитрий Волченко

физики просто так громко думали...;)

:) когда физики писали неправильные формулы, у них больше обычного дрожали руки, и испытуемые "считывали" неуверенность почерка как неверность формулы :)

А про "красивые формулы" у меня история из студенческих времён. Как-то на семинаре по теории вероятностей задали нам хитрую задачку - написать формулу чьей-то вероятости (ну, типа бином Ньютона, и вариации на его тему). Все эту задачку как-то порешали, и "интерактивный" преподаватель стал "собирать мнения" - записывать на доске варианты ответов, которые предлагались студентами. На 20 человек набралось штук 10 вариантов :) а я сидела и молчала в тряпочку: у меня получился такой трёхэтажный монстр, что мне было стыдно его показывать :( у других студентов формулы были красивые, компактные!

Наконец преподаватель закончил опрос: "Все варианты? Ставок больше нет? Пишу правильный ответ:". И я сидела и смотрела, как из-под его руки на доску выползает тот самый трёхэтажный монстр, который ехидно улыбался в моей тетрадке.

Мне было стыдно: я предала Истину ради Красоты. Но, надеюсь, сделала выводы: теперь для меня главное - Истина, и уже в ней - Красота.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Трежэтажный монстр

Психология, да? ;) Ловите тогда мяч: а Вы в те годы считали себя красивой? Не могли ошибиться насчет" красоты" их (бойких студентов) формул? :)))))))

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

"Вы в те годы считали себя красивой?" - конечно, нет :) Кто же в 18 лет считает себя "красивой", кроме штампованных фотомоделей? (да и за них не поручусь).

Красота "эстетическая" ("визуальная") - и красота "логическая", "умопостигаемая", связанная с изяществом хода мысли - это как бы разные вещи? У товарищей-студентов "ход мысли" был короче :) и, к сожалению, оказался неправильным.

кто же в 18 лет

Мне кажется, что в 14-15 почти никто, а в 18 уже есть существенный разброс. ;) Но согласна уточнить: осознавали ли Вы в то время красоту-изящество собственного хода мысли? И не влиял ли результат на Ваше воспрятие "красоты" формул? ;) 

Но мне все-таки видится единство внешнего и внутреннего. У меня одно на другое прямо жутко взаимовлияло именно в этом возрасте. 

" осознавали ли Вы в то время красоту-изящество собственного хода мысли?"

- "красота-изящество", конечно, осознавалась, анализировалась и культивировалась :) Правда, главным образом в этом качестве воспринималась "нетривиальность", чаще именуемая сленговым словом "изврат". "Вот это изврат! Ну ты извращенец!" - произносилось восхищённо и с безусловно-положительной коннотацией :).

А "собственный" ход мысли или "несобственный" - не имело никакого значения. Мысль же не зависит от автора, так какая разница, кто её "вытащил", высказал, сформулировал?

Внешнее просто не существует :). И никак не связано с внутренним. Если Некто - гигант мысли и монстр математики, кого беспокоит, что он выглядит как ботаник-задохлик? (Причём это относилось и к студентам, и к преподавателям :) ).

То есть гигант мысли не казался красивым?! Это переворачивает многие мои представления...;)

Задумалась :))). Честно, у "гиганта мысли" внешность не оценивается вообще. От слова "совсем". То есть, внешность существует как идентифицирующий признак :) - чтобы не перепутать Васю с Петей :).

Другое дело, что, кроме интеллектуальных, существуют иные отношения :). А там уже по вкусу, конечно :). Но разве это смешивается?

Понимаете, Анна, я всегда думала (и жизнь это вроде подтверждала), что восхищение чем-то внутренним прямо проецируется на внешность объекта. Биологически заурядные сморчки Наполеон, Сталин, Гитлер - казались их поклонникам реально (или даже нереально) красивыми, обаятельными, привлекательными - свидетельств масса

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

"восхищение чем-то внутренним"... не сказала бы, что "власть" - это "нечто внутреннее". Даже если не брать явно "внешний" атрибут власти - "антураж" - когда "свита играет короля"... даже если это встреча наедине - власть - это "власть над чем-то (или кем-то)", это "внешний" аспект. Неудивительно, что он смешивается с восприятием внешнего облика.

Талант? Разве он не делает носителя  коасивым для поклонников этого таланта? Да и вообще, в целом "чтобы по настоящему оценить красоту Лейлы, надо смотреть на нее глазами Меджнуна". Нет?

ПС да и "гигантизм мысли" должен же в чем-то внешнем проявляться - в открытиях, в лекторском мастерстве и тд

"Масштаб мысли" вообще-то чувствуется в процессе попыток её понять. "Открытия" или "лекторское мастерство" - как-то из другого ряда, как раз из области "формального", "внешнего" признания. Примерно как сказать, что умный ученик обязательно получает пятёрки :).

"чтобы по настоящему оценить красоту Лейлы, надо смотреть на нее глазами Меджнуна" - то есть получается, что _сначала_ любовь/влюбленность, и уже как следствие - переоценка (или уточнение? - ведь за что-то он в нее влюбился :) ) своих "стандартов красоты".

Делает ли талант своего носителя "красивым"? Ну, если наличие таланта автоматически заставляет в него влюбиться...)))

автоматически заставляет в него влюбиться

Анна, я с готовностью признаю существование других точек зрения по данному вопросу, но для меня все-таки здесь внешнее и внутреннее связаны теснейшим образом. Мне вообще обычно кажутся красивыми все люди, которые вот прямо сейчас что-то красиво и успешно делают - от рубки дров до писания картин. И не подумайте, что я такая влюбчивая :)))

Мне вообще обычно кажутся красивыми все люди, которые вот прямо сейчас что-то красиво и успешно делают

- ничего страшного :) это просто другое понятие... точнее, другой вид красоты.

Вот интересно: если этого "рубщика дров" сфотографировать - эта фотография, отдельно взятая (когда Вы уже забыли о процессе, о свисте топора и запахе свежих дров) - этот статичный визуальный образ покажется Вам красивым? Как Вы думаете?

Биологически заурядные сморчки Наполеон, Сталин, Гитлер -

как насчет незаурядно уродливого сморчка Хокинга?!

Ну это Анну надо спросить, я от теорфизиков и вообще теоретиков никогда особо не обмирала (а встречные философы, как я уже здесь упоминала, меня обычно просто смешили)...:)  Зато я всегда балдела от людей, которые видели взаимосвязь вещей и могли это деятельностно и повседневно использовать - ну вроде Сайруса Смита из "необитаемого острова", понимаете?

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Я Хокинга знаю только в пересказах ("Рабинович напел":) )

И внешность вообще не воспринимаю, так что здесь не смогу ничего сказать.

Алекс Лосетт Комментарий удален автором

Дорогая Алекс, какого ответа на Ваш вопрос Вы ждёте? :)

да мы куда-то, слово за слово, уползли давно куда-то. Когда я с Катериной начинаю в виртуале болтать, всегда мелкое безобразие выходит (но только из меня!) :)

в математиках в этом смысле никто же не сомневается?

Это к Анне. Если так подумать, действительно, существует целый клан людей, владеющих обширным языком с огромным набором понятий, на котором можно с точностью описать что-то, что словесному языку недоступно. Интересная тема и интересно было бы иметь о ней общий разговор, но общие интеллектуальные дискуссии на Снобе идут неважно, увы:( Я когда-то пыталась приглашать людей к разговорам и даже их несколько модерировать, но сил на это уходило больше, чем получалось (для меня)  толку. :(

Кроме Анны, у нас в наборе еще  есть пара физиков, владеющих языком, и один из них вот только что высказался, если я его правильно понимаю, о том, что математика - это не просто один из языков. "Математику можно определить как самую универсальную ветвь разума." Бог,  по мнению Автора, если я правильно понимаю, разговаривает с человечеством именно на этом языке (замечу, мало понятном большинству человечества языке). Ну, а прозрачные выводы о новом Жречестве, организующиемся со времен Кеплера, напрашиваются из статьи Автора сами.

Эту реплику поддерживают: Дмитрий Волченко

Думаю, не всегда. Ведь в мире существовали сотни алхимических трактатов о том, как получить золото из чего-то другого, а ни одной достоверной трансмутации так и не случилось :))) Я думаю, тут вера в мистичность некую написанного слова - напиши и проявится. Кстати, вера не совсем беспочвенная, Иногда - проявляется.

Я думаю, тут вера в мистичность некую написанного слова - напиши и проявится. Кстати, вера не совсем беспочвенная, Иногда - проявляется.

Прекрасная мысль! Мне она в голову не приходила :( . "Мистичность написанного слова"! Спасибо :))

Пареная Репа не поверит. И уж тем более не купит. Идеологию не возьмёт даже с доплатой :) А "философия-не-идеология" - это что за зверь? невиданный :)

Пареная Репа не поверит.

в моем лице, может быть, и поверит. Если говорить доступно. А вот статья про философа Nick Bostrom, который занимается совершенно актуальными вопросами.

Дорогая Алекс, спасибо, любопытная статья. Обнако боюсь, что прогнозировать последствия изобретения ИИ - примерно то же, что готовиться к прилёту инопланетян. Нужно, важно, кто бы спорил :) В общем, товарищ, кажется, умный, но немножко попса :(

прогнозировать последствия изобретения ИИ - примерно то же, что готовиться к прилёту инопланетян.

с этим я совершенно согласна. Но. следуя одному из заданных Андреем вопросов, думать на эти темы гораздо более актуально, чем  ломать голову над Истиной (или истиной).

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Встреча с Богом, если Он есть, непременно случится: не при жизни, так после смерти. А вот с инопланетянами, даже если они есть, - навряд ли. Что более актуально? - ещё надо подумать :)

ну, Бостром-то исходит из предположения, что встреча человечества с ИИ состоится с гораздо большей вероятностью, чем встреча с богом.

В то же время гипотезе Бога ничто не противоречит (в силу специфики гипотезы); а вот в гипотезе о возможности искусственного интеллекта есть множество противоречий. Кажется, об этом написано и в статье по Вашей ссылке - насколько я продралась сквозь текст с Гугл-переводчиком.

Кстати, мне очень понравился перевод: "В высшей касты Силиконовой долины, Бостром приобрел статус шалфея." ("Within the high caste of Silicon Valley, Bostrom has acquired the status of a sage."). Я, конечно, слышала о "Лиге Плюща", но об особой важности статуса "шалфея" слышу впервые :)))

(И после этого они мне рассказывают о мощи искусственного интеллекта :)) )

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

у меня к Вам, кстати, есть личный вопрос профессионального характера. Напишу в личку, хорошо?

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Просто время неподходящее для философии. Сейчас время Поверхностного. Все слишком быстро. Лезть в глубину - это boring. Всё, что дольше пары минут - boring. Таков уровень сжатости инфо. Плюс механизм, который начал работать при этом уровне zip'а: быстрое и легкое переключение приносит больше удовольствия, чем медленное и трудное погружение.

Да и по наркотикам вектор понятен. От алкоголя и травы - к спидам. Когда этот механизм перегреется, а то и не дай бог, перегорит, то welcome back Философия )))

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Мне кажется, что антифилософский характер современности (если он действительно имеет место) и есть самый главный вызов для философии. Не очень приятно когда претензиям на познание всего и вся вдруг начинет что-то мешать. Мб не время поверхностное, а просто не туда смотрим

А кто ж знает куда смотреть? Смотреть обычно хорошо получается куда смотрится. Не знаю, по крайней мере у кошек так дело обстоит, а они не последние дуры в этой Галактике. И вряд ли им чего помешает ))

Владас, если чуть более серьезней (я не претендую на философию, я ваще fcuking punk) - крутая философия это не более, чем крутой жизненный опыт. А этот опыт всё больше и больше сглаживается в наше время из-за обилия info. Всех уже задолбили, как надо быть nice. Путь наименьшего сопротивления в понимании.

Но, поверьте, если вы выдаете что-нибудь реально крутое - люди вокруг вздрогнут. Зашевелятся как-то. Но это вопрос не идей, а искренности подачи.

Смешная штука. Когда у нас на юго-востоке кто-нибудь болеет, то доктора в 80% случаев ставят один диагноз: Think too much )))

Если философия сможет найти адекватный этому времени язык, ясный, короткий, более заточенный на визуал, то чем чОрт не шутит!

Уважаемый Андрей, спасибо за материал. Рискну высказать своё мнение : речь здесь идёт скорее о судьбе профессионального академического сообщества, чем о судьбе философии. Философия начинается там, где главным вопросом  внутреннего или открытого диалога становится вопрос "Что такое философия?". Философия в этом отношении отличается от других дисциплин своей принципиальной рекурсивностью, самореферентностью. Иначе вместо предметного разговора мы используем слово "философия" как заклинание, вне зависимости от того, хотим мы этого или нет, "научная" ли у нас позиция, или "гуманитарная". Чтобы сделать разговор в хоть какой-то степени определённым, предлагаю Вам обменяться блогами на тему "Что такое философия?". Но даже если Вам не до того, свой текст в ближайшее время на "Снобе" я опубликую. Тогда и можно будет обсудить вопрос о смерти. Кто, что и как умирает под именем "философия",  и что живёт, пока жив вид Homo sapiens sapiens. Если к обсуждению прямо, или косвенно подключится Владас, будет замечательно. 

Мысль разумная, но только мне сложно отделить философию от тех, кто ею занимается по записи в трудовой книжке. Тут много аспектов. Вот один: в провинции если кто и может сохранить остатки философской жизни, так это вот это самое, совсем не передовое академическое сообщество, с буйной смесью из Хайдеггера, Канта, Бердяева и диамата в голове. Другой публики тут нет, и никакой другой философии по этой самой причине еще очень долго не будет. Философия - не только поиск абсолютной истины, но и привычка, привычка социально и исторически обусловленная (это на мой взгляд). И мне кажется что ремесла и политинформации в этом ничуть не меньше, чем борьбы за туманный абсолют. 

Философия - не только поиск абсолютной истины

А мне казалось, философия избегает абсолютных истин. А если вдруг встречается с ними, то уничтожает :) Мне казалось, абсолюты по другому ведомству.

Скажешь что абсолюты есть - вроде что-то не то, скажешь что нет - запишут в релятивисты, пальцем будут показывать. Вот и вертимся как можем. только я в другие ведомства не особо верю. если без деталей - вопрос в том с какой буквы писать слово "истина". Я пишу с маленькой

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

Вот всегда эти философы найдут способ соблюсти взаимоисключающие параграфы :)

А пальцем всё равно будут показывать. Найдётся за что :)

Насчет ремесла - полностью  согласен. Но ремесло философии с одной стороны, и политинформация, а также  абсолютность с другой  - вещи противоположные. О чем (в том числе)  будет мной посильно сказано в обещанном блоге.

----- от Борис Цейтлин -----

Вас, быть может, заинтересует версия философа Библеро-Ахутинской школы Константина Павлова- Пинуса. Цитирую из его статьи

"Профессиональные философы – это коммуникативная среда, в которой происходит распознание, обмен, критика и изучение истории философских событий. Профессиональные философы – те, кто показывают, как работает философия в сетях практик самоосмысления и исследования вещей.  Профессионализм заключается во всестороннем знании того, где, как и почему происходят эти процессы.  Профессиональный философ – это не столько тот, кто производит философские события, сколько тот, кто распознает, изучает, аккумулирует и традирует образцы философствования. И дело отнюдь не в задаче инвентаризации или классификации всего, что касается философии —  это как раз, скорее, анти-философское занятие. Дело в том, что философия – подобно тяжелым элементам периодической таблицы – «длится» очень не долго. Философское событие (например, философская компонента какого-нибудь научного открытия) быстро исчезает, разрешается в научный результат, заслоняется становлением новой научной нормы, за которой перестает быть видной логика получения этого результата, логика становления того, что в итоге опознается как «норма». То же касается и тех этических поступков, которые, однажды став неслыханным этическим событием, со временем ложатся в основу «моральных норм» и «общих предписаний». В этом заключается и необычайная трудность работы профессионального философа: для того, чтобы обучать философии, рассказывать о философии, уметь традировать само умение философствовать, необходимо уметь создавать условия возможности для ре-активации философских событий именно в качестве событий. Реактивировать существо собыйтиности — это не то же самое, что изложить результат события. В каком-то смысле критерием успешности этой задачи может служить подсказка Аристотеля: необходимо восстановить исходное удивление, вызвавшее к жизни итоговую норму или результат, ставший со временем чем-то привычным, очевидным и далеким от всякой удивительности."

Эту реплику поддерживают: Владас Повилайтис

Так вот эта среда и размывается, рассеивается как дым по ветру - она не может существовать вне институций. 

от меня: по наводке Бориса Михайловича прошлась я по ссылке, нашла очень трогательное в свете обсуждаемого:

Розов. Н.С. Социологическая «отмена философии» — вызов, заслуживающий размышления и ответа

"Попытки отмены философии (ее преодоления, закрытия, возвещения о ее смерти и т.д.) — долгая и поистине славная философская традиция.

Две главные линии в этой традиции можно назвать антиинтеллектуалистской и интеллектуалистской. Первая отменяет философию, видя в ней излишнее, вредное, пустое мудрствование, и ведет критику, как правило, с точки зрения «неиспорченного» здравого смысла или с позиций конкурирующих с философией духовных традиций — религии, магии, словесной культуры. В Греции отменить философию пытались скептики и киники, в Индии — тантристы, в Китае — учителя школы чань Дэшань и Линьцзи, в арабо-мусульманской культуре — ал-Газали и Ибн Таймийа, в Европе — Петр Дамиани и Бернар Клервоский. (Между прочим, нынешние постмодернисты в своем отвержении любой абстрактной рациональной аргументации, в использовании гуманитарной словесной культуры в качестве альтернативной основы вполне вписываются в эту традицию.) Антиинтеллектуалистские попытки отменить философию имеют самоподрывной характер и по своему существу не могут быть долгими и успешными в творческом плане.

Гораздо более плодотворна интеллектуалистская линия преодоления философии. Главная ее направленность — не отрицание ценности разума и мышления, а предложение общих подходов, которые должны превзойти философию, причем с сохранением ключевых рациональных и интеллектуальных критериев. Между прочим, даже своим названием философия обязана одной из первых таких попыток. Сократ и Платон противопоставляли философию (любовь к мудрости) и философов (любящих мудрость) прежней софии (мудрости) и софистам (мудрецам), обвиняя их в дерзких претензиях на обладание мудростью (тогда как мудры только боги) при некорректности их собственных рассуждений, неспособности к настоящей диалектике, к умозрению истинной сущности вещей, к различению истины и лжи, бытия и небытия, и т. д"

Ну прямо-таки нет ничего нового под солнцем. :)

Про смерть - это заголовок не мой) речь об очередном перерождении, оживлении - чтоб от философии опять билось сердце, не не только спать хотелось. просто сложно привыкнуть, что нет Одной Философии, но много разных - и все споры вокруг этого. А нового и вправду нет, потому-что нет старого

:) Спасибо. Раз не все умерли, то всё-таки спрошу. Вы верите, что "смысл жизни" теперь выпускают в таблетках? С рассуждениями Андрея на этот счёт мы знакомы. А Вы как думаете?

обменяться блогами на тему "Что такое философия?"

Дорогой Михаил Александрович, спасибо за предложение обменяться блогами на эту тему. Но я воздержусь, с Вашего позволения. Философом я себя не чувствую, а говорить «в общем» мне бы не хотелось. Мне интересны люди, занимающиеся философией, это правда. Поэтому я надеюсь представить Снобу тех, кто мне особенно дорог. Сам же я – методолог, меня занимают системы, процессы и конструкции, а философия, как мне представляется, пытается брать шире. Собственно, я и пытаюсь понять, что она - таким образом - умудряется в свои сети поймать)) 

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг, Владас Повилайтис

Человек не ищет ответов, потому что не видит вопросов – это очень верно. Насчет конвертации времени в успех, минуя смыслы – тоже здорово.

Призвание философии в 21 в.

Раньше техника занималась частностями, отвечала на конкретные житейские нужды — в пище, жилье, передвижении, в борьбе с врагами. Философия же занималась общими вопросами мироздания, которое она не в силах была изменить: сущностями, универсалиями, природой пространства и времени.  Техника была утилитарной, а философия — абстрактной. Теперь наступает пора их сближения: мощь техники распространяется на фундаментальные свойства мироздания, а философия получает возможность не умозрительно, но действенно определять и даже менять эти свойства. Техника конца ХХ и тем более XXI века — это уже не орудийно-прикладная, а фундаментальная техника, которая благодаря углублению науки в микромир и макромир, в строение мозга, в законы генетики и информатики проникает в самые основы бытия и в перспективе может менять его начальные параметры или задавать параметры иным видам бытия. Это онтотехника, которой под силу создавать новую сенсорную среду и способы ее восприятия, новые виды организмов, новые формы разума. Тем самым техника уже не уходит от философии, а заново  встречается с ней у самых корней бытия, у тех первоначал, которые всегда считались привилегией метафизики. Вырастает перспектива нового синтеза философии и техники —  технософия, которая теоретически мыслит первоначала и практически учреждает их в альтернативных видах материи, жизни и разума.

            К сожалению, современная англо-американская философия, в которой преобладает аналитический уклон,  не готова к решению и даже постановке таких технософских задач, поскольку занята только анализом текстов, расщеплением их на все более тонкие волоски. Между тем речь сейчас идет о создании синтетической философии, в том же смысле, в какой Кристофер Лэнгтон, основатель теории искусственной жизни,  говорит о синтетической биологии. Повторю его основную мысль: «Наука, очевидно, достигла огромного прогресса, разламывая вещи и изучая их по кусочкам. Но эта методология обеспечила только ограниченное понимание явлений более высокого уровня… Можно преодолеть эти границы на путях синтетической методологии, которая по-новому соединяет базовые компоненты бытия…»[4]. Философия сейчас тоже нуждается в синтетической методологии, которая позволила бы создавать онтологии виртуальных миров,  метафизики иных видов бытия и сознания, закладывать основания альтернативных вселенных,  т.е. принимать не просто активное, но основополагающее участие в  становлении новейшей техносреды.   Поворот от анализа языка к синтезу новых языков и метафизических практик неминуем для философии, если она не хочет целиком превратиться в историю философии, в накопление и изучение философских архивов.

         Раньше, когда в нашем распоряжении был один-единственный мир, философия поневоле была умозрительной, отвлеченной наукой. Когда же с развитием компьютерной техники и физическим постижением мультиверсума открывается возможность других миров, философия переходит к делу, становится сверхтехнологией первого дня творения. Раньше философ говорил последнее слово о мире, подводил итог. Гегель любил повторять, что сова Минервы (богини мудрости) вылетает в сумерках. Но теперь философ может стать «жаворонком» или даже «петухом» мировых событий, возвещать рассвет, произносить первое слово о прежде никогда не бывшем.

В XXI веке появляются, по крайней мере в научно очерченной перспективе, альтернативные виды разума и жизни: генная инженерия, клонирование, искусственный интеллект, киборги, нанотехнологии, виртуальные миры, изменение психики, расширение мозга, освоение дыр (туннелей) в пространстве и времени...  При этом философия, как наука о первоначалах, первосущностях, первопринципах, уже не спекулирует о том, что было в начале, а сама закладывает эти начала, определяет метафизические параметры инофизических, инопространственных, инопсихических миров. Философия не завершает историю, не снимает в себе все противоречия высшего разума, а развертывает собой те его возможности, которые еще не воплотились в истории или вообще не могут исторически воплотиться, требуют построения альтернативных миров,  умопостигаемых форм бытия.

           

Эту реплику поддерживают: Андрей Курпатов, Владас Повилайтис

----- от Борис Цейтлин -----

Миша, Ваши суждения подозрительно смахивают на Марксову формулу насчет переделки мира взамен объяснения оного. Замечаю это не в упрек, а к тому, что обрисованный Вами проект "по ведомству" все-таки не философии, а методологии (в щедровитянском смысле), коей основатель недаром Маркса почитает своим предтечей. С представителем этой школы  Геннадием Копыловым (ныне покойным) я лично был знаком и от него много наслушался как раз о конструировании миров, на ту же тему читал его статьи, какие-то из них опубликованы в журнале "Кентавр", который он сам издавал. Но если бы я его обозвал философом, он бы скорее всего обиделся! 

да, пассаж Михаила лучше всего обозначается словом "футурология". У нас даже профессиональные футурологи водятся. Курцвельда я два раза на Национальном радио слышала и однажды в городской библиотекe Филaдельфии. Я знаю, Андрей его хвалил, но мне он показался full of hot air (or smoke)

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг, Владас Повилайтис

full of hot air (or smoke)

Алекс, ну он же выступал для "домохозяек", а не для "снобов" :)))

(надеюсь, не примете за неполиткорректное по отношению к снобам... то есть к домохозяйкам. Но он должен был учитывать специфику аудитории.)

не, настаиваю, что  он просто был надут воздухом, как цыганская кляча через соломинку.

Боря, Вы, очевидно находите параллель с одиннадцатым тезисом Маркса о Фейербахе: "Философы до сих пор лишь различным образом объясняли мир, тогда как задача состоит в том, чтобы изменить его". Здесь есть интересная асимметрия: переход от "объяснения" к "изменению" достигается утратой "разнообразия", которое исчезает во второй части тезиса. Предполагается, очевидно, что объяснять мир можно разными способами, а изменять - только одним. Отсюда тоталитарные последствия марксова проекта. Если перестроить формулу: "Философы до сих пор лишь различным образом объясняли мир, тогда как задача состоит в том, чтобы создавать различные миры" - с этим можно было бы хоть отчасти согласиться.  

Эту реплику поддерживают: Анна Квиринг

----- от Борис Цейтлин -----

Насчет ассиметрии с Вами согласен. Сомнение у меня насчет того, что делом, обозначенным Вашей формулой в альтернативу Марксовой, надлежит заниматься философу. Зато не сомневаюсь, что подпишется под этой формулой всякий уважающий себя методолог!