Законодательство дореволюционной России являлось достаточно прогрессивным для своего времени. Оно регулировало все сферы деятельности общества, которые были наиболее уязвимы и в тоже время актуальны для удержания власти. В те годы, как и сейчас, действовал один из главных принципов римского права "разрешено все, что не запрещено". Вопросы деятельности обществ инакомыслия волновали царские и имперские власти всегда.

Давайте посмотрим, что являлось инакомыслием в дореволюционные времена и относилась ли к ним йога.

Согласно классификации, принятой в 1842 году,

религиозные конфессии, не признанные государством и противоречащие его идеологии, делятся на терпимые, вредные и особо вредные. На существование терпимых обществ, к которым принадлежали старообрядцы (раскольники), власти реагировали сдержанно

- им было запрещено агитировать новых членов, строить церкви и издавать миссионерскую литературу. А вот за принадлежность к вредным и опасно вредным обществам предполагалась административная и уголовная ответственность. Под запрет подпадала целая группа иудеохристианских и околохристианских общин – скопцы, молокане, хлысты, мормоны, штундисты, субботники и т.д.

К слову, часть этих общин (например, адвентисты седьмого дня) впоследствии были легализованы, а небольшие группы последователей других обществ сохранились до наших дней, невзирая на усилия имперских властей, компартии и силовых структур РФ. Если проводить аналогию законодательства дореволюционной России и законов РФ, то некоторые определения в части религиозных объединений и их деятельности окажутся практически идентичными – каждый гражданин может свободно жить в любой религии, пока его деятельность не оскорбляет другие конфессии; прозелитизм неприемлем в любой форме.

В дореволюционной России йога никогда не попадала под классификацию сект или иных закрытых обществ и не вызывала недовольство властей в части идеологии, хотя известна была еще в середине XIX века. Частично это связано с тем, что широкого распространения йога и индийская философия не получила. Однако в среде интеллигенции йога была достаточно популярна. После октябрьской революции большая часть интеллигенции эмигрировала, оставив йогу пролетариату, которому она была не интересна. Известнейший режиссер Константин Станиславский до революции и в советские годы практиковал йогу и некоторые приемы буддийских психотехник при подготовке своих актеров

.

Частично мода на йогу пришла в Россию с запада. Одним из первых европейцев, изучающих йогу, был Артур Шопенгауэр (1788 – 1860). Одним из основных источников его философского вдохновения были Упанишады. Чуть позднее мир познакомился с несколькими известными проповедниками. Одним из них был Свами Вивекананда, основатель Ордена Рамакришны.

После выступления Свами Вивекананды (1863-1902) на Конгрессе Религий 1893 году в Чикаго

, у западного общества появился немалый интерес к йоге. Еще в самом начале речи, после слов. "Сёстры и братья Америки", проповедник получил бурные овации и симпатии публики, впоследствии он несколько лет вел миссионерскую деятельность и основал несколько центров веданты в Нью-Йорке и Лондоне. Прибытие Вивекананды в США часто расценивается как первый шаг на пути принятия индуизма западной культурой.

Благодаря творческой интеллигенции, часто путешествующей по миру, о культуре йоги, уже достаточно хорошо известной на Западе, стало известно и в дореволюционной России. К этому моменту здесь уже обрели определенную популярность труды Елены Блаватской – ее теософские рассуждения и наблюдения

внесли новое видение на уже имеющееся в обществе представление об индуизме и буддизме.

Философы и социологи того периода демонстрировали поразительную лояльность и с интересом отслеживали тенденции мирового оккультизма и мистицизма. Ряд периодических изданий совершенно свободно печатал информацию о сакральных методиках йоги и охотно предлагал российскому читателю переводы иностранных авторов в означенной теме.

Из книги "Йога и закон"©Светлана Варламова