Все записи
МОЙ ВЫБОР 15:17  /  18.09.19

739просмотров

Путешествие в королевство Сиам за бабушкиными сережками

+T -
Поделиться:

                    «Искусство быть свободным» - увесистая книга о диких племенах, которые до сих пор живут в азиатских непроходимых джунглях, распространённых по территории семи государств – Индии, Бангладеша, Бирмы, Лаоса, Таиланда, Вьетнама и  Камбоджии, невидимая страна, которой нет на карте современного мира. По крайней мере, так утверждает автор-антрополог. У этих племен нет письменности, они не сидят в фэйсбуке, и не платят налоги, ведь до них не может добраться ни одна государственная машина. В непроходимых джунглях лишь болота и смутные тропинки, которые знают только посвящённые. Вот что мне хотелось увидеть в Таиланде, увидеть людей, свободных, как хамсины пустыни.

Разумеется, я знала, что на остров Пхукет летают пакетные туристы, жарятся на пляжах, едят сочное манго, плещутся в море, делают массаж пяток, а в Паттайе пресловутый секс-туризм всех мастей и колоритные травести-шоу будоражат воображение гостей страны. Так отдыхать я не хотела.  

Сиамом называли страну только иностранцы, а сами жители королевства использовали разные сложные и не выговариваемые названия, на каждой территории свое название страны, в зависимости от проживающих там племен. И вот в непростое предвоенное время, в 1939 году политики Сиама вдруг решили, что пора обьединить тайцев, разбросанных по островам, а если назвать страну со словом Тай... люди потянутся, а если прибавить лэнд, то для иностранцев сразу станет все понятно. И манящее название - «Королевство Сиам» поменяли на безликое «Таиланд». Я за возвращение старого названия!

Русских в Таиланде любят, во-первых, они оставляют самые большие чаевые, во-вторых, некоторые еще помнят, как Николай Второй спас независимость Сиама. Путешествуя по Дальнему Востоку, русский государь заглянул в Сиам. Там он прогуливался под ручку с королем Чулалонгкорном Рамой Пятым по дворцам и храмам Бангкока и очень с ним подружился.

Рама поехал навещать Россию, а тем временем шныряющие по всему Индокитаю вездесущие французы подошли к самой границе Сиама, требуя пограничников отступить. Рама пятый был в отчаянии. Он как раз приехал в Петербург, когда до него дошла эта новость. Николай Второй просто сфотографировался вместе с Рамой и отправил в Бангкок двести гренадеров. Фото облетело все издания мира. Франция, на всякий случай, отступила от Сиама и убралась хозяйничать во Вьетнам. А королевский дворец в Бангкоке до сих пор охраняют раскосые парни в форме русских гвардейцев-гренадеров. Гордятся. Чеканят шаг, не улыбаются, Торжественно меняется караул, все как в девятнадцатом веке.  

Я хотела раздобыть в Бангкоке копию бабушкиных серёжек, золотые сережки с большим рубином в классической огранке, которые волею судеб оказались в ушах другого человека, не имеющего отношения к моей бабушке. А в Бангкоке продаются рубины хорошего качества, и самые дешевые в мире. Кстати, Банг-Макок или Крунг-Теп, а полное название - Великий город ангелов, наивысшее вместилище божественных сокровищ, великая земля, которую нельзя завоевать, великое и процветающее царство, великолепная и замечательная столица девяти драгоценных камней, место, где живут величайшие властители и расположен большой дворец, жилище богов, способных перевоплощаться в духов! Ну или просто Бангкок, город жары, смога и контрастов, где в парках бегают крысиные белочки, а злые тук-тукеры вечно обманывают, где люди живут в трущобах, воняющих рыбой, и просто в новостройках, где все спешат, туристы толпятся в очередях во дворцы, а город никогда не засыпает. В шесть утра из клубов выходят последние клабберы, а в семь - бегают по паркам менеджеры и пенсионеры.

В гигантском магазине было миллион серёжек на все вкусы и размеры, но не было даже отдаленно напоминающих бабушкины. Сказали, сделают на заказ, заказ стоил внушительно, и я решила повременить. Они предложили волнующую скидку и не потребовали предоплату, я согласилась. Показала фото, нарисовали эскиз, выбрали камень.

Я шлялась по Бангкоку. Было сумбурно, река, велорикши, вонь уличной еды, роскошь дворцов и сочность растений смешались в моей голове с золотым Буддой - 46 метров, 45 тонн золота. Массаж в монастыре Ват По спасал от суеты, но ненадолго. Я догадалась, что мне не обязательно ждать заказ в Бангкоке и отправилась в Чианг-май, северную столицу, по-нашему Петербург, интернет гласил, что там спокойнее, красивее и люди лучше.   

Поиск в Бангкоке автобусных вокзалов всегда квест, но передвигаться на автобусе - дёшево и не страшно. А Чианг-май, город ровный и спокойный, Чеди (маленькие церкви), золотые слоны, пагоды, много-много золота на воротах, рвы, мотобайки, солнце и духота. Сохранилась чеди, построенная в 1441 году, правда она пострадала от землетрясения, там хранится святыня буддийского мира - Будда Сихинг (третий) и двадцати пяти сантиметровая  мраморная статуэтка Будды Сила, созданная у самых истоков буддийского искусства еще в Индии. Сфотографировать ее невозможно, она за тремя рядами пуленепробиваемых стекол и стальных решёток.

         Гуляла по Чианг-май, осматривала рвы, ходила на массаж и пробовала разновидности Пад тай (лапша в воке со всем, чем можно, морковка, ростки сои, лемон-грасс, курица, говядина, креветки, все идет в ход), а потом у меня из номера в гостинице украли двести евро. Пока я осматривала серию водопадов и речушек в зоне джунглей, кстати, речки были ровно такие как в фильме Копполы, тихие и напряженные, вот-вот выскочат вьетконговцы, кто-то открыл мою комнату своим ключом и выкрал деньги прямо из кошелька, находившегося в чемодане. Я обиделась и покинула город.

         Кстати, в Чианг-май я окончательно прояснила, что моя мечта увидеть свободных, как ветер-хамсин, людей - наивная утопия. Для туристов существует набор буклетиков, выбирайте экскурсию оттуда, никаких отступлений.   

Я поехала в сторону города Махэнгсон, в буддийский монастырь, затерявшийся среди холмов и лесов севера. Что я знала про буддийские монастыри? Там есть статуи Будды, которых надо кормить рисом и лысые монахи в желтом одеянии, поющие мантры. После пяти дней, проведённых в тиши монастырских садов, на границе с Бирмой, я отличала сорт папайи «Большая Леди» от сорта «Гавайская», папайю «Вашингтон» от папайи «Голладнской», различала медитацию по Гоенке, от обычной древней классики с мантрами, научилась спать на циновке, укутавшись пледом, не обращать внимания на комаров и медленно ходить по садовым дорожкам, мимо прудика с рыбами, сосредоточившись на сгибе левой коленки.

Работа с иностранной молодежью организована в монастыре блестяще.  Круглосуточно - лекции, медитации, випасаны, мантры, беседы, созерцательные прогулки. Рассказывают простые, известные вещи – правильное питание (вегетарианское, желательно сыроедение), правильная речь (а лучше вообще не говорить), правильное поведение (не убивать комаров и всех остальных), правильное направление мыслей, правильная сосредоточенность, ну и так далее: нет наркотикам, нет мясу, ничего не желай. Однажды, Буда шел по улице, увидел в одном из домов залихватский праздник, тут же перешел на другую сторону улицы и даже переплыл на другую сторону реки, чтобы никаких соблазнов. Держись подальше от искушений. Огромная интернациональная тусовка все это впитывает, кивает. Настоящий санаторий.  

Но мне, с детства воспитанной в православных традициях, было сложно каждый день по многу раз кланяться Будде. Вскоре с компанией симпатичных европейцев, я выползла за ворота монастыря. Оказавшись за пределами, все достали свои сигареты, фляги, траву, временно припрятанные на дне рюкзаков, и сразу принялись пить-курить и жевать мясо.

Мы залезли в открытый джип-автобус и резво поскакали по ярко-зеленым жирным склонам, напоминающим настоящие сказочные холмы. За этими холмами как раз и прятались болотистые джунгли, где проживали свободные племена, про которые я читала в книге американского антрополога.  Но добраться до них, действительно, не было никакой возможности. Чтобы попасть туда, надо стать совершенно «своим», а подружиться с тайцем, это все равно, что танцевать танго со слоном. Несмотря на вечные улыбки, тайцы всегда улыбаются и машут, но в глубине души им абсолютно наплевать на запросы и настроения, желания и мечты гостей страны. Если вы много платите, они покажут вам лицевую сторону страны, заявленную в туристическом проспекте, но ни пяди больше, но если вы не платите, то горите пламенем, тоните в наводнении и корчитесь от отравления рыбой, Бог вам в помощь, а точнее Будда вас не оставит. Тайская полиция, кстати, тоже не любит лишние шевеления, мол туристы сами разберутся со своими пропавшими деньгами.

         Есть туристическая опция – поездка в деревню, где живут дикие племена. Привозят вас в резервацию, где можно посмотреть на длинношеих женщин, и сделать с ними селфи. В одном из многочисленных азиатских племен, девочкам при рождении на шею надевают железные кольца, добавляя их по мере роста шеи. Годам к пятнадцати шея у девочек становится в четыре раза длиннее обычной. И вот очаровательная женщина улыбается вам с высоты своей длинной, увешанной кольцами, шеи. Зрелище для любителей зоопарков.        

         Путь обратно в Бангкок лежит через город Пэи, который любят неформатные туристы и бэкпекеры (так называют шляющуюся по Азии с рюкзаком за плечами, европейскую молодежь). Пэи, миленький городишко,  типа нашего Плеса, с декоративными домиками в центре,  кустарниками вдоль небольшой речки, трэшем на окраинах и маленькими уютными кафешками. Мне удалось выпить там настоящего чая мача и не спать потом двое суток. Это было вполне кстати, северный неэкологичный праздник, когда в небо запускают тонны бумажных фонариков, а по рекам пускают миллионы корзиночек с цветами, выглядит привлекательно для туристов, но возможности заполучить, хоть какие-то билеты, хоть в какой-то уголок страны, становятся равны нулю. Но я прорвалась и уехала каким-то раздолбанным автобусом в Бангкок, а оттуда – на юг, к морю и скалам. Мой заказ на сережки был в самом разгаре работы.

А мне предстояло найти загадочный Тонсай – мекку мирового скалолазания, там я встречу милых европейских скалолазов, а может и суровых русских. Там можно лазать по пробитым трассам и любоваться открыточной красотой изрезанных скал, одиноких пальм и золотистым песком пляжей Баунти, но главное – купаться и болтать по-английски. Тайцы, не смотря на уверения русских тур операторов, по- английски не говорят совсем, может только служащие семи звездочных отелей знают несколько слов.

         Тонсай оказался на острове Пи-пи (русские его называют Пхи-Пхи), там по преданию снимался фильм «Пляж» и ступал по песочку Ди Каприо. Волна туристов чуть не разрушила всю дикую природу и заповедник закрыли от запредельных паломников. Сейчас остров Пи-пи, наводнённый немецкими, шведскими, польскими обкуренными и пьяными туристами, с моря выглядит очень красиво, но при высадке на берег оказывается хаотичным туристическим муравейником. И ни одного скалолаза вокруг.

Оказалось, что пляж Тонсай, есть ещё на маленьком полуострове Рэйли, именно он мне и нужен. Опять корабль, ещё два часа плавания, на лодку, идущую до острова Рэйли, я опоздала. Они ходят только до пяти вечера, потом случается отлив и можно добраться пешком или наоборот, прилив, надо следить за движением воды по специальной карте приливов-отливов.

Остановилась в придорожной гостинице. Вдоль дороги – огни костров, на них готовят ужин, поела нормальной деревенской еды, в виде риса с овощами и креветками, дешёвой и смачной.    

         Полуостров Рэйли встретил не жаркой скалолазной погодой. Со дна морского торчали многочисленные острые камни, пики коралловых рифов и коряги, я расстроилась, что нельзя купаться, но оказалось, это отлив. К вечеру, в прилив море вернулось к берегу, закрыло собой все коряги и камни, купайся в горячей водичке.   

Скалолазание перемежалось с биер-йогой, я так была впечатлилась этими йога-сессиямми, в процессе которых занимающиеся пили пиво, что даже написала на своей странице фэйсбука: «Хорошие новости для противников ЗОЖ. Beer-йога (придумали на фестивале «Burning man») набирает обороты, особенно, прижилась в Англии. Кстати, у нашего тичера солидный пивной животик: «Таааак.... где мой йога-плэйлист? Без него никак». И звучат забористые ритмы, слова типа «I am drunken fak-fak-fak faking drunkish уууу....труляляля!» Мне ещё буквально пару занятий и я готовый специалист. Записывайтесь сейчас, а то потом мест не будет!»

         Через неделю балдежной жизни в скалолазном приюте закончился мой тридцатидневный штамп, который ставят, когда въезжаешь в страну. Надо либо уезжать, либо делать новый. Уехать я не могла, копия сережек моей бабушки была еще не готова. Но никакой внятной информации, что мне делать дальше, я получить тоже не могла, ни из интернета, ни устно от тур-операторов.  По слухам получалось, если поехать на границу с Бирмой, то надо ночевать где-то в приграничном городе, а на следующий день возвращаться на границу в Таиланд, где поставят новый штамп. А вот если поехать в Малайзию, там ночевать не надо, заходишь-выходишь и получаешь штамп. Кассирша-трансвестит из маленького турагентства деревни Ао Нанг,  уговорил меня ехать в Малайзию и всучил билет на автобус до города Хатъяй. Со всеми рюкзаками отправилась в Малайзию.

         На границе недовольный тайский пограничник отказался ставить штамп и отправил меня ночевать в Малайзию.

Темнело, малазийских денег у меня не было, симкарты этой страны тоже, пришлось расстелить коврик прямо на границе. Пока ловил тайский интернет, я принялась отыскивать недорогой приграничный отельчик, совершенно не понимая, как расплачиваться с таксистом. Помощь пришла в виде индийского парня с французской подружкой, они заприметили меня, почувствовав что-то родственное и узрив мои косички. У них были ринггиты (малазийские деньги) и мы отправились на ночевку в неприветливую Малайзию, страну морских пиратов и полиэтиленовых пакетиков. 

Там я рухнула на каком-то обтрепанном диване в комнате, устроенной в углу харчевни, но выбирать не представлялось возможным. И я отлично выспалась.  

         На следующий день, получив на границе новый штамп, я выдвинулась в портовый город Сураттхани, оттуда отчаливал корабль на остров Панган. Владельцы русской кафешки на востоке Пангана решили показать мой фильм про начало русского рэйва.

Сам город Сураттхани знаменит своей рекой Тапа, а нам говорили Волга самая большая река в мире. Но вызывающие слюноотделение ночные маркеты с кучей рыбы и запредельных кокосовых шариков, ромбиков и колечек, лепешек, блинчиков и булочек, тошнотворного драгон-фрукта и разверзнутых ананасов, флажков и фонариков полностью захватили мое время. Обычно, я радуюсь, когда попадаю в аутентичные места, но через полчаса начинаю думать, как побыстрее выбраться из этого трэша, испорченный цивилизацией мозг. Сражаясь с этим желанием, я провела на рынке часа четыре, надышалась парами сырой рыбы и свиных голов. Выпив европейского капучино, по цене десяти килограммов манго, я отправилась гулять по набережной реки. Вдоль нее стояли спортивные тренажеры для пенсионеров, там я и провела остаток времени до парома.     

         Остров Панган – пристанище раздолбаев со всего мира, сразу поражал обилием байков и татуированных людей. На всем острове только я была без татуировки, даже как-то неловко. Мой гест-хаус принадлежал французам,  местный колорит мне очень надоел к тому моменту и я обрадовалась, узнав, что хозяева – европейцы, купившие кусочек джунглей на острове. Домики стояли прямо посреди леса, но украшения в виде ухоженных дорожек, ковриков, чашечек, занавесочек и зеркал радовали глаз. Хозяева, пожилая пара хиповского вида, тощие и восторженные, ходили в обнимку и не расставались с косяком (сигарета с травой), они совсем не говорили по-английски.

         Удивила русская церковь, неожиданно появившаяся среди кокосовых пальм. Обнаружила, что в стране девять православных церквей. Сходила на службу, батюшка – молодой и бодрый, приход - две местные женщины, грек и пару мужчин, заглядывает по нескольку приезжих. После службы - трапеза. Меня накормили гречневой кашей с кокосовым молоком, чёрным хлебом с соленой сардиной и малосольными огурцами, грек сделал соевые котлетки с каким-то мудреным соусом.

         Арендовала байк и поехала на пляж, где с середины восьмидесятых происходит знаменитая в среде европейского офисного планктона вечеринка «Full moon party”, в дождь и шторм там все выглядело очень одиноко и романтично. Залезла на какую-то ретрансляторную вышку, может это была смотровая площадка, сделала оттуда кучу селфи, запостила в фэйсбуке, получила кучу лайков.

В кафе показали мой фильм, в этот день был шторм и дождь, по дорогам разливались реки. Местная русская публика все равно появилась, кроме йоги и ретритов, на острове развлечений не много.

На следующий день флюоресцентные синие небеса раздирались молниями, я пыталась ухватить эту нереальную красоту и замешкалась на пляже, где вскоре начался нереальный п-ц! Муссон – это не дождь в европейском понимании, если он вдруг начался, он быстро не закончится, с небес льются потоки воды. Провела четыре часа в воде, час брела по пояс в бурлящем потоке, уворачиваясь от катящихся вниз кокосов и обломков, таща за собой вырубившийся байк. Никакого мчс, службы спасения, чрезвычайной полиции на острове не бывает. На мои вопросы, как вызвать хоть что-то, чтобы добраться домой, тайцы ухмылялись и покачивали головами, мол, девушка не в себе. Спасение пришло от местных русских, которым, совершенно отчаявшись, я догадалась позвонить. Шум дождя теперь вызывает у меня панику. А в фб я написала: «До свидания, Панган! От слова «relaxing» я вздрагиваю, совсем не въехала в этот стиль жизни. Считается, тут много интересных людей... Встретила только одну семью, у них действительно прекрасное кафе, они делают образовательные программы, они показали мой фильм. А так каждый медитирует, слоняется по пляжам, ходит на продвинутую йогу, в steam house и чего-то ещё... главная задача - получить релакс, тут все для этого обустроено... Но, блин, зачем всем этим людям релакс? Большинство из них и не напрягались ни минуты в своей жизни... Короче, не знаю, питомник какой-то...»

         После выматывающего наводнения оставаться на райском острове не было никаких сил, к тому же у меня отобрали байк, требуя заплатить за его ремонт. Не заплатила. Уплыла на материк.

Хуахин оказался волшебной передышкой перед возвращением на Родину. Город, на первый взгляд, кажется, скучным, здесь нет острых фигурных скал, островов и бухточек. Но есть летняя резиденция короля. И не зря королевская семья выбрала это место, климат здесь не такой противный и влажный, как по всей стране, муссоны не свирепствуют, соответственно, комары ведут себя прилично, кусаются через раз. А если нет открыточных видов, то и туристов немного. Наконец-то, встретился настоящий Сукияки суп, это когда тебе приносят горшок с водой, кипящей на маленьком костерчике, а нарезанные ингредиенты – рыбу, морепродукты, ростки сои и что-то еще, ты сама укладываешь в горшок и сама следишь за приготовлением. В кафе следует приходить ровно к 17.30, иначе, проведёшь в очереди до закрытия, едят там в основном тайцы и работает оно всего два часа. Хуахин считается курортом для самих тайцев, и, хотя тут встречаются уродливые европейские старики, которым никто не даёт, кроме несчастных таек, все же здесь больше, чем в других местах присутствует аутентичность и жизнь страны.  

Резиденция королей Таиланда не обнесена пуленепробиваемой бетонной стеной. В сад можно отправиться погулять, правда, есть дресс-код и на входе забирают телефон и паспорт. Напротив дворца стоит обычная школа для детей.

А вообще в Таиланде, главное, в нужный момент встретить соотечественников, они сразу объяснят, что нужно делать: например, есть гигантские креветки, капусту, кейл, поедать гребешки, ракушек, ананасы, грызть крабов, лобстеров, лапшу, есть мидии, рис и осьминогов. Немного прогуляться по заброшенному монастырю и опять пойти поесть... кальмаров, например. Главное только не увлечься и не дойти до дуриана. А если делать какие-то обобщенные выводы, я бы сказала примерно так: главная радость Таиланда, ты попадаешь из зимы в лето. Но если не брать во внимание этот аттракцион, то это история, как туризм убивает страну. Проехала с севера на юг, от Маэхонгсона до Малайзии. Считается, что: 1. В Таиланде вкусная еда. В городах жутко воняет на улицах какой-то жареной гадостью. Везде пихают глютамат натрия и сахар, Рыба и see food отравлены солями тяжелых металлов, фрукты-овощи выращены с кучей химии. Жарят на ацком масле. Везде висят мерзкие обезглавленные курицы и свиные сосиски. Жесть. Если долго на одном месте находиться, можно найти приличное кафе. Рис вкусный. Шейки не очень, всегда много воды и льда, а то и сахар засунут. Фрукты я полюбила, это да. Появилась мангозависимость. 2. Тайцы доброжелательны. Да им похрену, вы для них - источник дохода, который надо выжать по максимуму. Лицемерно улыбаются. Эмпатии от них не дождёшься, это не индусы. Я попала в наводнение, 4 часа провела в воде и там был каждый за себя, конечно. Тайцы выкинули меня из кафе прямо в бурлящий поток, вместе с неработающим байком, сказали, кафе закрывается, поезжай домой,  ну и много других примеров. 3. Чисто. Ну почище, чем в Индии. Море грязное. Адаманское ещё ничего, а Сиамский залив весь в говне. Пляжи чистые, если не было до этого шторма или наводнения. 4. Тепло. Это да. Но! Влажность воздуха 100 процентов, ходишь в сыроватой грязненькой одежде. Плюс комары разных видов, укусы болят неделю. Что ещё? Даже не знаю... когда я была в Индии, несмотря, на весь ад, было ощущение, что это великая страна и великая нация, а Таиланд смыт потоком пакетных туристов, страну не разглядеть, как ни пытайся, нация - обслуживающий персонал, тупой и равнодушный. Европейцы и русские, которые там на пмж и зимовках - реальные овощи, с ними общаться ну совсем не интересно (за редким исключением). Не знаю, может, я типа высокомерный сноб, но ничего выдающегося встретить мне не удалось, а уж я умею забраться в самые потаённые труднодоступные места. 5. Буддизм. Мне не близка эта эгоцентричная рациональная философия. 6. Тайский массаж - Йога для ленивых. Что же мне удалось вынести из этой поездки? Я немного продвинулась в скалолазании. Поняла, что медитация для меня - практика пустая и бессмысленная. Можно, конечно, концентрироваться и весь день думать о своей левой пятке (да, у меня это получилось), если не придумать ничего в жизни поинтереснее. Азия - не мое направление и мне похрену острова - такой же Диснейленд, как и весь остальной Таиланд. Я научилась прилично водить байк и выживать в наводнении. В Хуахин самый приемлемый климат и просвечивается хоть какая-то аутентичность. На севере в горах и среди болот остались осколки племён (не туристические деревни с каренами и длинношеими женщинами), пославшие нахрен государственность, вот их интересно отыскать.

Да. И ни одной сиамской кошки в Таиланде я не увидела.

И вот я вернулась в Бангког забирать сережки. Их, наконец-то,  изготовили. Но совсем не те - перепутали камень, сделали другую огранку и нарушили размер. Я их не купила.

Отправилась на массаж в монастырь Ват По.

Говорят, что доктор Живаго Кумар Бхакка, который придумал тайский массаж был другом самого Будды. Все свои изыскания он набросал в записной книжке, она разумеется, потерялась. Потом по памяти последователи кое-что записали еще, но в 17 веке во время войны с Бирмой, книга окончательно потерялась. Но потом нашли ее фрагменты и король Рама Третий, чтоб уж ничего с записями не случилось велел их перенести на стены храма Ват По. Храм тут же стал культовым. В нем открыли медицинскую школу и с тех пор там учатся массажу. Стоит мучаться в Бангкоке только ради посещения Ват По и пары сеансов массажа, взятых там, для образца и сравнения. Говорят, человеческое тело пронизывает 72 000 сен - невидимые энергетические линии, наверное, праотцы с ними и работали. Сегодня используют только десять. Все становится быстрым, даже тайский массаж.