Все записи
10:03  /  14.01.15

3873просмотра

Я - не только Шарли

+T -
Поделиться:

Когда-то я спросила Стаса Маркелова, как он выносит такую жизнь. Угрозы, кровавые подробности дел, часто равнодушные судьи. Мы ехали из Мосгорсуда, где он выступал на суде по делу об убийстве московского антифашиста Александра Рюхина. Стас был адвокатом, представлявшим интересы потерпевших - матери Рюхина и второго пострадавшего. Я пришла, как и некоторые другие, поддержать их. Суд был тяжелым, группа поддержки обвиняемых громкой, нахальной и устрашающей.

И вот висим мы в вагоне метро на поручнях. Стас в каком-то плаще, много шутит, смеется. И вот я спросила его, а что он мне тогда ответил, не могу вспомнить сейчас. Вряд ли он сказал что-то важное, скорее всего отшутился.

Уже несколько дней я пытаюсь вспомнить его слова, но не получается. Только вижу его фигуру в плаще, повисшую на поручне метро.

С тех пор прошло почти семь лет. А шесть лет назад, 19 января 2009 года, Стаса и журналистку Анастасию Бабурову застрелили на улице. Неонацисты, осужденные за это, уже давно сидят; вокруг и около них продолжаются суды, вовлекающие все новых фигурантов.

И не так важно, что я не могу вспомнить слов Стаса, в конце концов, мы не были даже приятелями. Я могу даже со временем забыть его худощавую фигуру в плащике. Его будут помнить родные, друзья, близкие коллеги.

Но всегда я буду помнить то, чем занимался Стас и почему погиб.

Все эти годы Комитет 19 января проводит в Москве антифашистские шествия в годовщину убийства Маркелова и Бабуровой, проходят памятные акции и в других городах. В этом году организаторы шествия заявили о расширении темы: акция будет посвящена не только погибшим Стасу и Насте и другим антифашистам, но и всем многочисленным поименованным и безымянным жертвам убийств и избиений, совершенных на почве расистских и националистических предрассудков.

Эта повестка дня назрела уже даже не вчера и она гораздо лучше подходит для антифашистского движения - от боевых антифа до правозащитников, чем, к примеру, защита Химкинского леса или участие в выборах в Координационный совет оппозиции вместе с радикальными националистами. Я не говорю, что все это было зря, просто жаль, что в результате оказались вытеснены другие темы, заниматься которыми просто больше некому: на чью солидарность и поддержку в нашем пропитанном насквозь расизмом и национализмом обществе еще могут рассчитывать пострадавшие от агрессивных проявлений этого расизма и национализма…

Не надо бояться пафоса. Не надо бояться проявить солидарность с жертвами преступлений на почве ненависти, даже если этот кто-то из этих жертв по какой-то причине вам малоприятен лично. Преступления на почве ненависти ужасны не потому, что от них гибнут хорошие люди. От них гибнут самые разные люди, в том числе и плохие. Ужасны эти преступления потому, что они - род терроризма, они направлены на запугивание целых групп людей.

Натягивать на свои идеологические пяльца взгляды покойников и призывать их авторитетные тени в свои союзники - значит ступать на тонкий лед. Тем не менее, я рискну, потому что искренне считаю, что Стас, представлявший интересы не только убитых антифашистов, но и, к примеру, убитой полковником Будановым чеченки Эльзы Кунгаевой, не мог бы не одобрить этой инициативы. Как весь мир на днях покрылся надписями "Я - Шарли”, так и мы можем сказать: “Я - Стас”, “Я - Настя”, “Я - Хуршеда Султонова”, “Я - судья Чувашов”, “Я - безымянный дворник-мигрант, зарезанный в темном углу”.

Информацию о шествии 19 января ищите на странице http://19jan.ru/.

Фото из ФБ Комитета 19 января. Портрет Стаса держит погибший этим летом под Славянском правозащитник Андрей Миронов.