Все записи
10:23  /  11.12.17

1078просмотров

В Израиль - с любовью. И деньгами

+T -
Поделиться:

Нечего скрывать, и Россия, и Израиль являются очень патриархальными странами. Потому что это страны, которым окружение часто навязывает конфронтацию. Поэтому – армия, поэтому – культ силы. Поэтому очень многие решения в жизни принимаются мужчинами. Но как ни странно, в вопросе получения израильского гражданства инициатором процесса женщины являются не реже, чем мужчины.Более того, мы многократно сталкиваемся с одной и той же ситуацией. Семья на отдыхе в Швейцарии, вдруг звонок от жены партнера: «Васю приняли. Маски-шоу, возвращаться нельзя».

Кроме российского гражданства, никакого другого нет. В своей невиновности люди уверены на 100%, но ее доказательство занимает время. И проводить это время в тюрьме не хочется, потому что из тюрьмы доказывать свою невиновность намного сложнее, а Швейцария не горит желанием оставить еще одну российскую семью по окончанию лыжного сезона.

Возникает вопрос: куда деваться. В этой ситуации часто вспоминается, что муж — еврей. Семья перебирается в Израиль, получает израильское гражданство, и ведет борьбу за доказательство свое невиновности отсюда.

Но самое интересное происходит через год или два, когда все вопросы решены, и еврейский муж примерно половину времени по делам своего бизнеса снова проводит в Москве А вот его русская жена — некрасовская блондинка с избой и лошадью — на предложение поехать в Москву с мужем отвечает: «а что я там у НИХ забыла?»

Действительно, очень часто, и в таких критических ситуациях, и в самых обычных, основным инициатором получения израильского гражданства и моментального переезда, или переезда постепенного, являются не мужья, а жены, и не еврейские, а русские.Чем же привлекает россиян Израиль?

Понятно, что не дешевизной жизни. В стародавние времена, когда доллар стоил 25-30 рублей, цены в Москве и в Тель-Авиве были примерно одинаковыми – Москва была немножко дороже. Сегодня, безусловно, дороже Израиль.

Израиль привлекает явно и не легкостью зарабатывания денег. Как человек, который делает это в Израиле последние 20 лет, могу сказать, что это действительно очень тяжело. Во-первых, здесь все евреи. Во-вторых, на ваши 13% или 6% налогов мы смотрим со слезами зависти на глазах, потому что в Израиле шкала налогообложения прогрессивная, и эффективная ставка далеко не у миллионеров добирается до 51%.

Но если в Израиле деньги надо тратить, а не зарабатывать, и если денег много, то Израиль очень комфортен. Во-первых, наверное, после России и Беларуси (Украину, к сожалению, нужно сегодня вынести за скобки) Израиль — это самая русскоязычная страна в мире. Израиль — страна меньшинств, но русскоязычное меньшинство — самое большое меньшинство здесь. Нас примерно полтора миллиона из восьми.

Во-вторых, в Израиле очень теплое море и вообще, если не считать августа, очень хороший климат. Сейчас, когда вы читаете эту статью, у вас, вероятно, минус десять, а у меня, когда я ее пишу, плюс двадцать три. Вечером, правда, ощутимо прохладнее: плюс восемнадцать – модницы могут одеть жакет или накинуть шаль.

Очень многие мои московские клиенты превозносят израильскую кухню. Она действительно хороша, хотя мне лично московская кажется более изысканной. В израильской кухне нет винегрета, но израильская кухня сама по себе — сплошной винегрет. Во-первых, евреи в Израиле собрались со всего мира, и принесли сюда свои деликатесы. Во-вторых, мы живем на острове. Наши соседи нас не любят. Поэтому мы страна, заточенная на экспорт хайтек-технологий, и на импорт лучших практик, в том числе в сфере кулинарии.

Давайте смотреть правде в глаза: сегодня процесс переезда в любую стран, включая Израиль, — это, в первую очередь, процесс. Когда мы в 90-е переезжали в Израиль, нам, цитируя классика, терять было нечего, окромя своих цепей. Переезжая в 90-е годы, люди отдавали ключи от государственной квартиры, в лучшем случае продавали «москвич» или «копейку» (которые были далеко не у всех) и, наменяв нажитое непосильным трудом на доллары по черному курсу и получив совершенно смешные деньги, приезжали в страну, начинали с нуля и в страну исхода не ездили годами, просто потому, что не было денег на авиабилеты.

Но это было четверть века назад. Мир изменился. Сегодня для подавляющего большинства наших клиентов резкий переезд — совершенно бессмысленный поступок и халатность по отношению к своим семейным обязанностям. Надо вначале получить гражданство. Надо открыть счет в банке и перевести деньги, а сегодня весь банковский мир становится, с одной стороны, полностью глобальным (ничего нельзя скрыть), а с другой стороны — локальным (банки боятся иностранных денег).Эта проблема, безусловно, решаема. Никто уже не зарабатывает миллионы по-черному, отписывая себе 500 долларов зарплаты в месяц. Но это, повторяю, проблема, ее нужно осознавать, и на ее решение нужно тратить время.

Для того, чтобы пеерезд был комфортным, нужно, чтобы было, куда переезжать. Об это мы поговорим позже. Если есть дети, нужно понимать, где они будут учиться.

Израильские вузы, может, и не занимают почетных мест в Лиге Плюща, но на бирже НАСДАК израильских компаний больше, чем канадских и китайских. По количеству стартапов Израиль находится на 2-м месте в мире. Я не могу объяснить, за счет чего это происходит, но в Израиле, безусловно, есть хорошие вузы, и израильские школы, несмотря на то, что их вряд ли можно назвать хорошими с советской точки зрения, тем не менее, очевидно прививают детям навыки, которые позволяют им потом преуспевать в жизни и запиливать эти самые стартапы.

А на худой конец в Израиле есть американская школа, часть глобальной сети. В ней примерно половина учащихся – это посольских работников тех стран, которые могут позволить себе платить 30.000 долларов США за школьника, а вторая половина — дети новых репатриантов, в первую очередь, конечно, из России.

Не менее важным вопросом является выбор места жительства. Ареал приобретения недвижимости наших российских клиентов делится на три весьма отличных сегмента.Один — это Эйлат. Такой израильский Сочи. Неважно, что там покупается, частный ли это дом или квартира в многоэтажке – ментально это все равно «дача», все время там жить тяжело.Второй сегмент — это Иерусалим, где покупают квартиры люди верующие, причем не только иудеи, но и христиане (помните по «некрасовских» русских жен?).

Но 80% недвижимости приобретается в прибрежной полосе «Большого Тель-Авива». Если посмотреть на карту, то у французов она начинается на юге городом Ашдод. А у россиян – с города Ришон-ле-Цион, и продолжается Бат-Ямом (это два южных соседа Тель-Авива, а Бат-Ям даже хотят муниципально объединить с Тель-Авивом). Затем идет сам Тель-Авив, и три «северных» (конечно, в кавычках – и из-за погоды, и из-за географической близости) города:Герцлия, город хайтека и посольств, в прибрежной зоне которой практически нет многоквартирных домов, а только частные,

Нетания, которая с точки зрения наших клиентов, дает очень хорошее соотношение «цена-качество-море», и которая предлагает широкий выбор приморских новостроек,Кейсария — город домов, а не квартир, из которого ехать в Тель-Авив каждый день не очень удобно (хотя что такое по московским меркам час в дороге), но в котором живет действующий премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньягу. Кейсария — практически единcтвенный выбор для тех, кто хочет иметь частный дом недалеко от моря, не инвестируя в это много миллионов долларов.

Не секрет, что на рынок недвижимости большинство людей смотрят с двух точек зрения. Часто во вторую — как на крышу над головой, а в первую — как на консервативную инвестицию. За последние десять лет цены на недвижимость в Израиле «в среднем по больнице» удвоились. Есть места, в которых рост был заметно ниже, есть места, где рост был в разы. Значит ли это, что в ближайшие 10 лет цена на недвижимость снова удвоится? Нет, конечно, не значит. Значит ли это, что цена на недвижимость упадет в два раза? Нет, об этом тоже ничего не говорит.

Мы не будем лезть в глубокую аналитику (при желании ее можно почитать на нашем сайте zakon.co.il), но Израиль — страна с самым высоким уровнем рождаемости в ОБСЭ, и очень высоким положительным миграционным сальдо. Из Израиля сегодня уезжает меньше людей, чем когда-бы то ни было, а приезжают постоянно, причем из самых разных мест. И если в 90-х в Израиль приезжали бедные евреи из бедных стран, в которых им было плохо, то в последнее время приезжают богатые евреи из богатых стран. Финансово у них все хорошо, только им не очень комфортно от терактов в Лондоне и Ницце, и выступлений неонацистов в США.

И получается, что Израиль — это единственная страна, где недвижимость является … экспортным товаром Причем ее целевая аудитория очень диверсифицирована. Если недвижимость в Берлине не нужна никому, кроме немцев и, может быть, каких-то пенсионных фондов, то недвижимость в Израиле нужна русским, американским, английским, французским и всем остальным евреям.

Еще одним очень важным отличием израильской недвижимости от российской является мера «рисковости» инвестиции на начальном этапе строительства. Если в России президент распорядился в течение трех лет прекратить долевое финансирование строительства, потому что в России почти четверть миллиона обманутых дольщиков, то в Израиле никому в голову не придет это запретить — потому что оно замечательно работает. И не потому, что в Израиле застройщики для получения лицензии сдают экзамен на высокие моральные принципы, а потому, что институты построены так, чтобы люди могли покупать недвижимость на самых ранних этапах. Это удешевляет стоимость для покупателя, это повышает эффективность использования денег для застройщика, и, наконец, это повышает количество сделок и объем взимаемых государством налогов.

Российский клиентов очень радует и ипотека, которая выдается, во-первых, без доходов в Израиле, а во-вторых, под очень смешные по российским меркам проценты. Поэтому подавляющее большинство наших российских клиентов приобретает квартиры еще до переезда. А уже имея в Израиле квартиру, грех не пользоваться израильской погодой и пляжами. Вот так незаметно многие начинают жить на две страны. А потом обнаруживают себя летающими не в Израиль, а из Израиля …