Все записи
13:58  /  17.11.14

10548просмотров

Переход на отечественный софт — способ убить сразу трех зайцев

+T -
Поделиться:

 

Министр связи Николай Никифоров обратился к президенту с предложением создать госсистему развития радиоэлектронной промышленности и назначить ответсвенной за импортозамещение в сфере IT госкорпорацию «Ростех». В сентябре Минкомсвязи предложило ввести десятипроцентный налог с продаж лицензий на программное обеспечение, чтобы создать фонд для поддержки российских разработок по замещению иностранных программ отечественными. Затем министерство заявило, что правительство вместо введения налога с продаж может отменить льготу на НДС. Генеральный директор группы компаний InfoWatch и соучредитель «Лаборатории Касперского» Наталья Касперская рассказала, зачем нужно разрабатывать собственное ПО и почему в стимуляции спроса на отечественное программное обеспечение нужно начинать с госкомпаний.

Фото: ТАСС
Фото: ТАСС

Использование иностранного ПО заключает в себе определенные риски. Я не очень положительно отношусь к идее импортозамещения только в области софта, потому что, на мой взгляд, это вещь, которая лишена смысла. Вот, например, мобильное устройство представляет собой симбиоз софта и «железа». Задумывались ли вы, что все данные с вашего мобильного устройства собираются иностранными компаниями-производителями, которые, в свою очередь, передают их по запросу в Агентство национальной безопасности Соединенных Штатов? Иностранные компании коллекционируют данные о перемещениях людей, их телефонные разговоры, а также фотографии, связи и так далее. Как только вы попадаете в круг лиц, которые их интересуют, они уже могут осуществлять слежку конкретно за вами, имея на вас полное досье. Если же вы, например, являетесь крупным российским чиновником, допущенным к гостайне, то это становится серьезной угрозой национальной безопасности. При этом слежка осуществляется не только через электронные устройства, но и через компьютеры, потому что у компьютеров есть поисковые системы, бесплатная почта и так далее.

Слежка — это один вид риска. Второй вид риска — это технологическая зависимость. Например, западные страны вводят санкции и говорят: «Мы не будем больше поддерживать то, что мы вам продали». Поставило какое-нибудь крупное предприятие иностранную систему, а потом ее перестали поддерживать. Предприятие заплатило огромные деньги, все его ресурсы привязаны к этой системе, а обновления вдруг стали недоступны или того хуже — система прекратила работу.

Третий вид риска — воздействие на нашу инфраструктуру извне, осуществление различных атак. Близким к этому же типу рисков я бы назвала возможность воздействия на умы через иностранные ресурсы, агитацию и антироссийскую пропаганду. Таких угроз извне может быть много, и, конечно, Россия должна думать о том, как защититься от них. Правильно было бы иметь собственную, независимую цепочку решений в области информационных технологий, причем полного цикла, начиная от чипа или процессора и заканчивая приложениями.

Наша компания является членом Ассоциации разработчиков программных продуктов «Отечественный софт», которая уже пять лет занимается тем, что объясняет власть имущим необходимость импортозамещения, но до недавнего времени нас никто не слушал. А сейчас тема вдруг стала модной, все начали говорить об импортозамещении. Я называю это «синдромом жареного петуха»: когда ввели санкции, то все вдруг начали суетиться, причем пока довольно хаотично.

На мой взгляд, в вопросе импортозамещения нужна политика, долгосрочная целенаправленная стратегия: что замещать в первую очередь, что во вторую, как быть с «железом». Частично проблему можно решить при помощи более тесного сотрудничества с китайцами, потому что у китайцев как раз «железо» есть, кроме процессоров — процессор, видимо, все равно придется делать свой и делиться им с китайцами. Разумно было бы создать конгломерат стран, которые могут обеспечить цифровой суверенитет и избавиться от технологической зависимости от США, потому что сделать это в рамках одной страны довольно сложно.

Хотя в области софта я бы не сказала, что мы отсталые, в этой сфере ситуация лучше, чем в тех отраслях, в которых мы отстали слишком сильно, как, например, в машиностроении. У нас и компаний много, которые занимаются разработкой программного обеспечения, и софт есть разнообразный, как системный, так и прикладной: те же самые ERP (системы управления предприятием), антивирусы, сложные банковские системы, есть даже операционные системы, базирующиеся на программном обеспечении с открытым кодом, и так далее. Таким образом, в области софта у нас уже большое количество продуктов, способных заменить иностранные. По нашей оценке, потребуется еще 3-5 тысяч программистов, чтобы полностью реализовать импортозамещение в области софта, — это не так уж много. Понятно, что это будут продукты не уровня Microsoft Office со всем его разнообразным функционалом, а для начала функционал будет более скромный, но зато именно тот, который необходим клиенту в работе.  

Что касается конкурентоспособности отечественных программных продуктов на рынке, то ключевой вопрос не в финансировании разработок, не в выделении субсидий разработчикам (мы как раз довольно скептически относимся к субсидиям), а именно в том, чтобы создать спрос. Создать его можно несколькими способами, но самый простой — это обязать государственные компании или компании с госучастием покупать отечественное. Мне нравится инициатива, которую рассматривали в Госдуме, — покупать отечественное при наличии хотя бы двух конкурирующих российских программных продуктов. Во-первых, это не позволит развиваться монополизму: все-таки будет внутренняя конкуренция. И во-вторых, это помешает госкомпаниям закупать все импортное.

Сейчас ситуация парадоксальная: российские государственные компании тратят на импортную программную продукцию безумные деньги. Например, Microsoft зарабатывает в России на Windows и Microsoft Office полмиллиарда долларов в год. Из них больше половины — на государственных компаниях. Наши госкомпании пользуются продуктами потенциального противника, не осознавая тех рисков, которые это несет. Кстати, по поводу операционных систем, мы, изучив вопрос, нашли в России семь таких разработок. Понятно, что они основаны на Linux, понятно, что они не такие многофункциональные, как Microsoft Windows, но тем не менее, основные функции выполняют. Кроме того, системы были бы гораздо лучше, если бы был заказчик, который бы ими пользовался и вносил предложения по их улучшению.

Теперь возьмем область информационной безопасности. У нас есть как минимум два отечественных антивируса очень высокого качества, мирового класса. Это «Лаборатория Касперского», которая является игроком номер 4 на мировом рынке, и компания «Доктор Веб». Но в государственном секторе «Лаборатория Касперского» практически не представлена. Не является ли это абсурдом? Отечественных систем защиты от утечек на российском рынке еще больше, это даже не один InfoWatch, их целых пять. Но тем не менее очень часто в госкомпаниях используют американские аналоги, которые из рук вон плохо работают с русским языком, но зато имеют красивый интерфейс.

Государство должно быть заинтересовано в том, чтобы развивать софтверную отрасль, и оно может это сделать, если даст такую рекомендацию по закупкам государственным компаниям. Тем самым мы убивали бы сразу трех зайцев: во-первых, осуществляли импортозамещение. Во-вторых, деньги не уходили бы из страны, что важно, потому что мы будем платить своим же компаниям, компании будут создавать новые рабочие места, нанимать больше людей, эти люди будут работать, платить налоги, часть налогов будет возвращаться в казну — и все счастливы. А если мы платим иностранцам, то 80% этого дохода уходит за океан. В-третьих, мы развивали бы саму индустрию: наши компании стали бы работать на реальных заказчиков, понимать реальные проблемы и совершенствовать свой софт. Я вас уверяю, что крупные компании душу из вендоров вынут, если у них что-то не работает: разработчикам придется улучшать свой продукт до тех пор, пока они в конце концов не сделают высококачественный продукт, отвечающий требованиям больших заказчиков. Но эту возможность им нужно дать. Все страны обязательно спонсируют свои высокие технологии, если хотят их развивать. Все.

Недавно Минкомсвязи предлагал ввести 10-процентный налог на продажу всего софта в России, теперь он хочет отменить льготу на НДС. Про НДС надо понимать одну вещь. Компания-разработчик не может зачесть НДС при продаже, так как она почти ничего не покупает, а создает продукт с нуля. Основные затраты любого разработчика – это зарплата. Поэтому НДС ложится на вендора в полной мере. Получается, что мы оказываемся в резко неконкурентных условиях по отношению к иностранцам. Именно поэтому семь лет назад НДС был отменен для софтверных компаний — абсолютно разумная льгота. Согласитесь, что это странно: думать о развитии индустрии и одновременно облагать ее дополнительными налогами.

Кроме того, Минкомсвязи предлагает идею создания специализированного фонда поддержки импортозамещения. На мой взгляд, не нужно создавать никаких фондов. У нас сейчас уже существует огромное количество фондов, инвестирующих в IT, главным образом, как раз в программное обеспечение, а именно: есть Федеральная целевая программа по исследованиям и разработкам при Министерстве образования и науки, есть фонд «Роснано», есть Российская венчурная корпорация, есть фонд «Росинфокоминвест», есть «Сколково», у него отдельный кластер по IT, и другие. Нужно эти существующие фонды выстроить в единую линию и сказать: «Импортозамещение является приоритетом». Сейчас они не могут потратить свои инвестиции, потому что не могут найти хорошие проекты. При этом у нас есть пробелы в области ПО и «железа», которые не закрыты. Но на это нет мандата у «Сколково» и других. Если дать мандат, то они наконец начнут тратить деньги именно на то, чего России не хватает. Эта идея с еще одним фондом какая-то искусственная. У нас и деньги есть, и компании есть, только воли и стратегии не хватает.

Читайте также

Комментировать Всего 8 комментариев

"Частично проблему можно решить при помощи более тесного сотрудничества с китайцами, потому что у китайцев как раз «железо» есть" - и сейчас большинство изделий производятся в Китае "иностранными компаниями-производителями, которые, в свою очередь, передают их по запросу в Агентство национальной безопасности Соединенных Штатов." Чего же мы добьёмся более тесным сотрудничеством? Заменим (или продублируем) отправку в АНБ США отправкой в 11-е бюро КНР? Нам действительно это нужно?

"Мне нравится инициатива, которую рассматривали в Госдуме, — покупать отечественное при наличии хотя бы двух конкурирующих российских программных продуктов" - получается, нам нужно две различных конкурирующих десктопных ОС, два конкурирующих офисных пакета (текстовый редактор, эл.таблица, аутлук, презентации, СУБД), и далее со всеми остановками по паре аналогов серверных ОС, SQL- и прочих серверов, Project, Visio, AutoCAD, Adobe CS... список можно продолжить десятками только универсальных общих позиций. А еще есть крупные масштаба SAP, SCALA, Oracle какой-нибудь. Да и на чем создавать эти продукты - придется начинать с создания средств разработки - аналогов Visual Studio или Delphi... Как тут можно серьёзно говорить о четырех-пяти тысячах программистов? Да ещё и отечественных, как я понял - "люди будут работать, платить налоги, часть налогов будет возвращаться в казну".

Эту реплику поддерживают: Таня Ратклифф, Ира Зорькина

особенно оптимистично звучит "люди будут работать". Такая искренняя  уверенность в том, что достаточно посадить людей работать и они наработают конкурентоспособный продукт.

Как-то вспомнилась шутка про тысячу обезьян, и все  с пишущими машинками. Посадить и и ждать, пока одна из них напишет "Гамлета" Шекспира. Или что-нибудь еще, такое же гениальное.

Как там у Сорокина в "Дне опричника"?

"Стандартный набор продуктового ларька: сигареты «Родина» и папиросы «Россия», водка «Ржаная» и «Пшеничная», хлеб черный и белый, конфеты «Мишка косолапый» и «Мишка на Севере», повидло яблочное и сливовое, масло коровье и постное, мясо с костями и без, молоко цельное и топленое, яйцо куриное и перепелиное, колбаса вареная и копченая, компот вишневый и грушевый, и наконец — сыр «Российский».

Хороша была идея отца Государева, упокойного Николая Платоновича, по ликвидации всех иноземных супермаркетов и замены их на русские ларьки. И чтобы в каждом ларьке — по две пещи, для выбора народного. Мудро это и глубоко Ибо народ наш, богоносец, выбирать из двух должен, а не из трех и не из тридцати трех. Выбирая из двух, народ покой душевный обретает, уверенностью в завтрашнем дне напитывается, лишней суеты беспокойной избегает, а следовательно — удовлетворяется. А с таким народом, удовлетворенным, великие дела сотворить можно."

Эту реплику поддерживают: Михаил Казьмин, Иосиф Раскин, Ирина Неделяй

Великие же дела ужо прямо и сотворяют.

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

"Я вас уверяю, что крупные компании душу из вендоров вынут, если у них что-то не работает: разработчикам придется улучшать свой продукт до тех пор, пока они в конце концов не сделают высококачественный продукт, отвечающий требованиям больших заказчиков."Радужная перспектива для потенциального покупателя отечественного софта, особенно в условиях прочих сложностей. 

И начните наконец производить собственные самосчеты. А то эти вражеские компьютеры, Маки с ПиСями, просто задолбали.

Даешь наш российский велосипед - самый юзер-дружественный велосипед в мире.

"А хорошо бы, душенька, через этот пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки... и чтобы в них сидели купцы. И... и продавали бы разные мелкие товары... А?"

Эту реплику поддерживают: Иосиф Раскин, Сергей Кондрашов, Ира Зорькина

процессор, видимо, все равно придется делать свой и делиться им с китайцами.

Очень понравилось!

Эту реплику поддерживают: Михаил Казьмин, Ира Зорькина

Новости наших партнеров