Все записи
11:54  /  27.11.14

1042просмотра

Почему в Фергюсоне не верят судам?

+T -
Поделиться:

Парадоксальным образом название городка Фергюсон напомнило об  этапном для американского правосудия деле, рассмотренном в 1896 году в Верховном суде – «Плесси против Фергюсона» (Plessy v. Ferguson), которое признало соответствующим конституции сегрегацию рас, в частности, в городском транспорте, и, тем самым, подвело  юридическое обоснование под наступлениями на права негров после т.н. «Реконструкции» 60-70-х годов.  Тогда Верховный суд провозгласил принцип: «разделенные, но равные». Подразумевалось, что обе расы будут иметь равные права, но по отдельности.

В России сегодня, наблюдая за жаркими столкновениями в миссурийском городе после решения суда присяжных, за реакцией американского общества в целом, и за растерянными комментариями Обамы, недоумевают – почему же в стране  столь знаменитой своей культурой выполнения решений судов, доверия к ним, происходят подобные сцены насилия? Но в том то и заключается особенность американской истории и политики, что суды часто оказываются вовсе не бесстрастными вершителями споров, более того, не поспевают за изменениями в обществе и блокируют надолго перемены.

Например, история  Верховного суда – это не только  знаковые решения, которые открывали новые перспективы, как, например, Roe v. Wade, давшее женщинам право на аборт, или Brown v. Board of Education of Topeka, положившее начало десегрегации образования, или Griswold v. Connecticut, разрешившее контрацепцию.

Самой позорной страницей историей Верховного суда считается   решение по делу 1857-го года «Дред Скотт против Сандфорда» (Dred Scott v. Sandford), согласно которому рабы являются законной собственностью хозяина, и никто, в том числе Конгресс, не может лишить их этой собственности. Поэтому проживавший  в свободном штате чернокожий невольник Дред Скотт и члены его семьи так и остались в рабстве. Более того, устами председателя суда  Роджера Тони было заявлено, что черные американцы не являются гражданами в принципе, поскольку не имеют отношения к той гражданской нации, которая создала конституцию США. Поэтому они не могут обращаться в американские суды для защиты своих прав. Как следствие, Верховный суд отменил своим решением Миссурийский компромисс (ограничивавший распространение рабства в новых штатах) как противоречащий конституции, поскольку никто не имеет права запрещать рабство, где бы то ни было. Второй раз в истории суда высший орган Фемиды объявил закон, принятый Конгрессом, неконституционным. И только ради того, чтобы потрафить рабовладельцам.

Вердикт, провозглашенный Роджером Тони, был юридической победой рабовладельцев во всех смыслах. Оттого его последствия оказались лавинообразными и непредвиденными. Президент Бьюкенен и судьи-южане надеялись, что теперь антирабовладельческая агитация прекратиться. Напротив, противники невольничества были встревожены победой Юга, и только усилили свою агитацию в пользу отмены рабства. Более того, решение суда помогло им сплотиться вокруг Республиканской партии и придало им боевого духа. На выборах 1860 года они выдвинули своим кандидатом Авраама Линкольна, известного борца с рабством. Восстание Джона Брауна, последовавшее в 1859, также стало следствием осознания невозможности мирным и легальным путем ликвидировать институт рабства.

Решение суда спровоцировало экономическую панику в США, поскольку в «подвешенном» положении оказались многие политические решения прежних лет, например, о количестве рабовладельческих штатов, и над ними нависла угроза пересмотра, чреватая угрозой войны. Юг, почувствовав свою силу, был менее чем когда-либо склонен идти на компромиссы с Севером. Так в деле «Дред Скотт против Сандфорда» торжество буквалистского  понимания конституции, желание вовсе не учитывать реалии быстро меняющегося мира, оказались априори обреченными на невыполнение. Американская юстиция на горьком опыте осознала тот факт, что красивое выражение «пусть гибнет мир, но вершится правосудие» имеет мало отношения к реальной жизни.

Верховный суд  конца XIX - начала XX века методично отбивал все попытки каким-либо образом вмешиваться в частное предпринимательство – хотя бы и с целью защиты наемных рабочих. Этапным в череде  судебных рассмотрений стало дело «Локнер против Нью-Йорка» (Lochner v.  New_York), привлекшее внимание суда в 1905 году. По его названию тот период в деятельности Верховного суда был даже прозван «Lochner era», т.е. «эпоха Локнера». Согласно вынесенному тогда решению, законодатели не могут ограничивать количество рабочих часов, и хозяин может заставлять работать наемных служащих сколько угодно.

Дело Lochner v. New_York  открыло собой целую серию дел в Верховном суде, когда этот орган пытался всячески ограничить и запретить вмешательство государство во взаимоотношения труда и капитала. За ним последовало делоAdair v. United States (1908), отменившее федеральный закон, который запрещал работодателям на железной дороге выдвигать требование к своим работникам не быть членами профсоюзов. Дело в том, что в то время в США были в ходу т.н. «yellow-dog договоры» – при поступлении на работу человек подписывал обязательство не вступать в  профсоюз. Конгресс попытался сделать такую практику незаконной, но Верховный суд не позволил ему это. В развитие делаAdair v. United States в 1915 суд в деле Coppage v. Kansas запретил аннулировать «yellow-dog договоры» и на уровне штатов.

Решением по делу Hammer v. Dagenhart  (1918) Верховный суд даже не позволил регулировать Конгрессу условия детского труда, также как заблокировал попытки наказывать работодателей, эксплуатировавших детей в  деле Bailey v. Drexel Furniture Co.(1922). А в деле Adkins v. Children's Hospital (1923) он воспрепятствовал усилиям федеральных законодателей установить уровень минимальной оплаты для женщин и детей.

И даже в вопросе сохранения до сих пор смертной казни именно Верховный суд сказал решающее слово в деле Gregg v. Georgia в 1977 году, отменив тем самым собственное решение по делуFurman v. Georgia 1972-го года, исполнение приговоров приостановившее.

Всем в Америке памятен процесс Скоттсборо (Scottsboro Boys) начала 30-х, когда жюри присяжных отправило на электрический стул девятых молодых негров, обвиненных в изнасиловании двух белых женщин. Дамочки хладнокровно обвинили черных парней и подростков в преступлении лишь бы только про них самих не подумали плохо. И только волна гражданских протестов заставила приостановить исполнение приговора, последовала долгая судебная битва, в ходе которой негров опять приговорили к казни, затем, с третьей попытки, «всего лишь» к пожизненному заключению, и лишь много лет спустя их помиловали  под грузом неопровержимых доказательств невиновности.

Можно вспомнить «обезьяний процесс» в Теннесси 1925 году, когда учителя  биологии Джона Скоупса признали виновным в нарушении закона, только за то, что он рассказывал на уроках об эволюционной теории Дарвина. Он нарушил закон штата, прямо запрещавший преподавать «любую теорию, которая отвергает историю Божественного Сотворения человека, которой нас учит Библия, и учит вместо этого о том, что человек произошёл от животных низшего порядка». Или то, как жюри присяжных оправдало убийцу своей жены О.Джей Симпсона в 1995.

Примеров можно приводить множество, но суть остается неизменной. Слепого доверия к решениям судов у американцев  быть не может. Фемида всего лишь отражение бытующих в обществе взглядов. Присяжные ошибаются также как и любой другой гражданин. И потому, неудовлетворенные постановлениями суда выходят на улицы. Это  - не лучший шаг, но за ним кроется своя логика.