Все записи
МОЙ ВЫБОР 10:12  /  14.12.17

4414просмотров

"Мне просто повезло": как мама с ребенком бежали из Франции в Россию.

+T -
Поделиться:

Многообразные и противоречивые процессы в мире делают семейное право сегодня значительно сложнее, чем было ранее. Глобализация привела к разрушению границ между международным и частным правом. Конфликты в контексте семейного права зачастую не могут быть разрешены в пределах одной юрисдикции. К таким вопросам относится и международное похищение ребенка одним из родителей.

Одной из характеристик современной семьи является все более разнящийся состав семьи. Если в прошлом доминировал тип "нуклеарной семьи", состоящей из мужа, жены и детей, где роли были четко определены, то в настоящее время существуют несколько типов семей: традиционные, незарегистрированные, гомосексуальные, а также семьи мигрантов, состоящие из граждан и неграждан. И если уровень разводов среди мультикультурных семей не ниже, чем в среднем среди населения, то вот споры о воспитании детей и общении с ними решаются труднее. 

Т.Е. Йанер в статье "Конфликт по поводу ребенка: иммиграция, семейное право и проблема депортации одного из родителей" рассматривает такой феномен, как семьи со "смешанным иммигрантским статусом". Примером данной семьи служит союз, в котором один из супругов является иностранным гражданином и/или нелегальным мигрантом.

В 2011 Россия стала 86-й страной, подписавшей Гаагскую конвенцию (от 25 октября 1980 г), в которой оговариваются гражданские аспекты международного похищения детей.

Но вот незадача. Несмотря на актуальность этой проблемы, в российском правовом поле речь о похищении не идет. В то время, как Гаагская конвенция рассматривает перемещение или захват ребенка как незаконные - если при этом нарушаются права попечительства над ребенком (иными словами, перемещение ребенка родителем также может быть признано незаконным), - в российском праве завладение родителем ребенка вопреки воле другого родителя или близких родственников, у которых он находится на воспитании, не является преступным и не может квалифицироваться по статье 126 Уголовного кодекса Российской Федерации (похищение человека). 

Это не единственное расхождение между законом РФ и Гаагской конвенцией. 

Специфика Гаагской конвенции начинается уже с определения того, кто является ребенком (по российской норме, это человеческое существо, достигшее 18 лет, а по Гаагской конвенции 16-ти). 

Еще одно положение, часто упускаемое из виду практикующими юристами - отсутствие значения принадлежности ребенка к тому или иному гражданству для определения необходимости возвращения незаконно перемещенного ребенка.

Практика российских и иностранных судов по определению того, кто должен воспитывать ребенка в случае развода родителей - граждан разных стран, показала, что суды каждой страны, к гражданству которой принадлежат родители, исходят из того, что ребенка должен воспитывать родитель - гражданин этой страны. Интересы ребенка при таком подходе отодвигаются на задний план. Следовательно, принимая решение о возвращении ребенка в соответствии с Гаагской конвенцией, суды не должны учитывать его принадлежность к тому или иному гражданству.

Множество русских женщин во Франции знают, что в случае развода закон не встанет на их сторону. Скорее всего, ребенок будет оставлен с отцом - французом, а мама вернется в Россию, либо будет приходить на встречи, пытаясь одновременно заново выстроить свою жизнь. В каждой из таких частных трагедий слишком много нюансов, поэтому общей статистики "выживших" и оставленных без мамы детей, увы, не ведется.

Однако, я уверена, что приведенная ниже беседа может пригодиться тем, кто уже попал в правовой/семейный капкан, или же находится к нему в угрожающей близости. 

В приведенной ниже беседе приняли участие: героиня истории (Е) Ена - молодая мама, дизайнер одежды. Ей удалось буквально бежать из Франции с маленькой дочкой Лией на руках.

(А) Адвокат Татьяна Бренник, которая защищала Ену в судебном процессе в России. Суд  инициировал бывший муж Ены Жером, пытаясь вернуть девочку во Францию и ссылаясь на ту самую гаагскую конвенцию. 

(С) - Спиваковская Веста, это я. 

 

      Итак,  почему Ене повезло?

А: Другие 99 женщин из 100 эту ситуацию могли проиграть и дальше можно было судиться до бесконечности. 

С: Проиграть – вы имеете в виду данный суд?

А: Проиграть по жизни.

С: Проиграть – не выехать из Франции с ребёнком.

А: Просто потерять ребёнка, потому что…  Я хочу эту проблему назвать глобальной проблемой как таковой.

Е: Тогда я и не знала, какой проблемой это могло быть, что типа мне повезло.

А: И она думала, что это единичный такой случай, не знала, насколько это масштабно.

С: А вы можете дать оценку этой масштабности?

А: Почему ей повезло? Ей повезло потому, что вовремя среагировала и уехала. Если бы она этого не сделала, то осталась бы в позиции человека, который и ребёнка не может бросить, и жить там не имеет права.

Е: Ну да, потому что меня поставили перед фактом о том, что мы тебе не будем помогать ни с какими документами, у тебя есть ребёнок с французским гражданством, делай всё сама.

А: Это самая большая ошибка. Сам по себе ребёнок с французским гражданством никаких прав матери не даёт.

 

     Как все начиналось. 

А:  Началось с того, что они познакомились в Китае. Какие бы ни были отношения, но они были, и результатом этого стала беременность. Каждый жил на своей территории. Ена работала там, и Жером. Не был какой-то курортный роман, люди там жили и занимались своим делом. Значит, потом, когда произошла беременность, как я правильно понимаю, Жером сказал, что он не хочет ребенка.

Е: Да, он сразу сказал, что не хочет.

А: Его право, правильно? Его право – не хотеть чего-то. Ена отошла, и потом через какое-то время Жером поменял своё мнение. Вот эта смена мнений потом будет идти хвостом за нами всё время. Поменяв своё мнение, они съехались. Соответственно, Ена была тогда замужем, она начала разводиться. Муж был очень порядочный, и с ним остаются хорошие отношения по сей день.

Что происходит дальше. Ну, это моё личное мнение, которое потом в процессе подтвердилось, и этот элемент присутствует во многих других семейных скандалах. В это дело вмешались третьи лица, а именно родители Жерома. В последующем их воля будет прослеживаться везде.

Е: Ну да, они стали придираться ко мне: почему не учишь французский, и вообщем всё со мной было "не так".

А: Таким образом, пожив немножко вместе в Китае, они принимают решение лететь во Францию, потому что… ну и финансово было легко жить во Франции, потому что Жером может получить компенсацию за рождение собственного ребёнка, ну и сразу оформить документы. Они вылетают во Францию в первый раз, и Ена узнаёт о том, что ей не особо рады во Франции по поведению родителей. Она рожает там ребёнка.

Е: Да, причём они добиваются для меня какой-то статус нелегального положения, чтобы получить  компенсацию за роды 100%. 

А: Ну смысл в том, что по отношению понятно, что ей там не рады. Дальше происходит очередной скандал между Жеромом и Еной, недопонимание какое-то, плюс Ена проживает в доме у родителей, и понимает, что она там гость. Она в гостях у родителей, которых нужно уважать, они пригласили. Потом Жером опять меняет своё мнение. Нестабильный такой человек.

Е: Да, дочке уже было два месяца, и он улетает в Китай, просто пакует чемоданы и улетает в Китай. Оставляет меня во Франции. Я не могла с младенцем лететь, по правилам авиакомпании, и мне пришлось это время выждать, чтобы вылететь в Россию. Жером даёт мне разрешение, причём, подписывает согласие на выезд ребёнка в разные страны без ограничения направления и срока действия. На тот момент Лия и я его мало волновали.

А: Такое согласие редко у кого имеется. Но документ был подписан. Дальше они разрывают улетает в Китай, она – в Россию. И потом, т.к. основная работа Ены в Китае и после нахождения в России в течении 4-х месяцев обратно в Китай. В этот момент Жером ещё раз меняет своё мнение: давай снова попробуем жить вместе.

Е: Мне нужно было продолжить работать. На самом деле он тогда настаивал на том, что он не видел уже 3 месяца ребёнка и хотел, чтобы я ему привезла ребёнка. В принципе, это было основное - чтобы я привезла ребёнка. Я обрадовалась.

А: Веста, я могу сказать, что у Ены присутствует элемент уважения к отцу своей дочери. Элемент отсутствия такого понятия как мой ребёнок – моя собственность. Она всегда была лояльна.

Е: Я до сих пор к нему лояльна, хотя, порой это не легко.

С: Да, то, что вы говорите – это американская школа, потому что вопросы о лояльности в нашей российской практике не особенно актуальны.

Е: Итак, я в Китае с дочкой, но через полгода он решает, что он слишком много работает, и решает вообще не работать.

А: Хорошо, опять же, подчеркиваем, это его выбор. В любом случае, вдвоём нужно как-то жить и содержать ребенка. Значит, что делает Ена, она идёт в наше посольство, где русским детям создают кружки, что-то типа садика такого и начинает преподавать там рисование. Это позволяет  брать с собой дочь, чтобы не оставлять ее дома. Ну, Жером, соответственно, продолжает искать работу. В итоге жить им вдвоем сложно, потому что… почему – скажет сама Ена.

Е: Да он просто начинает настаивать, что его теперь не устраивает Китай, он хочет во Францию, ему кажется, что семья должна быть рядом. Он говорит, что там есть племянник, и дети могут играть. Я думаю, что в тот момент он не понимал, что такое семья и что ему нужно вернуться в свою семью, чтобы научиться ещё разок. И он начинает вести себя совсем не как мужчина. Семейные отношения он не мог построить. Не знал, как заниматься ребенком, не хотел идти на детские утренники. Ему казалось, что в Китае всё не так как надо, и ему там физически плохо. В это время стало известно, что отец Жерома тяжело болен. Вопроса ехать или не ехать не стояло, ситуация была критическая.  И в июне прошлого года мы отправились все вместе во Францию навестить отца Жерома. Я не знаю французского языка и, естественно, не собираюсь там жить. Мы пробыли всего 9 дней. Когда мы приехали, то документы почему-то оказались у Жерома, т.е. он начал этим всем манипулировать, а его мама начала придираться к каким-то моим личным качествам. Я не понимала почему такая агрессия в мою сторону. 

        

              С ребенком на улице. 

А: В итоге всё закончилось 16 июня?

Е: Да, 16-го июня мы уже ушли, скандал продолжался неделю.

А: Мать Жерома, бабушка Лии, выгнала Ену из дома, и т.к. это всё было сопряжено со скандалом с Жеромом…

Е: Я говорила, что я пойду в полицию, они не пускали меня туда, говорили, что нет, ты никуда не пойдёшь с ребенком, следили за мной на улице и на детских площадках.

А: В итоге Ена была выставлена за дверь, у нее в руках был только ребенок, паспорт, коляска и ноутбук.

С: То есть выставили не только Ену, но и ребенка?

Е: Они говорили, что ребенок останется здесь, а ты ищи варианты, где ты можешь устроиться рядом, ты можешь найти работу. Пусть тебе помогают друзья, у тебя есть виза на 3 месяца туристическая, вот решай. А ребенок у нас будет, навещать его будешь как суд решит, сейчас придет адвокат и будем все решать. Стало страшно.

А: Другими словами ребенок наш, а ты - как хочешь. Ена хватает ребенка, выскакивает из дома, дверь закрывается, и она идет в полицию.

Е: Да, я остаюсь на улице, иду в полицию, все рассказываю, и полиция меня размещает в центр социальной помощи, куда, как они говорят, не может прийти никто. Это женский кризисный центр. Против "domestic violence" - домашнего насилия. Но я могла оставаться там только 24 часа.

А: Дальше происходит ключевой момент. Ена запрашивает помощи у нашего сообщества во Франции, получает 2 противоречивых совета: "бежать" и "оставаться". Документы на Лию Жером не отдал. Ена едет в посольство РФ, получает справку на возвращение, которая действует несколько дней. Это документ, о котором мало кто знает.

С: Странная справка, как она называется?

А: Свидетельство на возвращение на территорию РФ. Для этого нужны хоть какие-то доказательства, что ты гражданин РФ, иногда её дают не сразу, затягивается. Но если есть копия паспорта, то обычно выдается сразу, когда документ утерян.

С: Она выдаётся, если у тебя потеряны документы?

Е: Да, ты можешь в течение двух недель выехать.

Е: Кстати, я не помню, как я доказывала в посольстве, что этой мой ребенок. А, она была у меня вписана в мой паспорт.

А: Вот это и явилось доказательством. Это называется, первый раз повезло, второй раз повезло, что Ена, перебрав в уме все советы, которые ей давали, причем юристы русскоговорящие - все советовали ей остаться, все-таки решила ехать.

Е: На самом деле я была совсем не готова расстаться с ребенком. Я просто понимала, что это мой ребенок, я его не отдам просто так. Во Франции я ничего не понимала, я даже не говорю по-французски, т.е. в полиции мне очень сложно было их понимать. Я знала, что у меня есть дом и семья в России, что это моя и дочери защита. Мне было очень неприятно, что прилетев в семью отца своего ребенка, ко мне отнеслись как к человеку 3-го сорта.

С: А как в полиции объясняли то, что нельзя лететь или можно?

Е: Не помню, переводчик был только когда я пришла в полицию - далее все говорили на французском или ломаном английском.

 А: В итоге мы понимаем только одно:  иностранное государство будет защищать гражданина своей страны, своего ребенка, поэтому единственное, где мы могли оказаться под защитой - это на территории РФ, а здесь не признают двойное гражданство, оно существует законодательно, но Россия смотрит так же, как и другие страны, в т.ч. США, на человека как на гражданина прежде всего своей страны. Здесь, еще раз говорю, Ене очень сильно повезло, что она покинула Францию. Что сделал Жером? Через 3 дня, зная, что Ена прилетела в Россию, - а она не оборвала контакты,  написала ему в скайп, что она в России, и даже написала, где. Жером, который был раньше у Ены в гостях в Едрово, хорошо знал это место...

Е: Пошел в полицию и сказал, что Ена уехала, неизвестно куда. Да, заявил и подал тут же документы в суд во Франции. В заявлении он написал, что не знает, где находится его дочь, он попросил "custody"  (это опека, у нас такого понятия не существует). 

А. Ускоренный суд фактически сразу отдал опеку ему, а с Ены взыскали алименты и назначили видеть дочь 4 дня в месяц! Т.е. получается, что Жером злоупотребил своим правом, т.к. ему прекрасно было известно, что место резиденции Ены и ребенка - не Франция, ведь они переехали всего 9 дней назад. Однако он заявил, что и он, и ребенок, и Ена постоянно проживают во Франции в городе Ванн.  Своего жилья, подчеркиваю, у Жерома во Франции нет, это дом его родителей. Жером выходит в процесс, а Ену письменно уведомили о том, что будет суд - по адресу в городе Ванн.  Жерому было известно, что Ена не находится там, Жерому был известен адрес, где находится Ена, и ее адрес электронной почты. Но он ей не посчитал нужным сообщить ей о том, что будет суд. То есть он хотел, чтобы она лишилась права защищать себя и суд рассматривал дело «со слов истца».

 

             Что такое ускоренный суд и как он происходит? 

А: Что такое суд, который произошел во Франции. Это называется (Emergency court order), он существует во многих странах, но не у нас. Это когда решение принимают чуть ли не в тот же день.  Тот суд, скорее всего, что-то заподозрил, поэтому был перерыв 3 дня между тем, как он подал, и как вынесли решение. Опека (custody) было отдано Жерому, хотя было нарушено основное правило: правило уведомления второй стороны. Так называемый summons не был вручен. И это было сделано со злым умыслом. Впрочем о том что есть решение Ена узнала позже, значительно позже

Е: Они написали мне вечером, где-то в 7-8 вечера, о том, что в 9 утра следующего дня я должна явиться в суд. На мою почту его адвокат написал мне письмо.

С: И это они считали уведомлением.

А: Что такое уведомление в суд, ну давайте уже как юрист. Это минимум должны знать, где суд, по какой теме, иметь копию motion, т.е. искового заявления, и иметь достаточно времени ознакомиться или пригласить бесплатного адвоката. Они знали, что вы находитесь в России, причем об этом не было заявлено, а значит, было сокрыто. 

Е: Да, мы общались, он общался с дочкой по скайпу, но он дает показания, что не знает, где мы.

А: Мы имеем сейчас тот вариант, когда у Франции есть соглашение о взаимной выдаче практически со всеми странами, однозначно, с Европой и дальше по списку. Кроме России. Ена является фактически заложником этой ситуации в плане того, что она свободно передвигается по России, но она не может выехать. Не то чтобы есть какой-то  приказ ее ареста, но этот приказ уже либо вынесен, и он может об этом молчать, либо может быть вынесен в любой момент.

С: На территории Франции?

А: На территории Франции, естественно, custody было отдано отцу, Ена официально не получила даже решение суда.

Е: “Сбежала” из Франции, и тем самым оказалась блокирована в России.

А: Это происходит со всеми родителями, которые таким образом поступают. Сейчас считаю, что это самая маленькая проблема, хотя ей нужно заниматься.  Моя задача как адвоката была не выдать ребенка по конвенции во Францию. Итак, мы обращаемся с определением места жительства ребенка - оно делится на physical и legal custody в большенстве стран, но дело прерывается иском Жерома в Дзержинский суд в Питере.

Е: В ноябре, как раз год назад, он подает через минюст вот этот иск о возвращении несовершеннолетнего в прежнее место жительства, на основании конвенции. 

А: Сам процесс, я считаю, был несложным. Когда я прочла иск, то немножко удивилась. Дело в том, что Жером подал иск о возврате дочери, которая родилась 21 июля 2014 года...Эта дата звучала много раз во время суда, но Жером, почему-то не реагировал.

Е: Он перепутал дату рождения ребенка в иске и месяц и день!

А: Отец указывает, что хочет вернуть ребенка, который родился 21 июля. Вы знаете, все проходили через юридические документы, я не стала менять этого до последнего момента, потому что если б мы проиграли суд, то они ровным счетом и возвращали бы ребенка, родившегося 21 июля.

С: А когда она родилась?

Е: 20 июня, вообще-то. Они пишут 21 июля, такая ошибка очень странная.

А: До суда в С Петербурге были переговоры с представителями Жерома в России. Они не прошли успешно. Они даже не начались, поскольку все сводилось к угрозам посадить Ену лет так на…Жером тогда не приехал, хотя мы думали он захочет. Папу Ены я заранее подготовила - это единственный человек, которого сложно было подготовить, он дал мне слово, и он молчал, дабы не вступать в полемику с людьми, которые нас на тот момент не слышали, потом все стало легче, да. Мы просто сказали, что мы их услышали. 

С: Простите, а представители Жерома - они были русскоговорящими или англоговорящими? Кто были эти люди?

А: У Жерома есть адвокат во Франции, я с ним никогда не общалась, на российской стороне у него русскоязычные юристы были, я видела их только один раз.

С: Т.е. он нанял здесь местных представителей?

А: Да, это логично в принципе, ведь они должны говорить по-русски и очень хорошо. Соответственно, с Жеромом я встретилась на первом же суде, туда приехала и Ена, были допрошены родители, потому что первый вопрос, который возник у судьи, а почему, собственно, Франция, если жили в Китае.

Е: Ребенок ведь не жил во Франции практически.

А: Надо было доказать, что местом обычного проживания ребенка являлся Китай, это было легко сделать математически, мы просто взяли Енин паспорт и составили таблицу. Ребенку на тот момент было 24 месяца, ровно 2 года. Получается, что во Франции он прожил 4 недели, в России - 8, все остальное время он прожил в Китае.

Е: Т.е. полтора года девочка прожила в Китае.

А: Дальше привязка по конвенции она довольно-таки несложная. Фактически конвенция неприменима в деле Ены - вот что было установлено судом.

Е: Там 4 пункта, по которым соответствует / не соответствует. Мы доказали, что 2 требования конвенции не соответствует нашей ситуации. Первое, это место обычного проживания, которое было доказано как Китай.

А: Второе - незаконный выезд, нужно было доказать, что ребенок вывезен законно, потому что в иске было, что незаконно, но там произошла просто обыкновенная вещь. Опять же, нам повезло. Есть стечение обстоятельств, за которое адвокат никакой заслуги не несет. Стечение обстоятельств сложились таким образом, что удалось сделать здесь, здесь и здесь.

В принципе, нужно отдать Ене должное, она несмотря на то что эмоциональный фон был, оставалась сдержанной. Несмотря на очень напряженную ситуацию, всякий раз, когда Жером приезжал в Россию, он виделся с ребенком, ему предоставляли столько времени, сколько он хочет. В последний раз он приезжал на прошлой неделе, когда была апелляция, когда решение суда вступило в законную силу, даже судья сказал, что мы можем договорится.

Е: Несколько раз была предложена медиация, и мы на нее всегда идем, просто они тормозят и не идут сами.

А: Мне позвонила сотрудница, министерства юстиции Франции и спросила, готовы ли мы на медиацию, котрую заявил Жером. Я сказала, что, конечно, мы всегда готовы. Эта медиация проводится у нас в Москве.

В общем, смысл в чем. Смысл в том, что да, мы выиграли суд, да, ребенок пока не может выезжать из страны, да, если он хочет что-то делать, мы готовы идти на компромисс. Когда судья спросил, как вы видите развитие этого конфликта, я честно сказала, что мы можем договориться, пока она маленькая, она может много времени с отцом проводить, мы на все согласны, мы согласны рассмотреть этот вариант, но начинать нужно с отмены решения суда во Франции.

Е: Получается, этой статьей мы можем толкнуть двух влюбленных, влюбившихся из разных стран, уехать лучше в третью страну и завести там себе ребеночка, чтобы ни одна из стран затем "не отжала его". Ну как-то так.

А: Да, смысл заключается в том, что имеет значение следующие обстоятельства: а) где имеешь отношения б) где рожаешь и с) страна, гражданство которой имеет твой партнер. Если бы Ена заключила брак с ним, была бы совершенно другая история.

С: Ну да, хорошо, а вот отменить решение во Франции - каким образом теоретически возможно?

А: Теоретически это возможно только таким образом, когда Ена с помощью своего адвоката, которого у нее сейчас во Франции нет, заявит о том, что  Жером злоупотребил своим правом и заявляет в суде, что неизвестно, где находится Ена, указал местом ее жительства Ванн.

С: Т.е. она должна инициировать процесс, а Жером не может обратно...?

А: Мы можем также начать условно административно-уголовный процесс, что мы делать не хотим, обвинив его во лжесвидетельствовании в суде. Это второй вариант.

С: Тоже во Франции.

А: Ну конечно, да, он же там совершил правонарушение.

С: Какие шансы? И каково, на ваш взгляд, в отношении российских женщин французское  правосудие ?

А: Французское правосудие я не знаю, потому что я не владею законодательством, поэтому я не имею права об этом говорить. Я заметила тенденцию мировую, потому что страны защищают своих граждан и своих детей. По поводу отношения именно к русским женщинам тоже во Франции не могу ничего сказать, могу сказать про другие страны, где я очень часто была в судах.

С: Давайте.

 

                                  Судебная практика США

А: Давайте на примере страны, с законодательством которой я знакома. Это США. В США машина судебная довольно-таки жестокая. Россия для них является страной третьего мира, не побоюсь этого слова. Отправлять ребенка в Россию - это все равно что посылать его чуть ли не в Сирию, поэтому вот редкий вариант, но это я свое мнение про США высказываю. Отношение США к женщинам там хромает в том плане, что одной из моих доверительниц в США судья умудрилась заявить: зачем вам переводчик? Вы и так хорошо говорите по-английски. Я ответила в суде: вы позволите нам самим решать, пользоваться ли нам нашими гражданскими правами? Иногда абсурдные решения выносятся, решения просто физически невозможно выполнить как то поделить ребенка напополам (даже если мама с папой в разных городах живут. В результате таких решений у ребенка не остается личного пространства. Допустим, в США, человек, у него есть два дома условно, 4 машины, бизнес, и с ним рядом стоит адвокат, который стоит 300 долларов в час, и суд назначает ему вдруг алименты в…. 50 долларов. Почему? Потому, что есть такая форма, которая заполняется перед каждым судебным заседанием, называется она financial statement - в нем пишут, сколько ты зарабатываешь, сколько у тебя расходы, сколько остается на жизнь. На основе этого документа исчисляются алименты. При той картинке, которую я вам только что описала, ребенок получает алименты 50 долларов, потому что у отца большие расходы на содержание дома и машин. Это абсурд, я согласна, т.е. стоит человек и естественно, адвокат, я, заявляю, ваша честь, как такое возможно, если человек тратит 300 долларов в час на адвоката, а ребенку – 50 в неделю. Там это очень быстро рассматривается. Смысл в том, что есть такое понятие, что они действительно смотрят на женщину саму. Там очень важно, как ты одет. У них есть и плюсы, и минусы, как и в любой судебной системе. Единственное, что там приятно, что почти любое решение суда невозможно оспорить, формально можно, но оно уже в силу вступило. Как вывод, единственное, чем можно помочь - это когда двое вступают в какие-то отношения, всё-таки подпишут какое-либо соглашение. О чем оно может говорить в таком соглашении, да хотя бы о том, что если мы с тобой расходимся, я имею право с ребенком выехать домой.

Е: Но в таком случае такой разговор может быть расценен как шантаж, потому что у меня был такой момент, когда я с Жеромом пыталась это обсудить. Я бы хотела, чтобы дочь до 18 лет проживала со мной. Он это в суде преподносит так, что я толкала его на шантаж и на отказ от  родительских прав.

А: Да, такое действительно было.

Е: Надо очень грамотно составить это соглашение между двумя влюблёнными.

А: Я говорю о соглашении, в котором написано, что мать с ребенком имеет возможность уехать к себе домой в случае, если проживание на территории другого государства невозможно финансово, отсутствие знания языка, невозможность найти работу...

Е: или компромис…

А: Крыша над головой, минимальное обеспечение матери, пока она не найдет работу. Ещё раз говорю, чтобы это не было шантажом, это просто должно быть объективным условием, прописанным в договоре.

С: Если составить такой типовой договор и предложить его женщинам подписывать, то на какой стадии? На стадии брачного контракта?

А: Нет, мы же не говорим, что они женятся. Если они женятся, то там вообще местное законодательство вступает в силу.

Е: Нет, на момент появления ребенка, обсудите это сразу.

А: В принципе, почему я об этом говорю, смотрите. Однозначно, что женщина после родов - она уязвима, и не может работать, правильно?

С: Ну, как правило, да. Хотя, в Европе бывает и по-другому: берут мужчины декретные, женщины работают.

А: Ну, наверно это финансово оправдано. В ситуации с международными парами, мне кажется, если нет брака, девушка беременна, должна подразумеваться свобода и, ты никакого обременения не несешь, ты свободен и я свободна, ребенок - это мои проблемы, но если ты заявляешь свои права на этого ребенка, то с тебя обязанности, потому что я считаю женщину после родов очень сильно уязвимой, особенно в чужой стране. Мужчина имеет такие же права на ребенка, но кощунственно ставить женщину в положение раба на чужой территории.

С: Скажите еще раз, в какой форме будет этот договор, который женщина должна заключить.

А: Этот договор должен носить название соглашение, потому что будет предусматриваться согласие сторон, что они принимают такое развитие события, соответственно оно будет распространяться на будущее. Стороны признают, что у них будет совместный ребенок и договариваются о том-то и о том-то. Должен быть исключен вариант - прям так и прописано - должен быть исключен вариант, когда я принудительно оставляю чужую страну без средств существования и становлюсь уязвимой. Стороны договорились, что ребенок не может проживать со вторым родителем только по причине того, что у первого родителя нет ни крыши над головой, ни денег. Это касается и матери. Как в случае с Еной, Жером должен иметь право видеть, общаться с ребенком как можно больше. Парадокс жизни, поставив Ену в зависимость, он и сам попал в эту ситуацию - может приезжать в Росиию, но жить здесь не может, хотя родители Ены не возражали против того что все трое живут в их доме, пока Жером не освоится.  

Е: Получается, отец заманивает женщину жить в другой стране, женщина ведется и уезжает вместо того, чтобы рожать в своей стране, потому что отец ребенка ее уговорил.

А: А потом отец идет в суд и говорит: она не может содержать ребенка, у нее ни крыши над головой, ни дохода.

С: И вся опека, как правило, тогда переходит к отцу над детьми, рожденными за границей, особенно в Германии и во Франции.

А: Именно. Мало опеки, еще и алименты взыскиваются с матери.

С: Да, поэтому очень много таких случаев.

А: Я считаю, что виновата женщина, потому что, еще раз объясняю, не надо рисовать себе эти "розовые домики".

Е: Получается, да, дети родились там, у них постоянное место жительства там, мать их возвращается в Россию и становится автоматически не правой.

А: Да и нет, ситуация развивается и наоборот: женщина попадает в чужую страну, там у нее заводятся отношения с мужчиной, рождается ребенок, а дальше он ей говорит, что не собирается на ней жениться. То есть она, совершенно беспочвенно предположила, что раз случилась беременность, то обязан женится.

С: А он не обязан.

А: При оказании юридической помощи таким парам приходится быть не только юристом, но и  психологом. Женщина и мужчина, рождается ребенок и по каким-то причинам - я стараюсь не задавать этот вопрос, но если женщина, допустим, неадекватно реагирует - сначала нужно погасить эмоциональный фон хоть как-то, а потом уже оказывать юридическую помощь. Поэтому, естественно, когда задаешь вопрос в конкретном деле: скажите, пожалуйста, вот вы переехали, во Францию, родили ребенка и дальше, на что вы расчитывали? Француз, говорит, слушай, тебе негде жить, нет работы я хочу ребенка себе, я ему больше могу дать. А она говорит: ах, он должен был жениться, он должен был меня содержать. Нет, он никому ничего не должен. Как только в свидетельстве о рождении появляется запись об его отцовстве, он должен и может заботится о ребенке, но не о вас. Сейчас эта женщина живет во Франции, она снимает комнату со своим старшим ребенком, она имеет право видеть своего ребенка дважды в неделю, в чем ее не ограничивают, но с какого перепуга она решила, что кто-то будет ее содержать с ребенком. Помните, есть такое правило never make any assumption (фраза на английском) – «никогда не предполагай».

Совет российским женщинам

С: Ну у нас, видите, совсем другая культурная традиция. Женщина часто мыслит несамостоятельно и вообще выучена беспомощности с детства, поэтому она привыкла, что если она такая красивая и кто-то на нее уже "запал", то жизнь у нее практически уже устроена, ее будут обеспечивать и т.д. В Европе, как правило, женщины более самостоятельно-мыслящие, поэтому  так не думают и не рассчитывают, что сейчас кто-то на них женится и будет обеспечивать.

А: Это и есть второй элемент соглашения, который должен быть. Давайте о нем кратенько поговорим. У меня была хорошая знакомая в США. До свадьбы - подчеркиваю - было подписано соглашение, что все дети, рожденные в этом браке, будут иметь гражданство РФ - это очень важно. Впоследствии этой молодой особе это очень сильно помогло.

Е: Да, потому что есть отцы, которые не дают согласие, и тогда не получить гражданство.

А: Это просто отсутствие знаний, вы двое не обязаны знать законодательство других стран. У нас закон звучит так, что дети, рожденные на территории других стран, получают гражданство России с согласия другого родителя-иностранца, но те, кто приехал жить в Россию, могут получить гражданство без согласия. Поэтому надо рвать когти в Россию и регистрировать ребенка.

Е: Ну, собственно, многие так и делают.

С: Вы хотите сказать, что если бы у Ены не было согласия отца, то она бы пришла на территории Франции, предположим, в Российское посольство и показала бы Российский паспорт и свидетельство о рождении, ей бы отказали.

Е: Да, без согласия отца отказали бы! У меня требовали это согласие, и он подписывал его в консульстве.

Е: Да, на самом деле, там другая ситуация: когда во Франции  рождается ребенок, тебе звонят в роддом и говорят алло, привет, мы знаем, что у тебя родился ребенок, вы его обязаны в течение 3 дней зарегистрировать.

А: Ена, представь себе, что у тебя не было разрешения на получение ребенку гражданства и Жером не пришел бы в посольство. Если бы ты пришла как гражданка России, если бы Жером не дал согласие, она не получит гражданство без письменного согласия иностранца.

Е: Я пыталась там получить гражданство, у меня не получилось по другой причине: я была не разведена.

А: А при чем тут это?

Е: В графе стояло: предыдущие браки и у меня не было номера свидетельства о разводе.

А: Это пересекается, не в этом проблема. Проблема в том, что в российском законодательстве ребенок, рожденный в браке, автоматом записывается на этого человека. В ситуации с Жеромом, он дал согласие, потом уже когда Ена была в России, обвинял ее в том что не видит дочь….

А: И, тем не менее, с апреля по октябрь он ни разу не приехал.

Е: Он сам делает такие промежутки по 5 месяцев, не приезжает, а когда приезжает, говорит, что за 5 дней он видел ее 5 часов. Он требует видеть ребенка и требуется оставить его наедине с ребенком, зная, что я не могу это сделать, у него ее паспорт французский. Говорю, - давай соглашение подпишем, отменим решение французского суда.

А: Он до сих пор требует, даже после решения суда. Он написал, что Ена украла ребенка из Франции. Я ему говорю, что уже судом было установлено, что ребенок был перемещен законно. Есть такие люди, у которых первая реакция - отрицание и неприятие, потом еще агрессия. Он еще там не работает, деньги на суды и перелеты ему дает мама, он довольно зависимый от родителей, как я поняла.

Е: Он поставил себе целью, что привезет дочь во Францию любой ценой, якобы там ее семья.

А: Он прав, там ее семья, но и здесь ее семья, он просто не понимает, не хочет услышать, что кто-то должен сделать первый шаг, мы сделали первый шаг, мы в суде заявили о том, что мы готовы, только нужно убрать незаконное решение во Франции.

С: Ну, убрать ведь можно только с помощью самой Ены?

А: Жером и сам может об этом заявить. В любом случае, Жером должен обратиться к юристам во Франции, Ена не должна за это платить, она и так содержит ребенка сама. И понять, какая процедура отмены решения, я не могу ответить на этот вопрос, я не юрист Франции. Главное резюме: если бы Ена 16 июня 2016 года не уехала из Франции, ей бы никто уже не помог.

С: А что, если бы ребенок чуть больше прожил во Франции, то тогда, ты считаешь, суд РФ принял бы решение о передаче ребенка во Францию?

А: Да, в этом же суде годом раньше по иску финнов: ребенок проживал в Финляндии и решение суда в Питере было о возврате ребенка в Финляндию. Если бы Лия пошла в садик там, во Франции…

Е: Если бы были какие-то моменты, что мы переехали, начали обосновываться, обживаться.

А: Если бы в садик и к врачу записались - это было бы признано, что они переехали на ПМЖ, место жительства не определено в законодательстве и конвенции, оно на усмотрение, и это вопрос доказательства.

Е: Да, многие говорили мне: а что такое "место жительства"?

А: Они путают понятие "custody" и "место жительства с одним из родителей". Американцы custody делят пополам. Сколько я видела детей: 6-летний ребенок ходит в школу, ему вешают ленточку, к кому он после нее идет. Они physical custody могут поделить пополам: 3 дня с папой, 4 - с мамой или наоборот.

Е: 7/7 во Франции.

С:  Какой главный совет женщинам, выходящим замуж за иностранцев?

А: Не выходящих замуж, еще раз подчеркиваю. Когда выходите замуж, там уже другая история. Как только вы понимаете, что у вас будет совместный ребенок, вам нужно по поводу этого совместного ребенка подписывать соглашение, в противном случае будете просто отданы на растерзание той страны, в которой окажется ребенок.

С: А что меняется при официальном вступлении в брак?

А: При официальном вступлении в брак люди определяются с местом жительства, им приходит туда почта. Это брак, это совместно нажитое имущество, обязательства.

С: В Европе ведь есть понятие гражданский брак, они живут без росписи, но у них есть такой же адрес общий, такие же счета общие и т.д.

А: Когда мы вступаем в брак, это в любой стране, это брачное соединение отношений. Эти люди уже отождествляются вместе, и они привязаны к какому-то месту, а здесь другие отношения, здесь люди познакомились и сошлись, результатом чего явился ребенок. При разводе жена может требовать алименты и на себя, не только на ребенка. Да, в брачно-семейных уже завязаны  гарантии одного супруга другому. Если жена не работает и воспитывает детей, это считается ее «рабочим» статусом во многих странах.

С: Но это ведь совершенно не гарантирует того, что при подаче на развод он не получит custody и не сделает ее нелегалом?

А: Если они женятся, во многих странах мужчина подписывает документы, и за иностранца несет ответственность именно он (affidavit of support). Плюс, начиная бракоразводный процесс, суд в очень многих странах оставляет женщину проживать в доме мужа, его может даже выселить, поэтому брак - это совершенно другая история.

 

---- 

Ссылки на источники:

 

Stark B. When globalization hits home: international family law comes of age // Vanderbilt journal of transnational law. Nashville, 2006. Vol. 39: 1551. P. 1593.

Weaver J.D. Overstepping ethical boundaries? Limitation on state efforts to provide access to justice in family courts // Fordham law review. Fordham, 2014. Vol. 82. P. 2712.

Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 4. Государство и право: РЖ / РАН ИНИОН. Центр. социал. науч.-информ. исслед. отд. правоведения. М., 2014. N 4. С. 92.

Федеральный закон от 31 мая 2011 г. N 102-ФЗ "О присоединении Российской Федерации к Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей" // СЗ РФ. 2011. N 23. Ст. 3242.

Комментировать Всего 1 комментарий
Anton Litvin

Господи, как ребенку-то не повезло...