Все записи
14:34  /  4.10.18

1665просмотров

Бессмертие напрокат

+T -
Поделиться:

В моем мире есть герои, и один из них - Спиноза.

Поэтому, проезжая по Голландии, я не могла не заехать в небольшую уютную Гаагу, чтобы посетить дом Спинозы, в который философ вынуждено переселился из Амстердама после позорного изгнания его из ультра-религиозной Еврейской общины.

Чтобы понимать, что из себя представляла Еврейская община Амстердама во времена Спинозы, я приведу один факт. 

В те года, когда Спиноза писал свою знаменитую "Этику", в Амстердаме полным ходом шло с

троительство Большой Португальской синагоги. Почему португальской?Первые еврейские беженцы появились в Амстердаме в начале XVII в., и это были евреи-сефарды, изгнанные из Испании и Португалии за отказ принять христианство. (Кстати, открытие Америки Колумбом также произошло вследствие тех же событий, но это уже другая история). 

Так вот, Португальская синагога на площади Visserplein в центре Амстердама сразу после ее строительства в 1675 году стала самым большим иудейским культовым зданием в мире. До сегодняшнего дня она используется Сефардской общиной по своему прямому назначению. Легенда гласит, что эта синагога построена по проекту царя самого Соломона. Эта небольшая справка даёт нам приблизительное, но все же представление о том, в какую по настоящему хреновую ситуацию Спиноза попал на самом деле, если говорить прямо.  

 

Только представьте, что он вынужден был, разлучившись со своей семьей, учениками, учителями, любимым городом и окружением, оставив репутацию и семейный бизнес, словом, и все своё прошлое, покинуть отчий дом.  Быть изгнанным с позором, быть осуждённым и перманентно "забаненным" теми, которые просто не могли понять его в силу элементарного невежества и слепой лояльности системе, к которой они принадлежали. 

 

Современники и соплеменники Спинозы не способны были осознать квантовый скачок, который совершает этот "неугодный осел". Не могли даже допустить, что он ценой собственной жизни раздвигает границы человеческой способности воспринимать мистическое, что он далеко опережает свое время...

 

История, в некотором смысле, является любовницей таких героев, как Спиноза. Она благоволит им, и взятые героями "рубежи" заставляют потомков останавливаться там иногда в молчаливом согласии с их судьбой...  

Любовница героев - история - воплощает их жизнь в сторителлинге. Превращает жизнеописание в  миф, словно отливает в бронзе. Именно эта неугамонная история заставляет людей помнить героев, "воршипить" их и прикалывать "разрушителей границ" к иконостасу "ЖЗЛ". 

 

Среди современников Спинозы мало кто-таки думал о подобных феноменах, скорее наоборот - богохульника пожизненно исключили. На личные дневники Спинозы я наткнулась случайно ( какой нормальный человек будет ни с того ни с сего читать дневники Спинозы?) Это по недоразумению случилось со мной благодаря книге знаменитого писателя и психотерапевта-антрополога Ирвина Ялома, имеющего привычку исследовать жизнь и бытование известных олдскульных героев, как будто это его собственные пациенты.  Книга Ялома называется "Проблема Спинозы", она попала ко мне в критический момент жизни, прямо перед вынужденным отъездом из страны. 

 

Так вот, читая записи философа, созданные им уже в "ссылке", в изоляции, так сказать в "Разливе" под Гаагой, где он написал свои знаменитые "Этику" и "Богослово-философский трактат", я порой ловила себя на мысли: "А что, если болезненное отлучение на тот момент было лучшим, что могло произойти со Спинозой? Что, если героя всегда лучше оставлять в покое, изолировать, избавляя от назойливого окружения, чтобы его гений мог начать проявлять себя во всю силу и без оглядки на социальные нормы?" 

 

Однако, во все времена община (т.е. система с ее теорией гомеостаза) не терпит сомневающихся и задающих лишние вопросы, община их не просто выталкивает, но и пожирает, как крольчиха  собственных крольчат, которых считает нежизнеспособными или чужеродными. 

 

Община всегда исключает героев, община не любит героев.

 

Спинозу предупреждали, уговаривали, шантажировали, пытались купить, умоляли, чтобы он только притворялся верным адептом ортодоксальной доктрины. Но Спинозы не мог изменить своим убеждениям. Покривить душой значит поменять жизнь на проживание. Но и исключение из общины ( тогда - особенно, да и сейчас в большинстве случаев) означало для исключённого практически верную гибель. 

 

Что же выбрал Барух Спиноза? Понимание высшей природы вещей владела Спинозой всецело, поэтому принципы и приверженность идее познания стали важнее комфорта и даже выживания. Возможно, в случае "всамделишных" героев, когда их жизненный путь ведёт в тупик, обязательно возникает едва заметный неожиданный съезд на "параллельный автобан".

 

Этот "параллельный автобан" - и есть Путь Героя. И, огибая весь земной шар миллионы раз, эта дорога не имеет конца и начала. Она есть бесконечность. А каждый , кто осмелится встать на путь героя, бросить вызов вечности, чем он в сущности рискует? Лишь своим бессмертием, взятым у жизни напрокат. 

 

Возможно, что-то подобное имел ввиду филосов, когда написал: "Если воля совпадает с разумом, то все действия человека включены в цепь универсальной мировой детерминации". 

 

Так вот, я сейчас в глубокой ночной Германии еду прочь из Голландии в приграничный лагерь беженцев и обсуждаю геополитические кейсы с дипломатом одной загадочной небольшой страны. И ясно понимаю, что Спиноза мой герой. Даже не потому, какой след он оставил в философской  мысли. Но в первую очередь потому, что вся его жизнь была иллюстрацией его идей, подвигом духа, высшим проявлением силы человека.