Все записи
00:15  /  8.01.20

1299просмотров

Встреча с Ламой. Глава из книги "Громче, чем Тишина"

+T -
Поделиться:

Вчера мне сообщили, что сгорел Главный храм Новороссийска - Собор Успения Пресвятой Богородицы, расположенный на улице Видова. Тот самый, в котором служил Евгений. Храм сгорел дотла, уничтожив древние иконы и старинные книги. Остались только стены. 

 

Проведя несколько безутешных дней в обществе подруг по несчастью - Жени и Марианны, я вышла на улицу и бесцельно брела по улицам. Когда сбиваешься с пути, можно набрести на что-то совершенно неожиданное. Так, я наткнулась на дацан, буддийский храм в районе метро Старая Деревня. Перед тем как войти, задумалась над тем, что же такое быть матерью? Ведь выходит, я стала ей только на половину, раз дочки нет рядом... 

Меня встретил огромный зал. В центре просторного зала в бордовых одеяниях сидели монахи. Они были расположены в два ряда и пели мантры, другие монахи на специальном столе сбоку старательно рисовали мандалу, высыпая из металлических трубок разноцветный порошок. 

Наблюдая за этим кропотливым процессом, исполненным красоты, я застыла. В этом древнем ритуале было столько успокающего, как будто и горящий огонь и текущая вода одновременно. Монахи были сосредоточены, но выглядели при этом совершенно расслабленными и умиротворенными. Подойдя ближе, я наблюдала за тонкими многоцветными узорами, которые издали казались симметричными орнаментами.  Они готовили мандалу 6 дней. Вкладывая знания, цвет и красоту в каждый изгиб. Затем, созданную композицию разрушали. 

Церемония разрушения мандалы символизировала один из важнейших постулатов буддизма о бренности бытия, иллюзорности и непостоянстве всего сущего. Ее рассеивали над водой и по воздуху, и частички красоты и умиротворения созданных из песка, таким образом проникали во все стихии, напоминая нам о бренности наших привязанностей. 

Я провела не меньше часа, наблюдая за кропотливой работой монахов, а затем направилась к выходу, но заметила женщину, поднимавшуюся наверх по малоприметной лестнице и бессознательно, последовала за ней. На втором этаже толпились люди. Большинство из них стояли, кто-то сидел. 

- Извините, - обратилась я к ближайшему человеку. - А что здесь происходит?

- Принимает его Cвятейшество. В пять часов Лама произведет обряд разрушения мандалы. Но перед этим, любой желающий может с ним пообщаться, - ответили мне.

Дверь в кабинет распахнулась, из нее вышли люди. Некоторые что-то держали в руках, у одного даже заметила бутылку водки. Возможно, я выглядела уставшей, потому что кто-то любезно уступил мне место. Продолжая наблюдать за столпотворением, я села. Рядом сидел молодой человек, который сразу начал  разговор. Он поведал, что приехал из Эстонии специально на встречу с Ламой.   Он звучал воодушевленно. Затем замолчал, посмотрел на меня и спросил, почему я такая бледная. Мне не хотелось ничего объяснять, поэтому я ответила что-то односложное...

Из кабинета вышел помощник Ламы и сообщил всем собравшимся, что прием окончен. Люди начали растеряно переговариваться. Вскоре, в дверях появился сам Лама, его обступили и, забыв про очередь, стали  обсыпать просьбами. Молодой человек, сидевший рядом со мной, дерзко подскочил и прокричал: "I coming from Estonia specially to meet you". Лама невозмутимо перевел на него взгляд, а затем на меня и через переводчика обратился ко мне:

 - Зачем она пришла?

  Я смотрела на его странную улыбку и немного растеряно ответила.

 - Я ищу своего ребенка.

Собравшиеся притихли, их взгляды устремились на меня. Лама жестом пригласил меня последовать за ним. Люди расступились. Я подошла к двери в кабинет и сделала шаг внутрь. Из мебели в небольшой комнате были только стулья и небольшой стол. На столе тлели сандаловые палочки, лежали книги и какие-то свитки. На самом Учителе была оранжевая накидка. Лама предложил мне сесть напротив и спросил, могу ли я говорить по-английски. Я кивнула. После этого, находившимся в комнате людям он сказал что-то на своем родном языке, и нас оставили наедине. На его правом запястье были две красные веревочки, на лице очки. 

Я успела поразиться тому, что несмотря на минимум вещей, в пространстве чувствовалась наполненость. Тепло, покой и согласие окутывали меня, проникая внутрь сквозь все органы чувств. Но начать говорить я не могла – слова застревали в горле. Я поняла, что не смогу подобрать подходящих слов даже на своем языке, чтобы описать то, что накопилось за эти бесконечные 530 дней без Ксюши – суды, поиски, предательство бабушки, поездки в чужой для меня город, знакомство с десятком убитых горем матерей, дежурство у домов Ромы и его угрозы, слежка и две судимости (а в исходе второго уголовного дела можно было даже не сомневаться). Как вместить все это в слова, и поймет ли меня человек, сидящий сейчас напротив? Ведь столько раз я уже наталкивалась на равнодушие от людей напротив, сидя в их кабинетах. Наши глаза ненадолго встретились, но ком в горле только продолжал расти. Он рос до тех пор, пока не начал выливаться из меня слезами. 

Он задал мне простые вопросы: возраст, пол и как ее украли. Это помогло. Простыми фразами я смогла рассказать ему историю, которую рассказывала до этого сотни раз. Но в этот раз все было иначе. Казалось, что взглядом Лама понимал меня лучше, чем словами. Затем он протянул руку, взял мое запастье и стал слушать пульс. Меня била дрожь. Другой рукой Лама перебирал четки, затем открыл свертки, лежащие перед ним на столе, перевернул несколько страниц и прочитал что-то про себя. Как будто задал вопрос и позволил прийти ответу. 

Посмотрев все с той же мягкой и странной улыбкой, он сказал: 

- Беспокойство убивает твое сердце. Тебе надо успокоится и беречь свое сердце. Твоя дочь будет с тобой, но время этого неопределенно, - У меня перехватило дыхание. Лама снова упустил вгляд на свитки: 

- Одень себя в доброту, сострадание и терпимость. Понять истинное значение сострадания можно лишь когда человека отвергают. Душа не знает пределов страдания, но доброта лечит раны, а терпимость - помогает учиться. Твоя любовь к своему ребенку как метта, каруна – то есть безмерная любовь. У нас в буддизме есть четыре безмерные мысли, и любовь – первая из них. Любовь это – пожелание всем чувствующим существам счастья. Такое пожелание направлено на всех без исключения. Именно поэтому любовь и называют безмерной. Если захочешь, то овладеешь ею, в тебе достаточно осознанности и силы для этого. Но помни, что имея дело с истиной, обрекаешь себя на испытания и жестокость большинства людей. Они не очень-то заинтересованы в истине. Это не ты их раздражаешь, но она в тебе. Для людей привычней ложь и иллюзии... 

- Но как мне выйти из ситуации с судами за ребенка, ведь у меня неудача за неудачей? – задала я вопрос Ламе.

 -На Земле все устроено так, что великой любви нужно великое поражение, именно оно ведет душу к освобождению из плена иллюзий. Вспомни известные истории о любви – все они проходили через трагедию. Незащищенность есть суть любви. Любящий всегда уязвим. Поэтому сбрось свои доспехи, открой сердце и расслабь ум. Позволь вершиться делам сердца без намерения мысли. Отпусти свои чаяния, намерения и мысли, потому как только ты думаешь, в тебе возникают суждения, как только говоришь, возникают противоречия. Делай что хочешь, но знай – быть матерью и быть разлученной матерью - одинаково трудно. Женщинам всегда приходилось, и так остается поныне, испытывать давление и насилие со стороны мужчин. Такова природа мужского и женского начала, до просветления. 

 - Но мне ничего не помогает! –пожаловалась я. – Приходится слышать столько советов, но все в итоге оказывается бесполезно.

 - Жди, наблюдай и будь в спокойствии. Понимая суть происходящего с твоей бессмертной душой, ты можешь контролировать свои эмоции. Только так ты сумеешь приблизить момент воссоединения со своим ребенком и сохранить себя от разрушения горем. 

 - Но.. как мне жить, дожидаясь момента воссоединения?

 - Все ответы ищи в безмерной любви, производи и источай, и, через цепочку окружающих, твоя любовь обязательно достигнет твоего ребенка. 

Затем Лама снова стал читать мантры, и снова зазглянув в свитки, произнес: - Искать твою дочь следует на Западе и Севере. Во время пути можешь молиться Зеленой Таре.  

Я опустила взгляд, обдумывая сказанное, на некоторое время между нами повисла пауза, а затем Лама продолжил: 

- Большой путь проходит мучительно трудно. Ибо требует полной отдачи. «Против» ты чего-то или «за», разницы нет. Главное воспитывать в себе трезвое отношение к происходящему, помня о любви и ее законах. Не забывай также, что зачастую наш лучший друг – это наш, как принято называть, враг. Так сложилось, что друг в мирской жизни человека – это вопрос перспективы. Друг – это тот, кто делает тебя сильнее, помогает улучшать свои какие угодно показатели, кто превращает жизнь в путь, ведущий за пределы твоих возможностей. С точки зрения «перспективы» враг – это подлинный друг, ибо подлинным другом, а значит, подлинным благом, является тот, кто заставляет нас быть начеку, кто не дает передышки, кто требует быть в постоянной пробужденности. Люди, питающие в тебе злость, те кто врет ради своего эгоизма, строят тебя, потому будь благодарна им. А равнодушие – это бессильное ничто, усталость и леность духа. Такие друзья хуже врагов…

- То есть, мне нужно сказать “спасибо” похититившим Ксюшу и своим родным, которые отказались от меня?! – из меня вырвалось возмущение.

- Как уже говорил, - спокойно ответил Лама, - Как только ты погружаешься в размышления об этом, в тебе возникают парадоксы, как только говоришь, возникают противоречия… Слова и мысли не нужны. Твоя жизнь продолжается, и в ней ты способна приносить пользу. Твоя встреча с дочкой произойдет, и к ней следует подготовиться: научится делиться своей любовью со всеми существами. Многие ошибочно полагают, будто любовь – это чувство, тогда как любовь это состояние. Заблуждением будет вера в то, что любовь становится полной, исключительно тогда, когда она ответна. В то время как любовь, безграничная любовь, если человек на нее способен, строится на принятии происходящего, как истинно верного и своевременного. Да, для многих это нонсенс, они вовсю хватаются за мысли в пользу консервирования любви и думают, что ее можно давать только определенным людям, порциями и по расписанию, - Глаза Лама блестели сквозь очки, - Но, в результате такой практики целые культуры воют от голода… Женщины, как и мужчины, напрочь забыли, где они спрятали сострадание, которое в них заложено. И в твоем сердце есть зерно, способное породить целый сад. Оно уже дало росток, и его судьба зависит от твоей способности любить. Тебе придется возделать сад в себе. Его плоды будут лучшим подарком для твоего ребенка. А теперь прости, мне пора идти… 

Я сидела неподвижно, стараясь не пропустить ни единого слова Ламы, и почему-то не могла пошевелиться. Очень медленно, словно поднимающееся на рассвете солнце, заполнялась светом моя безграничная внутренняя пустота. Он смотрел на меня все с той же улыбкой, которую я только сейчас начала понимать. Сказанные слова еще долго звучали во мне. Они достигли моего сердца. Оглядываясь назад, уже спустя несколько лет, я поняла, – эта случайная встреча вовсе не была случайной. Что-то привело меня в нужное время в нужное место. Встреча с Ламой тогда, в конце 2011 года, в разгар моего “личного цунами” была закономерна. Слова, которые я услышала, изменили отношение ко многим жизнеобразующим вещам и событиям, предложив им новый уровень понимания. Вслед за этим пониманием, начала меняться и сама моя жизнь. Она не облегчилась, однако своевременность стала моим будильником. Сквозь туман я научилась различать те дорожные знаки и вызовы, которые бросала мне жизнь. Они и были указывающими Путь… Я не могла перестать любить Ксюшу и желать ее спасти. Но я могла любить! И мою любовь невозможно было отсудить у меня и забрать…

Вечером того же дня, после визита в Дацан, на моем телефоне раздался звонок. Это был Максим Петрович, милиционер из Новороссийска. Он справился, как мои дела и сообщил, что расследование пожара, произошедшего в главном городском храме, случайно помогло ему обнаружить новое укрытие Проценко. 

 - Они с матерью и Агадженяном сняли дом в поселке Кирилловка, - сказал   милиционер. 

Пытаясь сопоставить слова Ламы и сообщение сотрудника милиции, я открыла карту Новороссийска и обомлела.  Поселок Кирилловка находился строго на Северо-Западе от города Новороссийска.