Все записи
18:25  /  8.04.20

1003просмотра

Отчуждение родителей: что нужно знать терапевтам

+T -
Поделиться:

Диагностика и лечение могут быть сложными. Здесь приведено руководство по основным ловушкам и советы.

Часто во время терапии, от родителей можно слышать такие заявления:

  • Расстроенная женщина в разводе сообщает, что, ее некогда любящая дочь после каникул у  отца, относится к ней с неуважением и враждебностью.
  • Разведенный мужчина, отец 12-летнего мальчика, живущего в основном со своей матерью, говорит, что его сын не хочет никаких контактов с ним: «Если я увижу его даже во время сеанса терапии, я пострадаю!»

Отчуждение родителей может показаться очевидным в этих случаях. Тем не менее, как объясняет Линда Касе-Готтлиб, и Эдвард Крюк, признание потенциального отчуждения, правильная диагностика и предоставление лечения этого явления может оказаться сложной задачей до такой степени, что многие, если не большинство специалистов в области психического здоровья, делают его неправильно.

Признанное ранее, но впервые сформулированное детским психиатром д-ром Ричардом Гарднером в 1980-х годах, Отчуждение Родителей происходит, когда отчуждающий родитель обращает ребенка к целевому (отчужденному) родителю с помощью уничижительных намеков (часто основанных на проекции), давая ему оценки («Он ненормальный»), преувеличенно негативные сообщения и ложные обвинения.

Отчужденные дети повторяют негативные взгляды отчуждающего родителя на целевого родителя, выражая их как свои собственные, так же как последователи культа повторяют убеждения лидера культа.

Гарднер подробно описал 8 характеристик отчужденного ребенка, а также критерии для разграничения между легкими, умеренными и тяжелыми проявлениями. Результатом является необоснованная враждебность ребенка (умеренное отчуждение), сопротивление воспитания (умеренное отчуждение) и / или разрыв контакта (серьезное отчуждение) с целевым родителем. Эми Бейкер объясняет эти три уровня следующим образом:

  1. Легкое отчуждение родителя. Относится к случаям, когда ребенок возражает против целевого родителя и критикует его, но все же наслаждается присутствием целевого родителя по прошествии времени или когда больше не находится в непосредственной близости от отчуждающего родителя.

    2. Умеренное отчуждение родителя. Относится к случаям, когда все восемь первичных проявлений Отчуждения Родителя могут присутствовать, и каждое из них более развито, чем в легких случаях, но менее распространено, чем в тяжелых случаях. Дети обычно идут с целевым родителем после выражения и демонстрации значительного нежелания. Кроме того, умеренно отчужденные дети будут выражать последовательные негативные чувства по отношению к целевому родителю, независимо от того, присутствует ли отчуждающий родитель. Хотя эти дети могут наслаждаться временем, которое они проводят с целевым родителем, они не допустят этого в присутствии отчуждающего родителя.

    3. Тяжелое отчуждение родителя. Тяжелые случаи отчуждения отличаются от легких и умеренных случаев по степени отвержения ребенка и степени негативного отношения и поведения по отношению к целевому родителю. Сильно отчужденные дети почти ничего не могут сказать о целевом родителе и часто переписывают историю своих отношений с целевым родителем. Они, кажется, довольны тем, что избегают любых контактов с целевым родителем, могут отвергнуть целую ветвь своей расширенной семьи и часто угрожают игнорировать решения суда, в соответствии с которыми они должны находиться под опекой / встречаться с целевым родителем.

     

    Диагностика Отчуждения Родителя.

    Давайте начнем с того, почему терапевты и оценщики часто не видят отчуждение.

    Оценка психопатологии

    Целевые (отчужденные) родители могут казаться тревожными, подавленными и злыми. В то же время под этими отчаянными ситуативными реакциями обычно лежит психологическое здоровье.

    Напротив, отчуждающие родители, как правило, часто спокойны, уверены в себе и обаятельны, а поэтому выглядят более привлекательно. Они убедительно лгут. Алиенатор и ребенок могут заслужить доверие специалиста, рассказывая похожие истории.

    Тем не менее, под гладкой внешностью Алиенатора скрываются одно или несколько расстройств "Кластера-B": (1) пограничная эмоциональная гиперреактивность, расщепление. (2) нарциссическое игнорирование потребностей ребенка в пользу использования ребенка в качестве своего солдата против целевого родителя (3) антисоциальная ложь и причинение вреда невиновным. *Родители без указанных нарушений личности редко, если вообще, отчуждают ребенка от второго родителя.

    Какие гипотезы необходимо выработать, чтобы оценить случаи потенциального отчуждения?

    Изучите следующие две возможные причины негативного отношения ребенка к одному из родителей. Имейте ввиду, что может возникнуть более одного из нижеописанных факторов.

    1. Опасность словесного, сексуального и / или физического насилия

    2. Промывание мозгов ребенка отчуждающим родителем

    Когда негативная реакция ребенка обусловлена ​​словесным, физическим или сексуальным насилием, дети, как правило, по-прежнему хотят иметь отношения с таким родителем. Кроме того, обвинения в том, что целевой родитель подвергает их насилию, необходимо тщательно оценить, чтобы быть уверенным в том, что такого рода злоупотребления не имеют места, и, если это так, обращаться с этим напрямую.

    Напротив, когда негативная реакция ребенка возникает от злоупотребления отчуждением, ребенок становится устойчивым, все более враждебным и в конечном итоге отвергает целевого родителя.

    Сильно отчужденные дети также проявляют расщепление, которое совсем не характерно для детей, которые страдают от других видов насилия. Они настаивают, что с отчуждающим родителем у них все хорошо; но полностью отвергают целевого как плохого, хотя на самом деле эмоционально здорового родителя. В то время как у средне- отчужденных детей не наблюдается полного расщепления, жизненно важно остановить отчуждение как можно раньше, поскольку это явление имеет тенденцию к прогрессированию.

     

    Как насчет паттернов привязанности родитель-ребенок?

     

    Отчуждающие родители связываются у детей с вызывающими тревогу взаимодействиями, такими как вспышки гнева, создавая небезопасную привязанность - патологически запутанную, ненадежную, контролирующую, парентифицированную или супружескую. Как указывает Ричард Варшак в своей книге «Divorce Poison New and Updated Edition: How to Protect Your Family from Bad-mouthing and Brainwashing», - «Страх, как правило, является предварительным условием для промывания мозгов», поскольку он «увеличивает психологическую зависимость от властного и гневного родителя (стр. 144)».

    C. А. Чайлдресс в книге «Модель отчуждения родителей, основанная на привязанности", а также в его интернет-публикациях и видеороликах подробно описывается развитие этой патологии привязанности. В треугольнике родитель-родитель-ребенок, отчуждающий родитель, отравляя ребенка негативными комментариями, искаженными или ложными воспоминаниями о целевом родителе, психологически слишком привязывает ребенка к себе, отвлекая и отстраняя ребенка от целевого родителя. Таким образом, несмотря на предшествующее нормальное или отличное воспитание и надежную привязанность, связь ребенка с целевым родителем постепенно ухудшается.

    Эми Бейкер и Пол Файн (2008) описывают 17 стратегий отчуждения родителей, а затем предлагают советы для целевых родителей, как реагировать на эту тактику (материал в процессе перевода).

    В недавней статье в «Психологическом бюллетене» Harman, Kruk & Hines (2018) пояснили, что отчуждение - это жестокое обращение с детьми, последствия которого могут быть более разрушительными, чем физическое или сексуальное насилие: депрессия, беспокойство, зависимость, проблемы в выстраивании отношений и самоубийство.

    Что касается диагностики МКБ, поскольку термин «отчуждение родителей» еще не принят в Руководство, варианты диагностики:

    V61.20, реляционная проблема родитель-ребенок

    V61.29, ребенок, затронутый дистрессом в родительских отношениях,

    V995.51 Подтвержденное психологическое насилие над ребенком (патогенное воспитание)

    Лечение родительского отчуждения

    Лечение отчуждения в основном одинаково для легких, средних и тяжелых случаев - с одним исключением. Для успешного рассмотрения тяжелых дел необходимы дополнительные меры, требующие сотрудничества со стороны суда и официальных институтов.

    От легкой до умеренной форм отчуждения родителей:

    Эффективная терапия воссоединения зависит от участия ребенка и отчужденного родителя в лечении. Когда отчужденный ребенок говорит: «Я не хочу видеть своего отца/мать; я слишком обеспокоен», терапевт, тем не менее, должен работать над их воссоединением. Расширенная индивидуальная терапия с отчужденным ребенком лишь усиливает отчуждение, а не облегчает его, и поэтому противопоказана.

    Хотя начальные подготовительные индивидуальные сессии могут быть полезны, лечение отчуждения начинается с терапевтических взаимодействий родителя и ребенка. Работа терапевтов заключается в том, чтобы способствовать установлению позитивных связей между ними. Одна из техник - попросить родителей принести памятные вещи о веселом прошлом опыте, который они могут вспомнить вместе.

    После того, как ребенок и родитель вновь испытывают тепло и привязанность, терапевт просит ребенка рассказать ему все свои негативные убеждения относительно родителя. Терапевт перечисляет их в пронумерованном списке, говоря «Хорошо, ...» после каждого, чтобы побудить ребенка постоянно помнить все негативные моменты в своем уме. Эта техника основана на методике лечения тревоги, которую называется «3 шага» (рисунок).

     

    Как только список заканчивается, терапевт возвращается к первой жалобе, рассматривая каждую жалобу, по одной, предлагая привести примеры. Когда примеры неубедительны или заканчиваются на одном предмете, терапевт может попросить ребенка: «А каковы примеры, когда ваш родитель действовал противоположным образом, например, вместо того, чтобы быть злым, был добр к вам?» Затем терапевт может попросить целевого родителя добавить в этот список положительных примеров. Таким образом, терапевт и родитель вместе начинают развивать «да, и», заменяя «нет, или» образ мышления отчужденного ребенка.

    Наконец, терапевт объясняет отчуждение, чтобы иммунизировать ребенка от будущих попыток отчуждения. Особенно важно объяснить природу проекции, то есть того, что многие критические замечания, которые ребенок слышал от отчуждающего родителя, на самом деле соответствуют этому родителю больше, чем целевому родителю. Повторное изучение списка критических замечаний, чтобы проверить, какие из жалоб являются проекциями, может быть особенно полезным. Я часто обнаруживаю, как этот новый способ услышать жалобы на отчужденного родителя вызывает смех у детей - это смех облегчения от понимания критики по-новому.

     

    Лечение тяжелой формы отчуждения

     

    Пионер в психотерапии отчуждения родителя, Линда Готлиб подчеркивает, что серьезное отчуждение - когда алиенатор блокирует назначенное время встреч, удерживает школьную или медицинскую информацию и т.д. - требует специального постановления суда:

    1. Перевод ребенка в дом целевого родителя на срок не менее трех месяцев.

    2. Запрет родителю-алиенатору любого контакта с ребенком (личного, текст, телефон, электронная почта, социальные сети.)

    3. Указание санкций, таких как штрафы или даже тюремное заключение за нарушения

    4. Запрещение дальнейшего отчуждающего поведения и, возможно, также обязательное лечение с психотерапевтом, знающим об отчуждении.

     

    Важно!

    Распоряжение суда и временное разделение по назначению суда необходимы при серьезных формах отчуждения, дабы освобождают детей от конфликта лояльности, который мешает успешному воссоединению со вторым родителем. Сильно отчужденные дети не смеют позволять себе радоваться общению с целевым родителем. Они считают, что полностью зависят от отчуждающего родителя. Привязанность к целевому родителю и, в особенности, позволяющая отчуждающему родителю знать, что он взаимодействует и даже испытывает положительные чувства к целевому родителю, может вызвать гнев или разрыв с отчуждающим родителем.

     

    Лечение для отчуждающего родителя

    Сначала психотерапевты должны четко указать, что отчуждающее поведение вредит ребенку. Эта статья особенно хорошо проясняет негативные последствия отчуждения детей.

    Определение того, какое поведение применяет алиенатор, отталкивая детей от второго родителя, необходимо. Возможно, пройдя по списку 17 стратегий отчуждения Baker & Fine и попросив клиента привести примеры того, когда он, вольно или невольно, выполнил каждое из них. Создание этой осведомленности и разъяснение того, как это наносит вред их ребенку, имеет важное значение.

    Затем я рекомендую "технику наилучшего освещения". Это визуализация, которая помогает алиенатору понять, чего именно пытается добиться их отчуждающее поведение, а затем найти более здоровые способы достижения тех же целей.

    Изучение закономерностей и динамики происхождения отчуждения в семье алиенатора  имеет важное значение. Отчуждение часто передается из поколения в поколение. Проверьте, является ли мать или отец алиенатора активным участником текущей проблемы.

    Обратите внимание, что целью этого лечения не является изменение характера. Скорее, это конкретная проблема: положить конец отчуждению. В то же время, найти решение проблемы гнева, тревоги и депрессии также может быть важным.

     

    Лечение для целевого родителя.

     

    1. Получение информации полезно для снятия первоначальной паники и растерянности у целевого родителя.

    2. Родитель, отчужденный от ребенка, также может страдать от значительной депрессии, гнева, горя и тревоги. Для быстрого лечения этих негативных эмоциональных состояний можно использовать методы конгинивно-поведенческой терапии и психодинамические техники.

    3. Когда ребенок враждебно относится к родителю, как реагировать родителю? 

    Упомянутая выше статья Бейкер и Файн предлагает много мудрости (материал в процессе перевода, следите за обновлениями здесь и здесь !).

    4. Местные группы поддержки часто оказываются обнадеживающими для целевых родителей, поскольку сообщают, что они не одиноки. Члены группы могут также делиться информацией о полезных ресурсах, таких как адвокаты и терапевты, которые знают об отчуждении. Веб-сайты и чаты могут указывать целевым родителям на группу поддержки в своей области. 

    5. Наконец, терапевт может помочь целевым родителям выбрать путь действия. Сделать лучшее с тем контактом, который они имеют? Найти хорошего адвоката и продолжить бороться за ребенка? Сдаться, скорбеть и двигаться дальше? Эти решения могут быть трудными и не имеют единственного лучшего и универсального для всех.

     

    Итог

    Мировому сообществу нужно больше терапевтов, которые могут осознанно оценить и вылечить отчуждение. В то же время, терапевты нуждаются в серьезном изучении и специальной подготовке, чтобы эффективно работать с этими острыми, сложными, но очень востребованными случаями.