Все записи
09:43  /  27.06.20

301просмотр

История Регины

+T -
Поделиться:

Маргинальный Район Уфы, населенный цыганами вперемешку с работниками заводов, именно в этом микрорайоне выросла известная певица Земфира.

Маме Регины было 19 лет, когда она забеременела и вышла замуж за парня - соседа из своего двора. После свадьбы она собрала вещи и переехала из третьего подъезда панельной девятиэтажки в первый.  Свекровь, которая, само собой, жила с сыном, невестку сразу невзлюбила. Девушка жила в состоянии постоянного насилия со стороны мужа-алкоголика и ненавистной свекрови. Однако назад дороги не было. Родители говорили: “Вышла замуж - живи и терпи. Не позорь перед соседями!” Поэтому мама Регины закрывалась в комнате и плакала. Уже беремнная, она чувствовала себя пойманной в ловушку.

Однажды пьяный муж вернулся домой и пнул маленькую Регину сапогом. Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения. На нервной почве у мамы начался мастит, и, подхватив годовалую дочь, она, под предлогом спасения жизни, вернулась к родителям в 3-й подъезд. 

Тот день стал поворотным в судьбе всей семьи: глава семейства, ветеран труда и работник тыла, смотревший с доски почета на работников завода, благодаря своей нерадивой дочери, теперь оказался объектом всеобщего позора среди соседей типовой многоэтажки. По крайней мере, ему так казалось. Именно этим “позором” было пропитано все детство маленькой Регины. Соседи подходили к ней на детской площадке и сочувственно причитали “бедная девочка, с отцом совсем не видится”.

Со своим отцом Регина действительно больше не виделась.

Хотя они жили в одном дворе и, по сути, их разделяло расстояние между 1-м и 3-м подъездами.  Но факт состоял в том, что с отцом Регина никогда больше не встречалась. Это была странная комбинация его отсутствия и присутствия - в виде некой мифической фигуры, о которой шептались соседи вокруг. Регина прожила в том доме первые 20 лет своей жизни, однако, она не знает даже, как выглядит ее отец. Отсутствие родителя маленькой Регине никак не объяснялось, в доме было не принято о нем говорить. Регина не спрашивала, так как чувствовала, что маме больно о нем вспоминать. Скорее всего, глава семейства принял решение исключить его вообще, дабы не играть мыльную оперу на глазах у соседей.   

Добрые соседи продолжали девочку шепотом жалеть - в лицо и за спиной. 

*

До 12 лет Регина искренне верила в то, что она - инопланетянка, попавшая сюда по ошибке. Каждый раз, когда она возвращалась из школы домой или шла за картошкой, то ярко представляла, как инопланетяне прилетают за ней, извиняются за досадное недоразумение и объясняют, что она попала в это тело по ошибке, что здесь - не ее родные и не ее жизнь. 

Мама Регины жила с клеймом "опозоренной" и потому была несчастной, обреченной на вечное одиночество молодой женщиной, живущей с родителями с младенцем на руках. Порой она в сердцах говорила своей дочери: “Я все делаю ради тебя. С тех пор, как ты родилась, я живу только ради тебя!”. Регина воспринимала слова матери как непосильную ношу и спрашивала: “За что, мама? Чем я перед тобой провинилась, что все эти жертвы ради меня?” 

Стыд и боль капсулировались внутри до тех пор, пока Регина не начала терять сознание. Это происходило внезапно, длилось около 10 минут. За эти минуты сознание девочки улетало так далеко, что возвращаяся обратно в тело и приходя в сознание, ей требовалось какое-то время, чтобы установить, кто она, кто эти люди вокруг нее и что происходит. 

В месяц она выключалась от одного до четырех-пяти раз. Она описывает свои ощущения так: "Меня словно выключают, а затем включают". Основными триггерами были - волнение, духота и физическая боль.

Современные психологи наверняка сказали бы, что при помощи потери сознания детская психика справлялась с невыносимой тревогой и токсичным стыдом, которые сопровождали повседневную рутину девочки. Из-за постоянных "выключений" индивидуальность Регины формировалась довольно необычной и как бы отстраненной от нее самой. Не успевая до конца "вернуться", слиться со своей личностью после каждой потери сознания, Регина чаще всего жила, не понимая, кто же она.  

Физическое тело при падениях часто ударялось. Два раза в результате падения Регина  повреждала копчик, после чего не могла сидеть и вынуждена была полгода стоять за школьной партой. Регина выходила из обморока в поту, испытывая сильную жажду. Перед тем, как открыть глаза, она слышала голоса людей, суетящихся вокруг нее. Обычно, кто-то хлестал ее по лицу. Первые 15 минут ее тело оставалось лежать, не в силах пошевилиться, ожидая, когда нервные окончания и мышцы "подключатся". 

До 20 лет Регина продолжала жить в том самом доме. Сплетни соседей в 90-е немного поутихли, а криминогенность наоборот возрасла. В рабочем районе всеми делами заправляли цыгане, и  наркотики были прибыльным бизнесом. Девочек-подростков возраста Регины иногда находили убитыми и изнасилованными на обочине главной дороги.

Однажды, в возрасте 13 лет Регине пришлось убегать от преследующей ее легковушки, из которой лихие цыганские молодчики намекали на групповое изнасилование. Тогда ее неожиданно спас знакомый, вовремя встретившийся на пустой дороге. 

С тех пор, идя в магазин или из школы домой, Регина ощущала, что ходит по краю. 

 *

Взрослея, Регина начала обращать внимание на то, что происходит перед потерей сознания. Как расслаиваются предметы, нарастают звуки, как перед глазами возникают странные узоры. 

Уже намного позднее, общаясь с мастерами разных психологических школ, Регина не раз услышит, что "невозможно быть настолько “прокаченной”, получив такие детские травмы. Пройдя похожий путь, люди обычно живут совершенно другой жизнью". 

- Я верю, что тот путь был мне необходим”, - отвечает Регина.

А сама размышляет: “Что со мной произошло? Откуда была такая способность к самоисцелению? Было ли это в настройках ДНК? В кармических способностях души, которая перерождаясь из одной реинкарнации в другую, растит свою телесную мудрость? Сложно сказать. И что было бы со мной, живя я в тепличных условиях?"

Может, опыт растождествления с телом во время многократных потерь сознания подарил Регине редкую способность менять перспективу, угол зрения?

 “Ничто из прошлого больше не определяет меня. Ощущение незавершенности  и незафиксированности сначала ощущалось как зыбкость бытия. Как будто все ярлыки сброшены и паттерны обнулены. Теперь же, каждый момент настоящего я воспринимаю как уникально новый. Что бы не происходило, даже одно и то же действие - ведь я абсолютно новая, и вся линейность времени в этот момент прерывается этими новыми ощущениями. У меня развилось ощущение абсолютной новизны каждого мгновенья. Я не могу сказать, какая я. Каждый раз, когда я натягиваю на себя какое-либо собственное проявление, то понимаю, что оно уже бесследно исчезло. Мне стало сложно отождествляться даже с собственной линией поведения, ведь так я поступала в том моменте, а в будущем могу поступить иначе". 

 * 

Сейчас Регина считает, что совершенство настоящего момента состоит в понимании того, что все в жизни происходит в срок, тот самый момент и раскрывается для нас наилучшим образом. "У нас нет выбора. Жизнь сама дает ровно тот опыт, который мы должны получить и это опыт, который для нас корректен и делает нас сильнее". 

У меня не было предпосылок стать тем, кто я есть. Этот путь был необходим, чтобы получить данный опыт. Но чтобы понять это, понадобилось больше 30 лет и крепко-стоящий саморефлексирующий наблюдатель, который осознает свое восприятие. Каждый раз когда с нами что-то происходит, что вызывает в нас сопротивление, на самом деле, это дает нам возможность получить трансцендентный опыт и выйти за пределы этого события. Если мы из раза в раз не будет натыкаться внутри на свои блоки - ментальные или эмоциональные, мы не будем иметь возможность выйти за их пределы. Поэтому, все наши травмы работают на нас и для нас, травмы - это наши друзья. Как только я обратила свой взор на свои травмы с позиции наблюдателя, я смогла их полюбить. 

Открыв в себе наблюдателя, я прошла несколько этапов растождествления со своей травмой отчуждения. Сначала - с переднего плана, с проявленной реальности. При этом, корни остались глубоко в непроявленной реальности. Именно непроявленная реальность создавала помехи в моем вибрационном поле. Каждый раз чувствуя это, я отправляла туда своего наблюдателя. 

Это можно назвать само-терапией, цель которой научиться смотреть на боль, как на энергию в теле, видеть в ней ответ, потому что он там и находится. Мы живем для того, чтобы каждый день мутировать, превосходить самих себя. Это закон спиральной динамики, эволюции. А ведь мы здесь только ради этого. В какой-то момент я просто поняла, что это соотносится с моей природой и отражает то, как я чуствую.. 

*

...Пока я не оказалась в Питере. Одна на целый месяц! Впервые за всю свою жизнь я была предоставлена себе - ни детям, ни мужу, ни перфомансам, - себе! На 23 дня из 30 у меня были куплены билеты в различные театры Петербурга. Днем я посещала выставки, дизайнерские шоурумы, галереи.  Но фокус моего внимания находился строго внутри меня. Дальше происходило странное. Куда бы я не направлялась, везде проигрывалась тема "отца и дочери". Я начала ощущать боль, и стала за ней наблюдать. Я видела травму внутри меня, и чем больше вглядывалась в нее, тем больше видела, что все во вне обрасло этой травмой. Она превратилась в черную дыру, которая засасывает в себя все остальные эмоции. Травма отчуждения отца стала леймотивом моего восприятия, моим основным фоном во всех моих взимоотношениях, во всем, где есть я - есть эта травма и последствия этой травмы. 

В этот момент я почувствовала, что я горю и чешусь, мне внезапно стало плохо. 

Я открыла камеру и увидела в селфи распухшее лицо бомжихи, которая бухает последние 30 лет своей жизни и последний раз опрокинула пива полчаса назад, и не узнала себя. Открыла карту, чтобы найти ближайшую аптеку. 950 метров. Рванула туда. Закрыто. В другую аптеку я уже еле добралась, и пока ждала в очереди, начала терять сознание. Когда подошла моя очередь, я просунула голову в окошко, объяснила фармацевту, что обычно я так не выгляжу, но что со мной я не знаю, и попросила только лекарство и прилечь - вот там, под столом. Вместо этого, мне вызвали скорую, и через некоторое время за мной приехали врачи, а также одновременно с ними сын, вычисливший мое местонахождение по навигатору.

*

На самом деле, в Питере я впервые ощутила внутри себя некую черную дыру. 

Когда я заглянула в эту чёрную дыру, то пыталась от неё избавиться и тогда поняла, что на какие бы курсы я не пошла, какие бы практики не проходила, какой бы шаман надо мной не танцевал, избавиться от своего прошлого просто невозможно... 

Это можно заглушить, интерпретировать, лечить это всю жизнь - но она останется. Я сопротивлялась ей, но она была как глубоко прошита во мне, что отрезая ее, я резала себя. Тогда я просто нырнула в эту чёрную дыру. 

И умерла на операционном столе в реанимации. 

*

"Так решили врачи, поскольку не знали о том, что я могу выходить из тела и возвращаться, когда боль спадает. 

И ожила. Мой сын сидел за дверью реанимационной и ждал, даже не зная, что происходит. 

Первое, что я ощутила, когда пришла в себя, это то, что чёрной дыры больше нет. Потому что я с ней сраслась. Мое сознание, вернувшись в тело, дало четкое признание, что данный опыт - это то, что создало меня изначально и сделало возможным проживать мою реальность такой. Что мои травмы - не то, от чего стоит отказываться. Я стала видеть их частью себя, которую надо полюбить и принять. Я подписала бумагу, что беру полностью ответственность и уехала  из больницы домой. Думаю, что в этот момент стало возможно познакомится с тобой.

Наша встреча положила начало невероятным мутациям в режиме 24/7. Помню, что рядом с тобой у меня больно скручивало живот, видимо, тело интенсивно работало над чём-то.  

Встречи, работа над книгой, поездка в Уфу, встреча с яснознающей Диларой и постоянные инсайты. 

Ты приехала в Уфу на неделю, а осталась на месяц. Мы не могли расстаться, разлучиться. Я помню тебя на кухне, твои рассказы, наши прогулки и беседы. Как ты сканировала нас с Костей. Не знать человека и всего за один месяц с ним слиться - это уникальный опыт". 

 

 __________________________________________

 

Регина -  режиссер имерсивного театра, автор перфомансов, специалист по генным ключам и Дизайну Человека, разработчик собственных медитаций. Редкое сочетание космологии, философии и здравого смысла в одном хрупком человеке. Уникальное прочтение Набокова, Булгакова, Цветаевой и Серена Кьеркегора позволило Регине создавать совершенно неповторимые по форме и содержанию театральные перформансы. Какждый из них - опыт прикосновения к гению, итак называемый "штучный товар".

А уж если отстраниться от ее "социальных алиби", то лично для меня Регина - очень важный человек, один из узловых людей в моей жизни. Не только потому, что в то лето мы, еще незнакомые друг с другом, одновременно прошли испытание нашими "черными дырами".  Я - отчужденная от ребенка мать - встретилась со своей "черной дырой", и оказалась в больнице с кровотечением. Регина в то же самое время в том же городе, испытала поглощение "черной дыры" как отчужденный от отца ребенок, после чего попала в больницу с отеком Квинке. 

Однако, пережив тот страшный опыт, мы смогли вместе его прожить и аттребутировать. Это бесценно.  А затем, в конце того же лета 2017-го, Регина стала "духовной акушеркой" моей книги "Громче, чем Тишина", помогая ей наконец родиться после 6 лет мучительного "вынашивания".