Все записи
21:52  /  8.08.20

1682просмотра

Отчуждение родителей: Головоломка правового стандарта "в интересах ребенка"

+T -
Поделиться:

Когда родители не могут договориться о вопросах опеки над своими детьми во время развода или после развода, этот неразрешенный родительский конфликт часто приводит к тому, что родители обращаются к правовой системе для разрешения своего конфликта.

Повышенные эмоции и стресс, связанные с подготовкой фактов и доказательств для целей состязательного суда, являются существенным фактором риска для некоторых семей, ставя под угрозу рост и развитие детей.

Дети, оказавшиеся между родителями, которые не могут легко преодолеть свой конфликт, сталкиваются с тревожными и негативными психо-соматическими последствиями (Johnston, et al. 2009). Защита детей от пагубных последствий развода их родителей или конфликта после развода все чаще становится предметом внимания специалистов в области психического здоровья, судебных органов и социальной политики (Wingspread Conference, 2001).

Примерно 25-30% родителей остаются враждебными и недоговороспособными в отношении опеки  над своими детьми (John - ston, et al. 2009) и, когда эти родители не могут самостоятельно урегулировать свой конфликт в отношении порядка общения с детьми, суд становится единственный каналом, по которому будут приниматься решение об опеке с использованием концепции “в наилучших интересах ребенка".

В результате этого участие суда становится непреднамеренным вкладом в потерянное драгоценное время, которое должно было бы быть потрачено на предотвращение развития и эскалацию отчуждения родителя.

На протяжении многих лет мы были свидетелями развития систем защиты детей, которые повышают вероятность положительных результатов для детей. Гордон (2011) описывает историческую последовательность законов и актов по защите детей: законы "О социальном обеспечении детей" 1825 года; изменения в законе "О социальном обеспечении" 1935 года; нынешнее развитие законов "О защите детей", включая "Закон о жестоком обращении с детьми" 1974 года и закон "О предупреждении жестокого обращения с детьми" 1980 года.

Будь то в судах по семейным делам или в судах по защите детей, “наилучшие интересы ребенка” являются общей целью для решений об опеке в семьях. Эта же цель является нормой не только в судах Соединенных Штатов, но и в Конвенции ООН о правах ребенка, которая утвердила права ребенка приорететом в делах, связанных с его благополучием (Генеральная Ассамблея ООН, 1989 г.)

Российская Федерация также деклалирует ценность прав ребенка, разделяя тем самым общую цель с большинством судов во всем мире: сохранить и далее продвигать  "наилучшие интересы ребенка”, участвующего в этих делах.

И хотя все вовлеченные стороны, к которым относятся суды, посредники, адвокаты, эксперты, терапевты и родители, - все соглашаются с тем, что их главная цель - “наилучшие интересы ребенка”, однако когда конфликт начинается, мнения об "интересах ребенка" у всех этих сторон не совпадают.

Получение опеки над детьми становится желанным призом. Количество денег и энергии, затраченных на подготовку и подачу иска одного родителя к другому не только создает разрушительное воздействие на всю семейную систему, но часто наносит ущерб или вовсе разрушает психику ребенка.

Определение “наилучших интересов ребенка“  в судебном разбирательстве перешло от заявленного мнения ребенка относительно его собственных  "наилучших интересов“ к вмешательству суда в определение "наилучших интересов ребенка".

Этот сдвиг также создал слой профессионалов для определения "наилучших интересов" в случаях высоко-конфликтных разводов. Это включает в себя детских адвокатов для ребенка, специалистов органов опеки, психологов и прочих родительских посредников. Создание этой подгруппы специалистов, разработанных для определения “наилучших интересов " ребенка, только усилило состязательность родителей в ходе длительных судебных разбирательств.

Почти всегда “наилучшие интересы ребенка" удовлетворяются через поддержание близких и любящих отношений с обоими родителями (Thornton, et al., 1995). Влияние состязательности родителей в правовой среде по отношению к детям, являющимся субъектами этих разбирательств, может быть разрушительной (Wingspread Conference, 2001). 

По мере развития спора об опеке над ребенком способность поддерживать здоровые отношения между родителями и детьми оказывается под угрозой. Судебный процесс часто бывает долгим и трудным, растягивается на многие месяцы или даже годы и способствует продолжению токсичных взаимодействий между сторонами и дальнейшей деградации структуры семьи. 

Кроме того, судебный спор становится инструментом для дальнейшего отчуждения между ребенком и отдельно проживающим родителем, поскольку родитель-алиенатор часто использует тактику отчуждения (например, создает страх к другому родителю, вмешивается в контакт ребенка с ним, очерняет родителя).

Стандарт "наилучших интересов"  трудно поддается определению и в значительной степени является субъективной оценкой. Однако некоторые общие факторы являются неотъемлемой частью этого анализа в большинстве ситуаций сохраняются. Хотя семейное право, включая опеку, может быть уникальным в каждом географическом регионе, большинство судов рассматривают следующие факторы для определения решений об опеке, причем конечная безопасность и счастье ребенка имеют первостепенное значение:

  • Пожелание ребенка. Такой запрос может быть инициирован любой стороной ио делу или судьей.  Акцент делается на ребенке, когда родители не имеют возможности совместно воспитывать и разрешать свои конфликты. При этом, суд не мотивируют их договариваться; на самом деле, происходит  обратное, поскольку вся правовая система поразитирует на их конфликте.  Когда ребенка просят выразить свои пожелания суду, такой ребенок оказывается в безвыходном положении, ведь часто родители прибегают к тактике отчуждения, чтобы повлиять на его желания.
  • Психическое и физическое здоровье родителей: этот фактор еще больше вооружает родителей, которые не могут построить здоровую модель со-родительства, инструментами для борьбы. Обвинения в неподобающих отношениях с ребенком, употреблении наркотиков и в психической нестабильности  - дают возможность возбудить кампанию против другого родителя, с целью  доказать, что они не способны предоставить условия, обеспечивающие “наилучшие интересы ребенка". Акцент при этом делается не на том, какой родитель может удовлетворить “наилучшие интересы ребенка”, а скорее на отрицании ценности другого родителя.
  •  Потребности ребенка в развитии: это включает в себя оценку любых потребностей ребенка и определение способности каждого родителя заботиться об этих потребностях. Отчужденный родитель утверждает, что он единственный, кто способен заботиться о ребенке, и работает, чтобы убедить ребенка в этом. Рассматриваются факторы условий жизни каждого родителя, качество образования, безопасность микрорайонов, близость к школе и внеклассным мероприятиям. Отчужденные родители заявляют, что ребенок находится в опасности, основываясь на том, где живет другой родитель.
  • Религиозные и / или культурные соображения: религиозное и нравственное воспитание ребенка определяется судом как право родителя.
  • Необходимость сохранения стабильной домашней обстановки по отношению к другим детям в семье: Безусловно, отношения между братьями и сестрами имеют ценность, как и отношения с бабушками и дедушками и другими членами семьи. В случаях отчуждения члены расширенной семьи часто либо участвуют в тактике отчуждения, либо становятся получателями тактики отчуждения. 
  • Адаптация к школе и окружению: суд будет принимать во внимание вопросы адаптации, связанные с окружающей средой, школой и кругом общения ребенка, а также ее пригодностью. Родитель, пытающийся повлиять на отношения ребенка с другим родителем, часто использует школу как канал для сбора доказательств того, что другой родитель некомпетентен в вопросах образования.
  • Утверждения о том, что родитель демонстрирует ненадлежащее поведение, использует эмоциональное насилие, наркотики, алкоголь или физическое насилие над ребенком. Учреждения, предназначенные для решения этих проблем, могут также предоставить документальное подтверждение подобных обвинений. Во многих случаях заявления о жестоком обращении становятся инструментом для родителей, использующих тактику отчуждения, чтобы получить юридическое преимущество при разводе и использовать эти "подтверждения" при посещении государственных работников по защите детей.

Учитывая отмеченные выше элементы в определении “наилучших интересов ребенка“ и в сочетании с родителями из группы риска или родителями с психопатологией, которые не могут разрешить свой конфликт без судебного вмешательства, использование тактики отчуждения (Baker & Chambers, 2011) для удовлетворения стандарта ” наилучших интересов ребенка " является предсказуемым результатом.

Подводя итог вышесказанному, один родитель будет очернять условия пребывания у другого родителя, его психическое здоровье и способность обеспечить ребенка. Родитель может представить другого родителя как опасного и некомпетентного в том, чтобы заботиться о ребенке. Родитель может заявить о жестоком обращении и пренебрежении и даже втянуть ребенка в спор, чтобы “доказать” жестокое обращение.

В результате любого из этих утверждений родитель может начать вмешиваться в общение и контакт между ребенком и другим родителем. Понятие "наилучшие интересы ребенка" не является неправильным для судебной системы. Однако, когда родители используют судебную систему в качестве механизма разрешения своих споров и конфликтов, процесс почти всегда является медленным и трудным в стремлении определить и доказать “наилучшие интересы ребенка”, что не сулит ничего хорошего для профилактики тактик отчуждения. Напротив, родители начинают использовать тактику отчуждения  в качестве  механизма для победы в суде.

Будущее ставит перед нами задачу реформировать семейное право, чтобы свести к минимуму раздоры в вопросах опеки и разработать правовые механизмы, которые помогают детям и семьям, проходящим через развод и раздельное проживание. Какой бы сдвиг парадигмы ни произошел, в каком бы направлении ни качнулся маятник и какие бы научные и общественные взгляды на детей и семьи мы ни выбрали, если он не уменьшит конфликт, он не будет отвечать наилучшим интересам детей (Elrod & Dale, 2008).

Реформа семейного права требует изменения судебной парадигмы от состязательного подхода для высоко-конфликтных семей. Сокращение судебных разбирательств и конфликтов между родителями имеет первостепенное значение для повышения вероятности того, что ребенок достигнет зрелого возраста с меньшим количеством психологических шрамов.