Все записи
15:08  /  24.08.20

408просмотров

Город-герой Новороссийск: кубанцы и кубаноиды

+T -
Поделиться:

Глава из книги "Громче, чем Тишина" про город Новороссийск была частично урезана в русской версии книги, поэтому разница между неологизмами "кубаноид" и "кубанец" так и осталась нераскрытой. Однако, в английскую версию думаем включить описания российской провинции целиком. Как считаете? 

*

Черное море. Город-герой Новороссийск, завоевавший боевую славу во время Великой Отечественной войны, превратился в небольшой уездный городок, населенный рабочими и скучающими женами моряков дальнего плавания. Красок городу добавляют лишь заморские моряки, да и те, словно невиданные рыбы и моллюски, попадают в Новороссийск из гораздо более теплых, океанов, и задерживаются ненадолго. Иногда сюда попадают чужеземцы, и я из их числа. Население Новороссийска, по официальным данным, всего триста тысяч человек, не считая нелегальных эмигрантов. Этот мини полис напоминает какой-нибудь Кронштадт или небольшой район родного Санкт-Петербурга. А еще всего час на машине из Новороссийска, и вы попадете в мекки туризма Геленджик и Анапу - бывшие греческие фактории, известные как курорты Краснодарского Края. 

Из всего потока туристов в Новороссийске остается небольшой процент людей, которые готовые задержаться, не испугавшись урбанизированного пейзажа. Однако нежиться под солнцем и ни о чем не думать, как в той же Анапе, здесь вряд ли получится - кругом стратегические объекты, построенные еще во время правления Брежнего: нефтяные терминалы, объекты противовоздушной обороны, военный флот. Говорят, даже снимки со спутников этого региона засекречены. Новороссийск - самый большой и самый главный порт России. В городе моряков и докеров коренное население делится на «кубанцов» и «кубаноидов» Когда поняла значение этих неологизмов, то искренне пожалела, что они до сих пор не занесены в какой-нибудь «Специальный Словарь Современных Российских Реалий». Одно понятно без слов: местные жители Кубани совсем не похожи на сдержанных и мрачноватых питерцев. Это две совершенно разные национальности, равно как итальянцы - совсем не испанцы. В Краснодарском крае меня и таких, как я, питерских интеллигентов, называют «эмоционально фригидными». Я не обижаюсь и даже посмеиваюсь в ответ. Кажется, меня вообще сложно обидеть. Своей гиперлояльностью я обязана детству, в особенности строгому и авторитарному отцу-профессору. Однажды психоаналитик посоветовал мне «такое великодушие в себе искоренять». Не знаю, стоит ли, но даже без психоаналитика ясно: есть люди мира, есть люди войны. Я могу стать воином. Но я против войны. 

Новороссийск - провинциальный город, построенный во времена советского режима. Режим этот крадется за тобой и выглядывает из каждой подворотни: он в названиях улиц (центральный проспект - улица Советов, затем идут улицы Победы, Снайпера Рубахо, Героев Десантников, Осоавиахима, район «Матроса с гранатой»); в лицах ударников труда, глядящих на тебя с досок почета на площадях перед бывшими ДК; в списке вакансий главной местной газеты «Новороссийский рабочий»; в привычной советскому человеку массовости на празднике 9 мая, а также в местах боевой славы, где молодежь назначает свидания. 

Случайный путник редко сможет приметить в Новороссийске какие-либо характерные особенности, даже пенсионеры во дворах - типичные. Все люди по-советски похожи, никто здесь не хочет выделяться. Быть не таким как все – не положено. Скука портового города пронизывает как стальной клинок, закаленный солнцем и ледяными норд-остами. Никакой колористики – наверное, сущий ад для фотографа. 

Я выхожу на набережную и смотрю по сторонам. Два бетонных завода выделяются серым пятном среди разноцветных портовых терминалов, как кариес во рту крупнейшей бухты черноморского побережья. Затем бросается в глаза длинная, многокилометровая набережная, усердно выложенная плиткой (говорят, это семейный бизнес мэра). Городской пляж, коса, «самолет». На «самолете» катаются скейтеры и в специальной клетке тусуется «неформальная» молодежь. Иду дальше. Огибая конструктивистские монументы, приближаюсь к воде. Где-то здесь снимали эпизод «Бриллиантовой руки», о чем свидетельствует скульптура с героями фильма, контрабандистом и манекенщиком Козлодоевым. Для пущей достоверности скульптура установлена прямо в море. Местные говорят, что сцена идущего по воде мальчика снята именно на Суджукской косе в Новороссийске. Вообще я не доверяю экскурсионным трюкам, но уверена, что на этой косе можно не только ходить по воде! Например, можно повернуться спиной к городу-порту и вообразить, что купаешься в открытом чистом море. 

Уже на «Семи ветрах», популярной смотровой площадке, я понимаю, что индустриальный пейзаж, совмещенный с курортной романтикой никого здесь не раздражает. Разрушенная турецкая крепость отбрасывает тень на припаркованные тонированные жигули, в которых ищут уединения влюбленные. 

Я всегда чувствую город через привычки и настроение людей. Даже в героическом Новороссийске с победной историей живая ткань играет не меньшую роль, чем архитектурные скелеты. Ведь любой полис может меняться, только когда его жители восприимчивы и не разочарованы. Но быт и повадки жителей Новороссийска, особенно на фоне объектов утопичного советского искусства, кажутся крайне нелепыми. Блатные мальчики - кенты, одетые в белые майки и красные мокасины, с битами в багажниках тонированных жигулей. Как будто «Бригада» только вчера стала здесь лидером проката. Напомаженные девочки - все как одна с длинными острыми ногтями и на каблуках, собираются в стайки, и, поблескивая плавниками, словно рыбки, деловито-синхронно передвигаются из бара в бар. Стиль casual в Краснодарском крае не только не признают, но и с остервенением осуждают. Если у тебя на груди не выложено стразами слово «RICH», то ты некудышный лох. Здесь считается, что каждый должен с утра до вечера носить вечерний туалет, не зависимо от социального и семейного статуса, и, уж тем более, от настроения. Если замуж не позовут, то хотя бы будет, о чем посплетничать на следующий день с подружками. Девичья «бита в багажнике» - это золото и стразы в неограниченном количестве. Любой выход, особенно на городской рынок, обязывает женщин всех возрастов увешивать себя драгоценностями будто рождественская елка.

В Краснодарском крае, известном своей алчностью на всю страну, не принято скрывать материальную озабоченность даже от соседей. Здесь ближайшие родственники грызутся за клочок земли как дикие собаки. Родных обманывают так же легко, как дышат или ходят по улицам. Зато судьи и прокуроры живут намного лучше, чем даже коллеги в Верховных инстанциях в Москве. 

Новых иномарок на улицах Новороссийска едва ли меньше, чем дешевых понтов в скверах города. Как говорится, хотите китча - поезжайте в Краснодарский Край! Вначале мне показалось удивительным, что люди здесь до сих пор вставляют золотые зубы. Зато теперь я понимаю, что это даже не мода, а обычная жадность. Золотые зубы, в отличие от прочего имущества, – лучшее, что можно забрать с собой в могилу.

Среди радостей жизни у местных популярны спорт-бары с тотализаторами, компьютерные игры и легкие наркотики. Канал «ТНТ» вещает круглосуточно. К моему удивлению, всеядные зрители не игнорируют даже рекламу - поглощают все подряд. Телевизионная анорексия до «житницы России» просто не добралась. Самые вкусные сплетни берегут и с радостью приносят специально к щедрому краснодарскому столу. Все стараются произвести впечатление на всех. Быть успешным - значит казаться успешным. Это, кажущееся смешным и жалким, правило кубанских декадентов, здесь чуть ли не религиозная догма. Приезжая из Питера в кроссовках, льняной юбке, в стиле Diesel, в Новороссийске я ощущаю себя краеведом в заповеднике колхозного гламура. Объяснить местным, что так ходить удобнее, тем более, когда приезжаешь не на дискотеку - бесполезно. В отсутствии других ценностей люди натирают свою оболочку до блеска как черепаший панцирь перед потопом.

Атмосфера всеобщего соперничества иногда казалась мне очаровательной, иногда глупой. Однако вскоре я начала относиться к городу и его правилам жизни как к нелепому подростку. Не забывая о том, что именно подростки способны на по-настоящему жестокое отношение к тем, кто, по их мнению, не такой, как они.

2011 год, #Громчечемтишина