Все записи
22:24  /  23.03.15

2226просмотров

Цена самооценки.

+T -
Поделиться:

 

 То, как мы себя оцениваем, и то, как мы себя ценим – существует ли разница между этими понятиями? Если самооценка адекватна, разницы быть не должно, но зачастую между этими величинами лежит пропасть.

Моя подруга Юля не лишена обычных человеческих чувств, только прячет их где-то глубоко и за семью замками. Но вот если кому-то удается подобраться к секретному ларцу, а затем отпереть его – то на этого несчастного обрушивается весь спектр нерастраченных эмоций.

Алексей, познакомившись с Юлей, влюбился с первого взгляда. Тут стоит отметить, что при этом первом взгляде моя подруга попала в поле зрения Алексея во всей своей непрекрытой красе – в отличие от своего романтичного кавалера Юля верила только в секс с первого свидания. Алексей долго скребся в Юлино железное сердце, а мы старались объяснить бедолаге, что результатом станут только его сточенные по локоть руки. Однако «когти» у настырного Алексея оказались алмазные.

Поначалу Юлин ухажер был верным пажем королевы, каковой Юля себя и считает, оценивая собственныю персону на десять баллов по пятибальной шкале. Он буквально не давал ей прохода. Юля снисходительно принимала его ухаживания, но относилась к Алексею несерьезно.

- Меня просто забавляет его юношеский максимализм. – с улыбкой рассказывала Юля, мимоходом упомянув, что герой-романтик младше ее на десять лет. Мы с Катей и Мариной переглянулись…

- Ну неужели тебе мало постелей врослых мужчин? В детские колыбели-то зачем лезть? – усмехнулась охотница Марина, которая сама зачастую вообще не знает ни даты выпуска, ни срока годности того, кого «употребляет в пищу».

В Юлино оправдание хочу заметить, что алкоголь Алексею начали продавать за целых полгода до их знакомства – так что все было легально и в рамках закона.

Отношения их развивались стремительно – настойчивость малыша начала приносить плоды. С каждым днем Алексей окружал Юлю все большей заботой и любовью. Он даже таскался с ней два раза в неделю к врачу, где «бабушке» делали витаминно-молодильные капельницы, чтобы держать ее за руку во время экзекуции. Через месяц они уже жили вместе, но Юля не сдавалась, и всякий раз идя с Алексеем по улице, сворачивала шею на всех привлекательных мужчин.

- Юля, ты животное! – обиженно возмущался малыш, а через минуту опять одаривал свою спутницу преданным и влюбленным взглядом.

Еще через месяц крепость пала, и Юля поняла, что испытывает к Алексею те же чувства. Начался перекрасный период взаимной любви и наслаждения друг другом. Животное превратилось в человека. В какой-то момент Юле стало казаться, что это ОН – тот самый, с которым она проведет всю жизнь и для которого готова полностью себя изменить. Это и было, пожалуй, основной ее ошибкой.

Алксей, увидев, что камень превратился в пластилин, начал увлеченно экспериментировать. Он лепил сначала одну фигурку, затем мял ее, потом пытался лепить что-то новое. В конце концов кусок пластилина так нагрелся в его руках, что начал прилипать к пальцам, а это стало раздражать маленького скульптора. Юля окончательно перестала себя ценить. Она выполняла любую прихоть капризного деспота, растворилась в Алексее и начала жить его жизнью и интересами, напрочь забыв о своих.

- Я ничего не могу с собой поделать. – плакала Юля, делясь с нами своей драмой. – Я понимаю, что я умна, красива, успешна и при этом покорно выслушиваю каждодневную критику в свой адрес и реву в подушку от обиды.

- В отношениях никогда нельзя забывать о главной формуле «мы=я+я». – пыталась я выступить в роли семейного психолога, утирая слезы бывшей железной леди. – Ты потеряла свое «Я», а ведь именно оно его так привлекало…

- Надо было животным оставаться! С них какой спрос – они нам в тапки гадят, а мы их все равно любим. – изрекла Марина свой очередной афоризм.

Юля протянула еще месяц, в течение которого ей говорили, что она дура – хотя она была умна и образованна, критиковали то, что на ней надето – хотя вкус у Юли был безупречным, были недовольны поданным ужином – при том, что готовила моя подруга великолепно. Все это Алексей сопровождал бесконечными заверениями в безумной любви, как в той истории про волка, который «любил кобылу – оставил хвост да гриву». Кончилось все тем, что пока Юля задавалась вопросом, как она все это терпит и как случилось, что при столь высокой самооценке она так низко ценит себя в отношениях, Алексей собрал вещи и ушел. Объяснил он это тем, что Юли ему «стало слишком много»…Неделю Юля плакала у нас на руках.

- Зато ты испытала волшебное чувство – любовь. – благоговейно шептала Катя – самая романтичная женщина из тех, кому больше восемнадцати.

- Я уже не знаю, на каком я свете от этой любви! – злобно бросила почерневшая от светлого чувства Юля.

- На этом, на этом! На том любовь только к богу! – цинично подбадривала ее Марина.

Еще через пару недель, когда Юля немного пришла в себя, мы вчетвером решили поехать в Бруклин, пообедать винегретом и селедкой под шубой. Когда мы сидели в русском ресторане и доедали выше упомянутые яства, я вдруг испытала минуту славы и обратилась к своим подругам:

- Девочки, а вы заметили, как меня люди узнают? Вон как внимательно разглядывают! Видимо новости мои каждый день по телевизору смотрят…

– А может, разглядывают, потому что у тебя на футболке написано «х.. войне»? Ресторан-то русский… – осторожно предположила Катя.

«Да, переоценивать себя тоже не стоит» – подумала я.