Все записи
18:14  /  23.03.18

7837просмотров

Розовый дьявол, или Каста непробиваемых

+T -
Поделиться:

Кант говорил, что две вещи наполняют его душу сильнейшим удивлением и благоговением – это звездное небо над головой и моральный закон внутри. И действительно каждый раз я стыжусь и мысленно каюсь даже за свои мелкие бытовые преcтупления, которые так и остались нераскрытыми. Но есть в моем послужном списке одно откровенное предательство, за которое мне ни капли не стыдно. И если бы можно было повернуть время вспять, я бы опять его совершила.

Жил у нас лысый кот благородного происхождения. Звали его Арлен. Кожа у него была нежно-розовая, а душа – чернее ночи. При всей чрезвычайно аристократичной внешности вел он себя, как истинный пролетарий – урча и чавкая, сжирал все, что плохо лежало. Однажды мы оставили на кухонном столе килограмм кураги в целофановом пакете, и он слопал все, вместе с пакетом. В другой раз он каким-то образом вскрыл хлебницу и уничтожил батон белого хлеба, не оставив ни единой крошки. И это не считая кошачьего корма, который мы мешками засыпали в его ненасытный желудок.

Помимо бешеного аппетита он еще и вел себя, как гопник. Держал в страхе нашу собаку – милую, скромную Берту, которую мы подобрали на улице. Берта была результатом мезальянса пуделя с кем-то мимо пробегавшим. Она не имела родословной на два листа, как Арлен, но зато нрава была тихого и интеллигентного. Стоило ей потихоньку, беспрерывно оглядываясь, направиться к своей миске, как Арлен, карауливший за углом, вскакивал ей на спину словно наездник, и Берта мчала в ужасе, не разбирая дороги, а розовый дьявол испускал воинственный клич и еще больше ее пришпоривал.

Спал Арлен исключительно под одеялом моего мужа, прижавшись к нему всем телом - кожа к коже. И подозреваю, что стоило мужу отодвинуться, как кот хватал его когтисто-мускулистыми лапами и придвигал назад. Вы сейчас скажете, что именно поэтому я его и невзлюбила. Возможно и так. В этом тесном альянсе я и правда чувствовала себя третьей лишней.

Арлен платил мне ответной любовью. Под утро он с разбега прыгал мне на лицо, так что я подскакивала и орала от ужаса. Я пожаловалась одной знакомой, но та сказала: «Подумаешь, ерунда! Если моя кошка обидится, то гадит мне ночью прямо в волосы, и утром я вынимаю из прически подсохшее дерьмо». Тут я подумала, что кошатники – это особая, непробиваемая каста людей. И что если б Кант как следует подумал, то включил бы их третьим пунктом, наполняющим душу удивлением и благоговением.

Еще Арлен любил, потоптавшись в лотке, запрыгнуть на холодильник, и, вытянувшись в тонкую, нереально длинную розовую кишку, ходить передними лапами по потолку, оставляя коричневые следы. Я вытягиваться кишкой не умела, поэтому пришлось купить двухметровую лестницу, чтобы ежедневно отмывать потолок. Не стоит и упоминать, что единственная радость, которую регулярно и без перебоев дарил мне этот кот – это большие, ароматные кучи с кусками непереваренного полиэтилена. И всегда сюрпризом - в новом, неожиданном месте.

Каждый раз, когда муж бывал расслаблен и в добром расположении духа, я заводила разговор о том, что расставания иногда во благо. И что одна моя знакомая из касты непробиваемых мечтает о розовом засранце и не возражает, когда ей гадят в ботинки - у нее от этого только азарт дрессировщика просыпается. Однако, муж прикипел к Арлену всей душой за совместно проведенные ночи и был категорически против. «Ты что! – возмущался он. - Это же предательство!» Пришлось прибегнуть к крайнему средству – запереть на ночь воющего кота в ванной, забраться к мужу под одеяло и забеременеть. Тут уж я выдвинула ультиматум: либо кот, либо сын!

Муж вез Арлена к знакомой и всю дорогу плакал. Но плакать на самом деле должна была бедная женщина и ее простой сибирский кот Кузька, жизнь которых с того дня превратилась в ад. Знакомая была готова ко всему, но Арлен переплюнул даже самые смелые ее ожидания. Он делал пакости с утроенным рвением, при этом умудрялся обставить все так, что попадало Кузьке.

Однако, самое трагичное заключалось в том, что в доме много лет лежала парализованная бабушка, недвижимая и немая, и она была идеальным полигоном для Арлена. Честно говоря, даже страшно представить, что за ядерное оружие он на ней испытывал.

И вот спустя год я узнаю через третьи руки, что эта бабушка встала и заговорила, и что там произошло чудо и промысел божий. Я не стала звонить и уточнять про чудо, так как в свое время тщательно замела наши следы, чтоб Арлена не смогли вернуть назад ни при каких обстоятельствах.

Так вот я догадываюсь, что произошло.

Этот гадский кот, наверняка, по своей любимой привычке, топтался сначала в лотке, а потом шел к бедной обездвиженной женщине и ходил по ней грязными лапами, как по потолку. Ну или садился задницей ей на лицо и пукал. Или точил когти об ее голову. А она ни сказать, ни прогнать. Дочь целый день на работе, а Кузька – сам в страхе, забившийся в угол. Уверена, у бабушки не было другого выбора, кроме как встать, схватить розового негодяя за шкирку и проорать матом в его наглую усатую морду все, что она о нем думает.

Так что если кому надо, чтобы мертвые восстали из могил, заведите лысого розового кота. Это самое верное средство.