Все записи
19:22  /  28.09.20

3235просмотров

Пережившая Бабий Яр

+T -
Поделиться:

Алла Беликова-Шойхет, директор национального туристического офиса Германии в России, рассказывает историю своей бабушки, вся семья которой погибла 29-ого сентября 1941 года от рук немецких оккупационных войск на месте массовой казни евреев, известном как Бабий Яр. Парадоксальность жизни состоит в том, что судьба Аллы оказалась тесно связана с Германией. 2020-ый год объявлен годом Германии в России, и Алла делает очень многое для дружбы и взаимодействия этих двух стран. Писатель Лера Тихонова записала историю Аллы Беликовой-Шойхет, которая в годовщину Бабьего Яра вспоминает свою бабушку, единственную из всей семьи выжившую в тот страшный день

Моя бабушка Клара родилась в многодетной семье раввина Шойхет. В семнадцать лет она уехала в Житомир, чтобы поступать в медучилище, а в июне 41-ого ушла медсестрой на фронт. В день самого важного еврейского праздника Йом-кипур, 29 сентября 1941 года, зондеркоманда вывела из дома номер девятнадцать по улице Ярославской всю большую семью Клары и отвела к оврагу Бабьего Яра. Когда Клара вернулась с фронта в звании старшего лейтенанта медслужбы, ей было двадцать шесть лет. У нее были медали за освобождение Праги и Берлина, но не осталось ни одного родственника – все двадцать девять человек, родители, братья и сестры, дяди и тети, погибли.

С фронта бабушка вернулась хромая. У нее было серьезное тазовое ранение. Местный доктор Роман Израилеевич сказал, что она никогда не сможет выносить и родить, и посоветовал ей взять ребенка из детдома. Клара удочерила девочку, немного похожую на нее внешне. А через год после удочерения встретила дедушку и всем на удивление родила мою маму. 

Я обожала бабушку. Более оптимистичного, доброго и трудолюбивого человека я не встречала. С детства помню звук бормашины по утрам. Мы просыпались в ее доме, наполненным светом и любовью, потягивались в своих кроватях, а за стеной уже шумела бормашина. Бабушка вставала в четыре утра и принимала пациентов, приезжавших в Киев из окрестных деревень. Она их лечила в обмен на свежие яйца, молоко, мясо и соления. На все еврейские праздники бабушка готовила мацу, и я была уверена, что все бабушки на свете готовят своим внукам мацу. 

Потерявшая близких Клара очень ценила родственные связи. Она всегда следовала главному еврейскому принципу - все должно оставаться в семье. Золотые коронки и мосты она заказывала у дальнего родственника - зубного техника Миши Зильмана, а потом и своего зятя, моего папу, обучила зубной технике, чтобы деньги оставались в «семье». Бабушка мечтала, чтобы я вышла замуж за дантиста, но я выбрала другую профессию. Однако, ее главный принцип я не забыла.

Что мы, дети, только не вытворяли в ее доме! Шумели, баловались, переворачивали все вверх дном, но бабушка никогда нас не ругала. Каждый день к ней приходила в гости ее подруга Анна Исааковна, незамужняя, бездетная и очень ухоженная  женщина. Они пили чай и беседовали на идише, и нам, детям, казалось, что они рассказывают друг другу секреты на тайном языке. Они были закадычные подруги, но обращались друг к другу исключительно по имени-отчеству. 

Анна Исааковна вздыхала: 

— Клара Борисовна, какой же у тебя беспорядок и шум!

— Анна Исааковна, это жизнь! — смеялась бабушка. — Я только своим врагам пожелаю, чтобы в их домах было чисто и тихо!

Бабушка свято верила в коммунизм и состояла в партии. Но в 82-ом году сотрудники КГБ арестовали ее за то, что у нее хранились монеты царской чеканки. Ей дали условный срок и исключили из партии. В 89-ом она уехала в Израиль и прожила там до самой своей смерти. Даже в 92 года она была активна и принимала живейшее участие в жизни семьи.

Бабушка никогда не говорила со мной про Бабий Яр и погибших близких. И только беспокоилась, почему мы с мужем так долго не заводим детей. 

— Аллочка, кого вы хотите родить, что так долго готовитесь? – спрашивала она.

Но мы все-таки успели. Бабушка застала и нашего сына Борю, и дочь Нину. Придет время, и я расскажу им не про Бабий Яр, а про замечательную, наполненную трудом и любовью, жизнь Клары Шойхет, единственной из семьи, что выжила в тот страшный день.

Записано Лерой Тихоновой со слов Аллы Беликовой-Шойхет

Клара Шойхет (сидит в кресле) с однополчанами