Все записи
08:09  /  15.12.14

16987просмотров

Курснаш

+T -
Поделиться:

Выйдя утром из подъезда, я наткнулась на дворника-таджика. Он сидел на скамейке в позе врубелевского демона. Лопата валялась рядом.

- Саюн, третий день гора мусора лежит возле помойки. И снег не чищен.

-Ты видел, уважаемый, сколько за баррель дают? – горестно покачал головой Саюн. - Совсем плохой баррель стал… Нехороший баррель...

Я посмотрела на него ошалевшими глазами. Последнее время нехороший баррель на пару с еще более нехорошим курсом вытеснили из наших голов все: и работу, и гей парады, и пусси райот, и эболу, и даже войну. Я с тоской вспоминала чудесное время, когда акула-людоед в Египте была самой главной новостью в СМИ. Надо сказать, аппетиты акулы были гораздо скромнее. Она пожевала двух-трех туристов и выплюнула. Курс «жрет» нас ежедневно и пачками.

Наш офис вдруг стал напоминать генеральный штаб. Встречающиеся в коридорах сотрудники вместо «доброго утра», словно радисты, обмениваются данными: семьдесят два и пять, пятьдесят девять и три. Их лица напряжены, а кулаки сжаты.

- Девяносто девять и девять, - приветствовала я секретаршу.

Та побледнела и вытаращила на меня густо подведенные глаза.

- Да ладно, шутка! - успокоила я ее. – …Пока еще шутка. 

Совсем недавно такой шок могло вызвать лишь сообщение, что наш Константин Сергеич спит с Людкой из бухгалтерии. Но сейчас Людкина половая жизнь не интересует даже саму Людку. Вместо дней овуляции она подсчитывает ставку рефинансирования ЦБ РФ.

Работать удается с трудом. На меня, как черти из табакерки, выскакивают новости. То миллионер кинулся под колеса «Лексуса», потому что вместо трехсот миллионов у него осталось двести. То Медведев смотрит печальными оленьими глазами: «Правительственная столовая ничем не отличается от других столовых - никаких устриц и пармезана там нет». В условиях кризиса стираются классовые границы - дворники, миллионеры и премьер-министры чувствуют себя одинаково несчастными. Последних мне особенно жалко – им еще надо наводить морок на всю страну, чтобы мы не сомневались, что вступаем в эпоху ренессанса.

Отдыхать от пулеметно-новостной ленты я ухожу в курилку. Там царствует моя коллега Леночка, и уже много лет она говорит только об одном. Равнобедренный треугольник ее жизни ограничен мужем, любовником и ее окончательным выбором между ними. Окончательный выбор тянется уже лет десять и напоминает ракировку Медведева и Путина на посту президента. Леночкина Санта-Барбара действует на меня умиротворяюще.

- Ну как, ты поздно вчера пришла? Что Андрей сказал? - спросила я Леночку, ожидая услышать дословный пересказ ежевечерней перебранки с мужем.

- Да фиг с этим козлом! Ты читала, вчера ЦБ перешел на плавающий курс национальной валюты?

Я закашлялась дымом. Ну, если Леночка сменила пластинку, тогда действительно апокалипсис уже на пороге.

После работы я отправилась к ребенку в детский сад на елку. Добиралась я часа четыре, чувствуя себя по меньшей мере Федором Конюховым, пересекающим на собаках Северный полюс. Хотя, мне кажется, на полюс метнуться даже проще, чем оказаться в Химках в среду вечером. Московские кольцевые сжимались удавками вокруг шеи. Я вдруг поняла,что не случайно главные дороги опоясывают наш город кругами, а не очерчивают квадратами, например. Ноль - это символ бесконечности, черная дыра в пространстве, которая засасывает наше время, силы и бензин по тридцать шесть рублей за литр.

Перед Новым Годом пробки и вовсе превращаются в игру на выживание. Без биотуалета на машине лучше не выезжать. Кстати, я слышала, что один автомобильный концерн по заказу московского правительства разработал модель со встроенным туалетом под сиденьем водителя. Говорят, депутаты придумали - это проще, чем возводить эстакады и делать транспортные развязки. Но пока чудо-автомобили еще не сошли с конвейера, мы справляемся с заторами своими силами. Моя приятельница купила матрас, чтобы при девяти баллах ночевать на работе, вытянувшись между принтером и ксероксом. Другие хранят на заднем сиденье подушки и одеяла, паркуются на обочине и спят, пережидая часы пик. В снегопад их заметает сугробами. Особенно богат «подснежниками» Волгоградский и Ленинский проспекты, вы заметили?

Мой знакомый Вася-шаман показал мне специальные мудры, которые надо складывать пальцами: что-то типа: «идет коза рогатая». «Рога» надо направлять четко на пробку и при этом петь коротенькую мантру. Рулить, правда, двумя мизинцами неудобно. Я попробовала и чуть не влетела во впереди стоящий мерс. На что Вася-шаман сказал, что эти мудры с мантрами помогают только от пробок, но не от аварий. От аварий у него есть другие, и он может уступить их за полцены в связи с кризисом. Но я отказалась – пальцев у меня всего десять, а рублей в пересчете на доллары и того меньше.

Предновогодняя суета напоминает финальные кадры фильма «Титаник». Все бегут куда-то, выпучив глаза и хватаясь за что попало. Лично мне в эти дни хочется только одного – побыстрее залечь на дно вместе с Ди Каприо. Жизнь вообще невероятно убыстрилась. Недавно я решила измерить скорость речи диктора, читающего новости про Донецк. Посравнению с сообщением Левитана о взятии Берлина ускорение на семь минут пятнадцать секунд. Представляете, что будет еще через шестьдесятлет?

На елку я, конечно, опоздала. Вымотанная, проклинающая этот чертов город, ворвалась в актовый зал. Спасло меня то, что Дед Мороз со Снегурочкой явно стояли в той же пробке. Они вошли за мною следом. У Деда Мороза были добрые смеющиеся глаза и прекрасное настроение. Похоже, коллапс на дорогах его нисколько не огорчил. Он раскинул руки и пробасил:

- Здравствуйте, ребятки! Скоро-скоро Новый год, он стучится у ворот! С пышной елочкой в руке и с подарками в мешке!

Большой, величественный, он тряхнул роскошной, белой бородой. Чувствовалось, что за ней скрывается широкая, сердечная улыбка. Малыши смотрели на него блестящими глазами. Вперед выступила Снегурочка и прокричала задорным голоском:

- Прибежал рогатый лось, удивился: - Что стряслось? Из норы ответил крот: - Скоро-скоро Новый год!

Моя заледеневшая душа вдруг оттаяла. То, что ни лося, ни крота не интересовали колебания курса и котировки на бирже, внушало надежду. В этом было нечто волшебное и сказочное - то, чего мне так не хватало в эти сумасшедшие декабрьские дни.

Дед Мороз уселся на стул, держа в руке посох, словно скипетр:

- А ну, ребятки, кто первый стишок расскажет?

В его позе было столько силы, мудрости и спокойствия, что я вдруг поняла, что мы переживем и санкции, и падение рубля. С этим большим невозмутимым человеком с бородой и посохом нам ничего не страшно. Вот она ходячая национальная идея - крепкий русский мужик, который выстоит в любую метель и непогоду, а рядом с ним тонкая, звонкая, улыбчивая русская красавица. Да разве может Санта-Клаус, этот одинокий символ европейского индивидуализма, им противостоять? Даже если возьмет себев напарники какого-нибудь юного чернокожего Джона (не дай бог, педофилы, гомосексуалисты и афроамериканцы подумают, что их рождественские права ущемляют), все равно ему не дотянуться!

Воспитательница, будто из моего детсадовского прошлого - в очочках и с торшером на голове, ударила пальцами по клавишам пианино, и зазвучала бравурная мелодия. Дети повели хоровод вокруг елки. Пахло мандаринам и хвоей. Я вдруг вернулась в детство, где не было страхов по поводу роста цен на гречку, а только сплошное обещание счастья. Умиротворенная, пошла на улицу покурить. Стоя на крылечке, смотрела, как медленно и красиво падает снег. Жизнь продолжалась. Пока Санта и Джон не вытеснили Деда Мороза и Снегурочку, и те хранят мир и покой наших семей, мы - в безопасности.

Дверь открылась, и на крыльцо вдруг вывалился Дед Мороз. Он сорвал с себя бороду, вытер ею пот со лба и сунул в мешок. Снегурка вышла следом, достала из кармана пачку «Вога». Дед Мороз щелкнул зажигалкой и нервно затянулся:

- Я рехнусь с этими фьючерсами! – его бегающие маленькие глазки слезились, а кончики пальцев заметно дрожали.

- Вчера ЦБ принял решение повысить ключевую ставку, -  подала Снегурочка хриплый голос, и в свете вспыхнувшей зажигалки я увидела толстый слой тонального крема, отваливающийся с крыльев ее носа и щек целыми кусками штукатурки.

- Пора нам уже слезать с нефтяной иглы, - плачущим голосом добавил Дед Мороз.

О, нет! Я схватилась за голову и шагнула в темноту. Прочь! Подальше от фьючерсов и нефтяных игл! Туда, где падает только снег, но не рубль...