Все записи
07:27  /  26.01.15

11538просмотров

Гуру в эпоху перемен

+T -
Поделиться:

В эпоху перемен столько «просветленных гуру» вокруг - хоть зажмуривайся, чтоб не ослепнуть. Правда, они не сидят годами в пещерах в беспрерывной медитации. Как правило, у них случается бытовое «просветление» – ударяет разрядом молнии где-то между станцией «Выхино» и вечерними новостями. «Просветление» бывает на разной почве – религии, политики, эзотерики или даже уринотерапии. Объединяет всех одно – они знают, как надо жить. Даже Сократ не знал, а эти знают. 

Как отличить «гуру» от обычного человека? «Гуру» всегда дает советы, даже если его не спрашивают. И мгновенно выходит из себя, если с ним не согласны. Чем забористей брань после несогласия, тем более «просветленный» попался. 

В последнее время развелось и работников культа. «Шаманы» специализируются на заклинаниях и обрядах камлания. Впав в экстатический транс, много раз повторяют «вата-вата-вата» или «укры-укры-укры», даже если речь идет всего лишь о засолке огурцов на зиму. Применяют магические ритуалы в виде подергиваний и подскоков. Если кто-то с пеной у рта комментирует вести с линии фронта, проклинает вражескую нацию, включая младенцев и старух, и призывает в атаку, потрясая кулаками, то сразу ясно – перед вами «шаман». Однако, этот тип способен только на театральные действия и виртуальные жертвоприношения. Если вдруг придет повестка, его придется шваброй доставать из-под кровати. 

Представители отряда «крупных специалистов» подстерегают повсюду – дома, на работе, в очереди в обменный пункт. Если на вас напал «крупный специалист» по экономическим вопросам, будьте покойны - в его кошельке шаром покати. Если по семейным - он одинок. Чем навязчивей советы, тем оглушительней пустота за спиной «мудреца».В целом они не буйные в отличие от «гуру» и «шаманов», но отделаться невозможно. Опутывают липкой лентой для ловли мух, пока жертва не будет полностью парализована. 

Самая многочисленная и воинственная группа – «несостоявшихся президентов». Они точно знают, как управлять страной и могут заткнуть за пояс всю «Большую Семерку» разом. Даже если их собственный кот нассал в ботинки, все равно винят в этом каких-то неизвестных господ Путлера и Пуйло (первый, видимо, еврей, а второй хохол). Как правило, в ожидании коронации временно работают бухгалтерами или офис-менеджерами. 

Есть еще «пифии-прорицательницы». Их отличает бессвязная эмоциональная речь и мрачные предсказания, типа: «эти сволочи, (нужное подставить: америкосы, соседи, пидорасы), нас добьют», «проклятая страна, чтоб она провалилась» или лаконичное - «мы все умрем». Дома у «пифий» всегда грязная посуда в раковинах, а дети сопливы и бегают в мокрых штанах. Встречаются «пифии»мужского пола. Это вообще страшно, лучше не поминать к ночи. 

Бывают милые «эзотерические гуру». У них затуманенный взгляд, всклокоченные волосы и многозначительные паузы. Они точно знают, какую чакру надо прочистить и где подлатать тонкое тело, и пока не объяснят, как завязываются кармические узлы, без петли на шее не уйдешь. Всегда голодны, несмотря на сытную, калорийную прану, которой ежедневно питаются. В перерывах между духовными практиками ищут, где стрельнуть тыщенку до понедельника.

Я сама вхожу в категорию «выскочек».Эти умники строчат статейки и берут на себя смелость всех осудить и высмеять. 

Один Лао-цзы - молодец. Он сказал: «Знающий не говорит, а говорящий не знает». И после этого замолчал.

Комментировать Всего 1 комментарий

Гузель Махортова Комментарий удален автором

лао-цзы сказал еще более интересную вещь, которая обьясняет как быть мудрыми, не будучи ими...

Все в Поднебесной называют мой Путь великим,не похожим ни на что.Ибо велик он именно потому,что ни на что не похож.Кажется, что он растворился, исчез, а он все время здесь, - тихий, неуловимый!

У меня есть три драгоценные вещи,которым я следую и которые бережно храню.Первая называется «глубокое чувство любви»,вторая называется «умеренность»,третья называется «не смею считать себя самым главным в мире».Исполнен любви, и потому могу быть отважным.Соблюдаю умеренность и потому могу быть великодушным.

Не смею считать себя самым главным в мире,и потому могу служить источником чего-то полезного.Кто сегодня отказывается от любви ради войны,кто отвергает умеренность ради пышного изобилия,кто отказывается быть повелителем ради того, чтобы быть самым главным,губит себя!

Тот, кто исполнен любви,сражается и побеждает,а в случае нападения, надежно защищен.Небо спасает его,окружая любовью, как щитом.

Этот чжан рассказывает о сердце позиции мудрого, которое есть «глубокое чувство любви». Это чувство, на мой взгляд, есть другое имя «божественного безразличия», о котором уже говорилось выше. Ибо любви противостоит не ненависть, а страх. Чувство страха выражает мою кровную заинтересованность в чем-либо: «Я заинтересован в том, чтобы со мной происходило хорошее, и потому плохого я избегаю, а, стало быть, боюсь». Бесстрашие мудрого происходит из его укорененности в жизни. Он есть сама жизнь, которой ничто не может навредить. Такое самоощущение невозможно «изобразить» или выдумать, оно только может придти само собой, безо всяких на то причин, как благодать. Мудрому становится плохо не оттого, что он переживает плохое, а оттого, что приходится от плохого бегать и цепляться за хорошее. Ему становится плохо от этой суеты, и потому он перестает дергаться. Он замирает в том, что есть, и, что бы при этом ни происходило, ему хорошо и так. Когда желание бегать и суетиться иссякает, наступает тишина. Эта тишина и есть «глубокое чувство любви»: я не бегаю от того, что люблю, ибо я люблю это всем сердцем. Конечно, это не значит, что мудрый – это, своего рода, придурок с блаженной улыбкой на лице, бесчувственный, как деревяшка. Это не так. Мудрый как раз потому таким и является, что для него стала очевидной глупость всех попыток так называемого «освобождения», под которым лежит не что иное, как страх что-то переживать. Когда вместо любви появляется страх, начинается война.

И «страдание, которое велико» (13 чжан) порождается не происходящим, а войной с тем, что происходит. Война разжигает жадность, которая есть противоположность умеренности мудрого. Умеренность – это не аскетизм, ибо аскетизм есть лишь еще одна форма проявления жадности. Умеренность проистекает из доверия жизни, которая сама удовлетворяет потребности, которые создает. Мудрый освободился от попыток накормить свой страх излишествами, властью или бесконечными упражнениями. Освобождение дарует ясное видение факта, что от такой кормежки страх только сильнее разгорается. Умеренность мудрого есть лишь проявление его бережного отношения к себе, да и к другим.Другая сторона жадности и недостатка любви называется «я самый главный в мире». Необходимость в развитии такого самоощущения диктуется опять-таки страхом: мне нужно быть главным и, таким образом, всех победить, дабы уберечь себя от ужасного. Позиция «самого главного в мире» есть позиция раба: все, что делает человек в этом случае, подчинено укреплению этой позиции, которую все время нужно удерживать, дабы не потерять. Позиция раба вынуждает человека к разрушительным действиям – как по отношению к другим, так и по отношению к себе. Тот, кто считает себя самым главным в мире, творит не полезное, а вредное. Таким образом, сам он становится объектом ненависти для всего живого. С другой стороны, позиция повелителя, который «владеет миром», не требует никаких усилий. Ее не нужно никому доказывать, ибо истинный повелитель «всегда готов уступить». Им владеет божественное безразличие, противоположное страху. И потому, Небо спасает его, окружая любовью, как щитом. Автор этого перевода А. Кувшинов ( перевод 2015 года)

Эту реплику поддерживают: Лера Тихонова

Новости наших партнеров