Все записи
22:10  /  15.12.14

5498просмотров

Шотики

+T -
Поделиться:

– Ну что, давай по шотикам? «У меня в животике забурчали шотики»! Давай-давай, коньячелло и водочку ты и дома выпьешь!

– Да не люблю я сладкое, давай по-простому?

– Не-не-не, нечего ломать из себя Уренгой в изгнании. Ты в столице, отрывайся по-столичному!

– Ладно, только не сладкие. Я не люблю. И может закуски какой?

– Ща все будет, не извольте сумлеваться! Я быстро.

Вадим ушел в бар, а Леша, оставшись один, набрал жене:

– Зая, привет! Я тут приятеля встретил, 12 лет не виделись. В ресторане сидим. Без стриптиза. Ну нажремся, да. Тебе-то не страшно, я ж тебе на ухо храпеть не буду. Ладно, брось, ничо страшного, завтра буду огурцом. Ну пока, наберу с аэропорта.

– Как ты заказывал – ни грамма сахара! Суровые перечные шотики! – официантка принесла за Вадимом поднос с 10 стопками. – Для сугреву, так сказать! Я в этой их Москве мерзну, как собака! А ты говоришь – Север. Дома никогда так не мерз!

– И что, не привык за 10 лет?

– Да вообще ни разу. У меня дома теплые полы везде, ковролин ворсистый, как собака. Мы когда стали клиентам теплые полы делать, я сразу же себе организовал. Типа, тест. Ну, за бесплатно, чтобы инженера и работяги тренировались. Восемь лет лежит – не жужжит!

– Ох, Вадим, барыга ты!

– Тут, дяденька, столица, тут иначе нельзя – сожрут и кости выплюнут, как собаки!

– Да ты и дома такой был.

– Ну так и ты не сильно изменился. Погнали!

Выпили, стали считать, сколько же времени не виделись. Переключились на воспоминания, быстро допили шотики и заказали под разговор – виски и колу. Вадим попытался объяснить, почему это очень хороший виски, но сбился на объяснении процесса купажирования и махнул рукой. Виски хватило ненадолго и надо было придумать, чем продолжить.

– О! Ща всё будет, – сказал Вадим, – ща мы в офис ко мне поедем. Там такой вискарь! Из Шотландии привезли, воняет шпалой и пьется как шпала! Короче, поехали, я такси закажу.

– Может не надо в офис? Ночь уже.

– Кто мне чо скажет? Мой офис, когда хочу, тогда хожу. Поехали, хоть посмотришь, как в столице строители живут.

Через 15 минут они вышли из такси у подъезда двухэтажного краснокирпичного дома. Вадим хозяйски похлопал рукой по стене и спросил: «Вещь?» Леша кивнул: «Ну».

– Конец позапрошлого века. Век простоял и еще три простоит! Строили на совесть, стены – полтора метра, на подоконниках спать можно! Летом холодно, зимой жарко. Не нынешнее говно!

– Погоди, – Леша посерьезнел, – у тебя строительная фирма?

– Ну, – Вадим ткнул пальцем в бронзовую табличку, – вот! Монтаж, проект, вся фигня!

– И что, теперь строить разучились?

– Я тебе говорю – говно, пластик и бетон. А тут, – Вадим снова похлопал по стене, – душа!

Леша сунул руки в карманы, опустил голову и долго рассматривал носы своих ботинок. Взорвался:

– Придурок ты, Вадим! Из-за таких, как ты, вся страна в жопе! Работаешь, крутишься, а потом приходит такое говно, как ты – и все, жопа! Ты вот строитель, а сам сознаешься, что строишь говно, что в современный офис не поедешь. Тебе подавай дореволюционное, «с душой», блин! Чо сам-то с душой не строишь? Нету души, только шотики и теплый пол?! Вот был ты говном, говном и остался!

Он плюнул Вадиму под ноги, развернулся и пошел прочь. Шел быстро, но ноги не слушались, заплетались в неглубоком снегу, а по лицу текли слезы. «Такую страну угробили, козлы!» – шептал он.