Все записи
10:35  /  18.03.15

3797просмотров

Василий Ульянов. Мужчина с порталом

+T -
Поделиться:

В интернете каждый клик пользователя можно увидеть, зафиксировать и проанализировать. Клики отображают спрос — на новости, авиабилеты, телепрограммы, лекарства, товары, секс. Я поговорила с владельцем нескольких порталов по всему миру, Василием Ульяновым, соучредителем в компании Genesis. C 2009 по 2012-й Василий был моим шефом, когда я работала редактором казахстанского портала NUR.kz. Подобных предпринимателей на территории бывшего Союза довольно много — тем интересней посадить одного из них напротив себя и узнать, о чем думают такие люди, о нюансах развития международного интернет-бизнеса и психологии пользователей в разных странах.

Василий, меня всегда удивляли такие люди, как вы. Для меня вы — полная загадка. Сейчас вокруг много упаднических настроений, мол, что в этом Казахстане делать? А в России что делать? Там все еще хуже. И так далее. Вы мыслите без географических, политических или каких-либо других ограничений.

Внешние факторы достаточно нелинейно коррелируют с внутренней ленью. Мне кажется, у людей с упадническими настроениями, это настроение упадническое перманентно, и не зависит от внешних обстоятельств. В этот кризис к нам еще никто не пришел с собственной рабочей идеей. Лично я открыт и постоянно ищу новые возможности, смотрю ребят. Многие приходят со словами «а давай сделаем что-нибудь да как-нибудь» и ждут предложений от меня.

Раньше у вас был один портал в Казахстане. Расскажите, чем вы сейчас занимаетесь в вашей компании?

В компании несколько учредителей, каждый занимается своим направлением. У Genesis три  вида деятельности: новостные порталы, конструкторы сайтов  и сервисы знакомств. Знакомства, по крайней мере, до какого-то большого предела, не требуют офиса «на месте». Мы развиваем этот сервис в Латинской Америке, России и Юго-восточной Азии. В Казахстане тоже начинали, но пошло не очень. Африканский рынок тоже интересен, но динамика не такая, как в Латинской Америке, все-таки сказывается невыскоий уровень проникновения смартфонов и банковских карт. Продукт пользуется спросом, но у них денег меньше, и платить мало кто готов. Порталы мы развиваем в Казахстане, Азербайджане, Нигерии, Кении…

Как-то по телефону вы мне про Бразилию рассказывали…

В Бразилии мы сделали определенные тесты и решили пока не заходить. Очень конкурентный рынок, существуют гораздо более привлекательные рынки Латинской Америки. У нас на радаре сейчас Ангола, Гана, а также одна из стран Юго-Восточной Азии.

Надо понимать, что в нашем бизнесе много экспериментов, мы тестируем географию. И половина тестов заканчивается не так, как хотелось бы. Например, когда мы стартовали в Казахстане, можно было достаточно вольготно себя чувствовать. Во-первых, не было конкуренции, во-вторых, доступны были  дешевые способы продвижения и получения контента. Сейчас все честно дороже. Например, в Индонезии мы создали группу в соцсети с несколькими миллионами подписчиков за несколько десятков тысяч долларов. Сейчас это уже невозможно сделать так дешево.

В принципе, рынки все одинаковые. Есть какие-то, конечно, страновые отличия, но они не значительные. И тот опыт, который мы накапливаем в Казахстане по продаже рекламы или по проведению спецпроектов, может быть скопирован один в один на любом другом…

… растущем рынке?

Да.

Верно ли я понимаю, что общий знаменатель всех этих рынков - это развивающаяся экономика и похожая ситуация проникновения интернета?

Нет. Мы все-таки считаем от населения и его доходов. Медиа-проекты зарабатывают на рекламе, есть локальные проекты, журнальчики маленькие, газеты, которые зарабатывают на двух-трех крупных рекламодателях. Таких небольших проектов обычно много в любой стране. Эти проекты держатся за счет связей или авторитета владельцев, или руководителей. Но это не про нас. Когда мы заходим в новый регион, мы никого не знаем и эксплуатировать какие-то связи тоже не можем. У нас модель исключительно охватная, мы продаем аудиторию. Мы напрямую зависим от количества населения, объема аудитории и их достатка.

Второй момент – конкуренция. В Африке есть журналисты, пишут так, что на них подписаны сотни тысяч человек. В Нигерии есть достаточно много популярных блогеров, охваты которых составляют миллионы в месяц. При этом они пишут интересно о своих бытовых моментах, не затрагивая политических аспектов. И нам приходится конкурировать именно с ними, а не с другими СМИ. Плюс прибавьте зарубежные популярные ресурсы на английском или испанском. Для этих ребят интернет более открыт, чем, например, для россиян или казахстанцев.

Есть и свои нюансы в каждой стране. Например, сначала сложно проводить интервью. Если с русскоговорящим человеком ты сразу понимаешь, толковый он, болтун или просто тихоня, то выявить это, к примеру, в Нигерии, существенно сложнее.

Для меня аналитика регионального портала, карта кликов, популярность групп контента, сервисов, это прямое отображение культурного кода страны. Можете рассказать о тех отличиях, которые вы наблюдаете?

Да, безусловно это так. В одной из наших стран, популяность набирают новости про НЛО, где-то люди лихо читают аналитику, а кое-где порог читателей такой низкий, что на ура идут фото с мест убийств и тому подобное. Это, кстати, проблема. Мы по этическим и имиджевым соображениям не можем публиковать целый ряд моментов, в то время как локальные блогеры не стестняются ничего. Поэтому приходится преключаться на другие темы.

Карту кликов порталов я не могу предоставить, потому что она мало о чем скажет. Все-таки юзабилисты располагают самые горчие блоки там, где они более заметны, и поэтому карты кликов практически везде одинаковы. Ну а с учетом того, что в Афике более половины пользователей интернета - это мобильные юзеры, то критерии аналитики немного другие.  

Я часто слышала от предпринимателей что-то вроде «В Азербайджане все сложно. Мы очень хотим туда, но туда просто так не зайдешь, нужно шифроваться, договариваться».

Да, эта история касается не только стран, но и городов в рамках одной страны. Строить бизнес на отношениях, это как раз таки практика на рынках, где мы работаем. Не бизнес охватов, не бизнес конкурентных цен, а бизнес отношений. То есть нам не достаточно просто показать свою аналитику, доказать охваты. Ситуация постепенно меняется, но бывают моменты, в которых необходимо личное присутствие. Понятно, что в каждом регионе у нас есть офисы, руководители, которые эти вопросы закрывают. Но наша политика  - масштабировать технологию, а не персонал.

Кому бы в этом кафе пришла идея запускать бизнес в Кении, тестировать что-то в Бразилии? Я уверена, что никому, кроме вас. Чем вы отличаетесь от других?

Никаких отличий, все вопрос конъюнктуры. Может быть, три года назад никому из завтракающих здесь, такая идея и не пришла бы. Но сейчас уже многие думают: А что насчет Азии? Например, мы далеко не самые первые, кто задумался об Африке. Огромное количество людей работает в нефтяном бизнесе, в строительном, в ресторанном, в банковском деле. Никакого ноу-хау, все дело в обществе, в котором ты общаешься, в людях, с которыми ты дружишь, или, скажем, учился.

Двое друзей-ровесников из Павлодара живут в США, получили ученые степени. Уверен, сейчас их круг амбиций тоже довольно любопытный, уверен, что это вопрос кругозора и увлечений.

Технические компетенции нужно постоянно наращивать, с каждым годом знать и уметь нужно все больше, молодые умные девочки наступают тебе на пятки и никогда не собираются в декрет. Как беспрерывная гонка за собственным хвостом, это путь в никуда. Я поняла, что нужно работать на другом уровне, подходить системно к задачам. Но снова же, я не сама дошла до этого, а благодаря людям вокруг.

Я хочу открыть вашу голову и посмотреть, как вы думаете. Такой образ мысли для меня нов и странен.

Мне будет странно, если кто-то скажет, что решил заниматься кинобизнесом, фильмы снимать и зарабатывать. Так и для других будет странно слышать, что мы зарабатываем на порталах. Кстати, оказывается, больше всего фильмов производится именно в Нигерии, 40% всего мирового производства пива Guiness тоже сосредоточено в Африке. 

Ничего себе!

Да, и это тоже кажется удивительным. В принципе, чем больше город, тем у людей больше источников информации и тем сложней их чем-то удивить.

Я сейчас чувствую большой интерес со стороны бизнеса инвестировать в Казахстан. Начинать здесь проекты, тестировать и отсюда масштабироваться. Я не права?

Раньше те, у кого был бизнес в России, в первую очередь пробовали свои идеи в Украине. Украина большая, там можно заработать. Белоруссия? Белоруссия еще меньше Казахстана, и бизнес там делать сложно. Украинская экономика сейчас не в блестящем положении, и Казахстан ближайший на орбите. Плюс Экономический союз. А вопрос масштабирования волнует всех, но это не так легко. Мы сами рады были бы вырасти еще на 50 географий, но где-то не хватает ресурсов, где-то не так интересно. Чтобы расти, нужна технология, а не просто договоренности с партнерами.

То есть вы в постоянном поиске технологий?

Да. Например, у меня есть друзья в мобильном операторе в одной стране. У меня есть технология, например, кредитования абонента этого оператора, известная такая маржинальная история. Я с ними договариваюсь о сотрудничестве в одной стране. Но это не значит, что эту технологию я смогу рассеять по всему миру. Здесь я договорился, а в Камбодже я ни с кем не договорюсь. Это тяжело и зачастую очень емко, особенно по времени. Например, в Нигерии мы подписали контакт с мобильным оператором о дистрибуции наших новостей в марте прошлого года, а запустили только сейчас, практически год спустя. О рекламе с одним из банков я договорился в апреле прошлого года, а запущена она была только в октябре, с шестимесячным опозданием. И все процессы идут очень медленно, так во многих авриканских странах.

Кажется, вы еще про экспансию хотели договорить...

Да, для того, чтобы делать экспансию на рынок, локальный офис не нужен, не нужно физически приезжать куда-то, втыкать флаг не требуется. Ты выпускаешь тестовый продукт, выкидываешь его на рынок, покупаешь аудиторию и смотришь, есть ли конверсия. Например, есть ли конверсия посетителей в постоянных пользователей. Скачивают ли наше мобильное приложение и как часто им пользуются. Тратят ли деньги на подписку в сервисе знакомств. Если понимаешь, что стоимость наращивания аудитории бьется с маржой, то приезжаешь и втыкаешь флаг. Есть еще рынки, которые кажутся перспективными, но очевидно, что в ближайшие три-четыре года не будет роста, которого ты ожидаешь.  Например, Казахстан…

Вы даете Казахстану еще три-четыре года, да?

Посмотрите, интернет-рынок как не рос, так и не растет, никто даже мобильную рекламу не покупает. Я встречался с директором по продажам Opera в Африке. Огромные компании как Mars или Unilever 60% digital-бюджета тратят исключительно на рекламу в мобильных устройствах, и вообще активно инвестируют в интернет. Какова ситуация в Казахстане? И я не строю иллюзий о том, что через два года что-то поменяется. За семь лет, в течение которых мы работаем, ничего не поменялось радикально. Конечно, можно зайти в регион, сделать там сайт номер один и ждать 10 лет, пока там что-то подрастет. Или самостоятельно пушить, толкать, бороться с инерцией, а это недешево. Проводить сеимнары, вести спикеров, обучать клиентов.

А качество работы и ее структура одна и та же, что банк открывать, что портал. Главная компетенция – находить нужных людей на местах. Не управление проектами, не знание собственно технологии, не программирование, а именно находить людей.

Проблема в том, что у нас всех стоит «5» или «4» по английскому языку, а никто английский не знает. Все кругом имеют аттестаты, и никто не говорит по-английски, никто даже не хочет говорить по-английски. Всем своим говорю: У меня есть ребята в Африке, хотите, поработайте с ними, они подучатся технически, вы подтянете язык. Но людям это не интересно. Моя задача искать людей вдохновленных, готовых к новому.

Я думал, что в Казахстане с кадрами тяжеловато. Да, тут объективно тяжелее, чем в России. Но после того как поездил по Африке, уже не буду говорить, что мне что-то тяжело. У меня знакомый работает в Екатеринбурге начальником производства, жалуется, что люди у него пьющие, ленивые и так далее. Я ему говорю: «Я не принимаю твоего нытья, потому что я только что приехал из Нигерии, мы там дизайнера похоронили, умер от малярии, нового найти не можем».

Волны бизнес-экспансии захлестывают Казахстан. Специалисты из России, Белоруссии и Украины переезжают в Казахстан, начинают обучать клиентов тому, о чем наши разработчики, например, предпочитают молчать.

Едут из России не только из-за экономической ситуации, но и по причине огромной конкуренции. Россия – самый большой интернет - рынок в Европе с высокими зарплатами, там многие компании ничего не могут предложить. В Казахстане – могут. Но я уверен, что их оценки насчет Казахстана сильно перегреты. Некоторые зря думают, что они сейчас приедут сюда и легко рынок возьмут. В интернете нет никаких «вторых девяностых». В Казахстане люди все понимают и достаточно образованы.

Ну и последний вопрос. Есть ли у вас ограничения в разных странах на публикуемую в новостной ленте информацию? Сталкиваетесь ли с цензурой?

Зависит от страны. Но сами на рожон не лезем. Прежде всего, мы отталкиваемся от того, как уже работает локальная пресса, газеты, например. Если газеты могут себе позволить печатать что-то эдакое, сверх правил, то и мы делаем. Если все очень сдержанно, без оценок, то и мы работаем без оценок.

Наша история о том, чтобы давать людям свежую информацию быстро. Мы — сервис. У нас же не только новости, но и поиск работы, телепрограмма, прогноз погоды, курсы валют, расписания поездов-самолетов, всего более 30 сервисов.

Я могу сказать, что кастомизация по регионам гораздо важнее, чем какие-то «жареные» факты. Прорыв трубы в маленьком городке  гораздо интересней, чем кадровая пертурбация на верхах. Наша статистика говорит о том, что читатели не знают, как выглядит министр здравоохранения или обороны, и не знают, как его зовут. Самые читаемые новости – это новости про погоду и праздничные дни.

Я помню, когда мы запускали NUR.kz,  самый популярный раздел был расписание телепрограмм.

Да, он и продолжает быть популярным.