Все записи
МОЙ ВЫБОР 16:56  /  24.05.20

1290просмотров

«Поругайся со мной»: пандемия и разговоры о насилии на дворовой лавочке

+T -
Поделиться:

В мае 2020 года я начала «Поругайся со мной» — перформанс, в рамках которого я предлагаю жителям разных дворов и районов обсудить их домашние конфликты, опыты насилия и, если это необходимо, поругаться — в той форме, в которой это может быть необходимо, когда вы уже два месяца заперты в четырех стенах.

Больше всего меня, конечно, волнует, как вообще можно начать разговор с людьми, которые совершают насилие или агрессивные действия. У специалистов в этом отношении есть термин «авторы насилия». Всем нам известно, что «авторы насилия» стигматизированы не меньше чем те, кто ему подвергаются. Мне кажется, что без разговора со второй стороной проблему домашнего насилия (да и вообще всякого разного) в России решить не получится. Почему насилие и почему именно сейчас? 

Согласно статистике, за период пандемии уровень домашнего насилия в странах ЕС возрос примерно на треть. При этом понимания, как и куда обратиться за психологической помощью, чаще всего нет как у тех, кто оказался под воздействием той или иной формы насилия, так и у тех, кто его совершает. А еще мне, как современной художнице, интересно — готовы ли люди на разговор о травме здесь и сейчас, на улице? Могут ли жители дворов и районов объединиться, чтобы помогать друг другу? Все разговорные практики в рамках перформанса разработаны вместе с психологами, специализирующихся на работе с травмой. В этом блоге будут небольшие репортажи с перформансов, кейсы и диалоги. 

ЖК Граффити, ул. Парашютная, район Комендантского проспекта, Санкт-Петербург

Спустя 5 минут после старта акции ко мне пришла Леся:

— Это здесь будет перформанс? Я тебя ищу. Вот, шоколадку принесла!

Леся работает инженером на заводе «Ниссан», интересуется феминизмом и активизмом:

— Я живу одна сейчас, но не раз слышала крики, ссоры, а на моей прошлой квартире соседка даже пряталась у меня в квартире от мужа, который разбрасывал мебель в истерике, шкафы там метал туда-сюда. Она забежала ко мне с ребенком на руках и такая: «Только ничего не спрашивай». Я пыталась с ней как-то поговорить, но ничего не вышло. Она продолжила жить с этим чуваком, потом я уехала, что там дальше было — знаю. Про насилие нужно говорить много, долго, как-то вообще объяснять женщинам, что может помочь насилие распознать. Для этого как раз подходят локальные действия, мне кажется. Может как твой перформанс. А может и нет. Но я хотела бы что-то поделать, как-то информировать жильцов своего дома, что насилие это не ок. 

Уже через 10 минут к нам пришла Катя. Катя владеет пиар-агенством, занимается музыкой, про акцию узнала на объявлении в лифте и пришла, потому что очень понравилась идея, до этого активизмом никогда не занималась.

— О насилии сейчас важно говорить как никогда, но плохо понятно, как людям доносить информацию. Чаты жителей домов не очень эффективны в этом плане. А что эффективно? Я не знаю. Мне кажется мы только по чуть-чуть все прощупываем эту почву. Просто не все же смотрят видео на том же Ютубе. Мне хочется понять, что мы можем сделать? 

Поскольку разговор о насилии процесс непростой, в рамках перформанса я решила предлагать людям вышивать на платках фразы для их близких, касающиеся каких-то конфликтов или ссор. Удивительным образом у нас за столом образовалась компания из жительниц дома, которые живут сейчас одни, поэтому мы решили, что будем вышивать на платках фразы как для людей, совершающих насилие, так и для тех, кто ему подвергается. А потом оставить их в подъзде, чтобы вообще зафиксировать тот факт, что мы здесь обсуждали насилие. Мы долго говорили о том, на каком языке вообще можно разговаривать с теми, кто совершает насилие, насколько бывает адекватны те или иные формы извинений, а главное как привлечь жителей дома в разговор о насилии. Придумали районную гаражную вечеринку, на которую жители смогут посмотреть с балконов. Договорились, что проведем через пару недель. 

Дошивать платки с фразами о насилии мы перешли во двор, людей было немного, когда один мужчина стал ругаться на то, «что мы тут вообще делаем», порыв ветра разбил вазу с цветами за нашим столом. Вокруг было много стекла и лепестков искусственных цветов.

***

В этой акции меня интересует, как все-таки организовать контакт со второй стороной, о которой мало говорят, обсуждая тему насилия, с «автором насилия». Еще в прошлом году я с коллегами активистами и психологоами организовала «Группу по преодолению абьюзивной ментальности», на которую приходили мужчины и женщины, имеющие опыт абьюзивного или насильственного поведения. В рамках группы мы выяснили, что основной страх в работе со своим насильственным поведением это признаться, открыться и получить в ответ порицание и ненависть, которые, конечно, не ведут ни к каким позитивным изменениям и рефлексии в сторону отказа от насилия. Поэтому на платке я вышила фразу: «ПРИЗНАТЬСЯ В НАСИЛИИ — НЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ»

Девушки выбрали фразы: «ОСТАНОВИСЬ И ПОДУМАЙ», «БЬЕТ ЗНАЧИТ БЬЕТ», «И ЧТО ТЫ МОЛЧИШЬ?», «ПАНДЕМИЯ ПРОЙДЁТ, А НАСИЛИЕ ОСТАНЕТСЯ».

Мы договорились, что вывесим в подъезде панно с этими платками, а рядом с ним оставим листовки с инструкциями, что делать, если ты совершаешь насилие, куда идти, если над тобой. Ну и вечеринка. Надеюсь, все получится и очень удивилась, что за один перформанс из жительниц дома сформировалась целая команда, котороя готова проводить локальные акции по теме домашнего насилия в своем доме. 

Отдельная радость, что благодаря перформансу соседи, наконец, познакомились. Да, для того, чтобы рядом живущие люди познакомились друг с другом, надо устроить у них в подъезде перформанс про насилие. Хорошо это или плохо — я пока не поняла. Посмотрим, что будет дальше. 

Спасибо за фото Светлане Кожухановой.