Имея в своем распоряжении только один визит в Прадо, я проходила бы, закрыв глаза ладошкой, мимо всех испанских художников живших после Гойи, в залы Гойи с картинами для шпалер не поднималась бы даже под угрозой иссечения меня розгами, и еще бодро избегала бы слащавых мадонн Сурбарана с отрубленными головами в роли ангелов.

Я тусила бы в зале Босха. Его алтари прежде всего безумно красивые, светлые, в них много пространства. А в иллюстрации они кажутся комиксами.  

Прадо не так переполнен туристами, как Лувр. Это безусловно связано с тем, что Мадрид не так популярен, как Париж. От французских друзей я знаю, что самые большие деньги гиды делают сейчас, вручая китайцам скидочные карты галери Лафайет. К сожалению для желающих рассмотреть картины, прежде чем пошопиться, китайцам надо сфотографировать Мона Лизу.  

Босха я лакирнула бы Рогиром ван дер Вейденом, Бальдунгом (люблю холодных и жестких), Рафаэлем, а затем поднялась бы на первый этаж. После кофе с булочкой, прогулялась бы среди картин Тициана, захватив краем глаза и Рубенса. Остальное - по желанию*.

В центр искусств королевы Софии я зашла бы только глянуть "Гернику" Пикассо и рассмотреть редкие в наших широтах полотна Дали.

Таким Дали знала только его сестра.

А многочисленные тесты Роршаха в иллюстрации ничуть не теряют. 

Собрание Тиссен-Борнемисы - одно из лучших частных собраний мира. Здесь представлена практически вся история европейской живописи. Я начала бы с третьего этажа и прошла бы от итальянцев треченто до Мондриана, особенно выделив работы Дюрера, Гольбейна, Пьеро делла Франчески и Караваджо.

Один из первых натюрмортов в истории мировой живописи кисти Ганса Мемлинга.

Участники новогодней школы в Мадриде изучили, конечно, всё (видеоотзыв 1, 2 и 3). Теперь мы едем в Прагу, после в Рим.

* Больше всех картин на свете я люблю связанные с ними истории. Будете в Прадо, вспомните меня. :)  

Аталанту при рождении выкинул отец и ее вскормила медведица. Сильной девушке не очень хотелось замуж, она выдумала для женихов состязание в беге и убивала проигравших.Пока ее не обхитрил Гиппомен. Он бежал и бросал золотые яблоки, которые девушка сама не знавшая о том, что она девушка, теряя время подбирала.

Рени. Гиппомен и Аталанта.

Всего у Карла V, короля Германии и Испании, было 27 корон. Однажды, работая над его портретом, Тициан уронил кисть. А император её поднял.

Тициан. Карл V с собакой.

 

Это не Робинзон Крузо, а персидский царевич Онуфрий, ставший отшельником.

 

 Коллантес. Святой Онуфрий.

 

Девкалион и Пирра - единственные древние греки, выжившие после потопа. Чтобы воссоздать популяцию, они по совету Зевса, кидали через себя камни. Камни Девкалиона стали мужчинами, камни Пирры - девушками. Кстати, потом они сделали еще несколько человек более традиционным способом.

Рубенс. Девкалион и Пирра.

 

Сразу после смерти общеевропейская слава Менгса испарилась. Очевидно, что она была основана на личном обаянии.

Шилов Менгс. Мария-Луиза Пармская.

P.S. Размещайте рекламу на моей страничечке Pro искусство (41 800 читателей) и принимайте участие в марафоне творчества, который начнется завтра.