Все записи
МОЙ ВЫБОР 15:27  /  20.06.21

157просмотров

Послевоенный Фигаро, недорытый котлован и опера на вокзале. О двух спецпрограммах Платоновского фестиваля

+T -
Поделиться:

В Воронеже подходит к концу XI Платоновский фестиваль искусств (3 – 20 июня). Хотя открылся он еще в апреле первыми в его истории гастролями Большого театра. В июне же проходит основной блок российской программы. Особняком в нем стоят «Воронежский кейс. Возможности», представивший спектакли воронежских театров, и цикл перфомансов «Платонов-2021», целью которого было исследовать творчество Платонова в контексте города, в котором он жил.

Привидения_фото Алексей Бычков

Уже второй год подряд, в условиях закрытых границ и ограниченных возможностей, Платоновфест устраивает, помимо гастролей столичных и региональных театров, смотр достижений именно воронежских театров. Не случайно, в этот раз на фестиваль пригласили директоров международных фестивалей из Армении, Беларуси, Болгарии, Румынии, Хорватии и России. К тому же, были организованы лекции и встречи с приглашенными специалистами и большой круглый стол для обсуждения актуальных проблем и задач, стоящих перед воронежским театральным миром.

А мир этот достаточно разнообразен: помимо современного во всех смыслах Камерного театра, руководит которым худрук Платоновского фестиваля Михаил Бычков, в городе есть Театр оперы и балета, Театр юного зрителя, Театр драмы имени Кольцова, Никитинский театр, театр кукол «Шут» и др. Проблем, конечно, хватает: и недостаточная техническая оснащенность, и плачевное состояние самих зданий, и, как ни прискорбно, уровень некоторых постановок. Но это не главное.

Главное, что обнаружили обе спецпрограммы фестиваля «Воронежский кейс» и «Платонов-2021» — готовность артистов к эксперименту, их открытость всему новому. Что же касается оригинальных режиссерских решений, то тут пальма первенства, несомненно, у Михаила Бычкова, что не стало сюрпризом. Он частый номинант на «Золотую Маску» и уважаемый гость обеих столиц. В рамках кейса Бычков показал недавние премьеры: «Привидения» по пьесе Генрика Ибсена в родном Камерном и оперу «Свадьба Фигаро» в Театре оперы и балета.

«Привидения» получились эстетским, тонким, ювелирным спектаклем. Сквозь пять прямоугольных арок (по количеству персонажей в пьесе) проступают темные глубины сцены, занавешенные легким белым тюлем. Оттуда, как из небытия, выходят на авансцену герои. Там как будто спрятано их темное прошлое и вершится их неблагополучное настоящее: вдруг загорается ярким неоновым пламенем недостроенный приют или поднимается предрассветное солнце, — словно в последний раз, для двух оставшихся в доме Алвингов героев, сына и матери. Михаил Бычков (режиссер и художник спектакля) сюжет пьесы не перекраивал, но серьезно поработал с текстом. Он убрал из него концовки фраз, оборвал диалоги на полуслове. Получился спектакль о недосказанности, ведущей в катастрофе, о полунамеках, полумерах, полужизни-полусмерти. Все, что кажется правильным и честным, на поверку оказывается фальшивым. Привидения этого дома «оживают» и не оставляют свободного воздуха его обитателям.

Вторая работа Михаила Бычкова — опера Моцарта «Свадьба Фигаро» (дирижер-постановщик – приглашенный главный дирижер Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Феликс Колобов) — спектакль, напротив, поражающий разнообразием сменяющих друг друга декораций (художник Алексей Вотяков): от грубого серого фасада дома, со сваленными рядом мешками цемента, до будуарного убранства внутренних интерьеров и, наконец, романтического сада в финальном действии.  По словам Михаила Бычкова, в этой опере, несмотря на «легкое содержание», кипят нешуточные страсти. Неслучайно он перенес время действия в годы после Первой мировой войны, о чем свидетельствует видеоряд, подготовленный Алексеем Бычковым. Кадры военной хроники оттеняют любовные коллизии, заставляют задуматься о бренности жизни, о сиюминутности и хрупкости счастья. Надо отдать должное артистам Театра оперы и балета и приглашенным певцам, которые мастерски справились со сложными речитативами, которыми изобилует либретто.   

Фото: Андрей Парфенов

Забавный, трогательный спектакль «Битвы по средам» по книге американца Гэри Шмидта сыграли артисты Театра юного зрителя. Это история про школу конца 60-х годов, про взросление, про первую любовь, про сложные, противоречивые отношения одноклассников друг с другом и с их учителем, про войну во Вьетнаме, фоном сопровождающую все перипетии сюжета, и даже в каком-то смысле про нестареющие тексты Шекспира, которые все расставляют на свои места в умах несмышленых подростков. Артист, исполняющий главную роль Холлинга Вудвуда Роман Лютиков, поражает своим умением читать Шекспира как рэп. Приглашенный режиссер Георгий Цнобиладзе сделал эту историю лишенной примет времени, в каком-то смысле универсальной.   

Другие спектакли «Воронежского кейса» оказались куда менее яркие и запоминающиеся. Впрочем, стоит отметить работу хореографа Виктории Арчая, которая руководит танцевальной труппой Камерного театра, — «Сны междуречья». Это ее первый спектакль на большой сцене. С помощью весьма изощренной хореографии, особой атмосферы, прекрасной работы художника по свету Семена Давыденко зритель погружается в сказочный, поэтичный мир, мир любви и дружбы, взаимоподдержки, самопожертвования. Пять артистов создают зримые визуальные образы, на языке танца исследуют тонкую грань между миражом и действительностью.

Еще одна двухчастная пластическая зарисовка в Театре оперы и балета: «Дева» и «След» сюжетно друг с другом никак не связаны.  «Дева» (хореография Константина Матулевского и Софьи Гайдуковой) — замысловатый музыкально-танцевальный спектакль. В центре — образ богини Артемиды (Диана Кустурова). Ее танец сопровождает хоровое пение артистов, изображающих самых разных животных. Красивая сценография, тонкий хореографический рисунок, завораживающая музыка, но почему-то, складывается впечатление, что в спектакле нет души, нет стержня, нет легкости. Еще более искусственной кажется вторая часть — «След» в постановке Константина Кейхеля. Из-за слепящих глаза неоновых конструкций разглядеть танцоров нелегко, тем более уловить в этом какой-то смысл.

Фото: Андрей Парфенов

Получается, что программа «Воронежский кейс», не считая спектаклей Михаила Бычкова, это скорее действительно про возможности, а не про открытия. Работа на перспективу.

Что касается цикла перформансов «Платонов-2021», которых состоял только из site-specific проектов (играемых в нетеатральных пространствах), то он преподнес много сюрпризов.

Два перформанса подготовила Полина Кардымон, режиссер из Новосибирска. Первый — «Время, которое я у вас займу, будет коротким» — действительно короткий спектакль, всего на 40 минут. Бывшая обувная фабрика, фактически подвал, с обшарпанными серыми стенами — теперь арт-пространство «Прогресс». Десять артистов из Камерного театра и ТЮЗа (и мужчины, и женщины) сидят на довольно большом расстоянии друг от друга и читают письма Платонова. Письма, адресованные жене, полные самого нежного чувства, философские письма друзьям, отчаянные письма властям с просьбой освободить больного несовершеннолетнего сына писателя, осужденного в 37 году. Иногда письма дублируются: это вносит в их звучание разные оттенки смысла. По правилам проекта, зритель может переходить от одного актера к другому в любой момент. Столкновение «лицом к лицу» с перформером, когда боишься опустить глаза, сделать неловкое движение, нарушить его монолог, встать не вовремя, — создает ощущение задушевного, вкрадчивого разговора, который, к сожалению, так быстро заканчивается.

Фото:Андрей Парфенов

Второй перфоманс Полины Кардымон «Котлован» должен был идти три дня на дамбе железнодорожного моста, в живописном месте, на берегу воронежского водохранилища. Каждый день в течение 9 часов Полина собиралась рыть котлован. Зрителей она тоже приглашала поучаствовать в эксперименте.

Но в планы Полины вмешалось провидение, а точнее руководство ЮВЖД.  Добравшимся до места зрителям сообщили, что все отменяется. Оказывается, рядом с железной дорогой проходят подземные коммуникации: ничего рыть тут нельзя. Тем не менее никто не спешил расходиться. И действительно, через некоторое время какой-то неведомый начальник дал добро.  Полина в платье невесты, в черных высоких сапогах и черных перчатках взялась за лопату. К ней охотно присоединились многие сочувствующие, закипела работа, в общем никому не нужная, бессмысленная, как будто в память о тех, кто раньше рыл и строил, не жалея сил. Из рупоров монотонно звучали отрывки из повести Платонова. Через некоторое время стало известно, что разрешения на проведение работ в течение 3 дней организаторы так и не получили. Перформанс завершился досрочно.

Все, что сопровождало показ site-specific оперы «Жители родного города» по мотивам одноименного рассказа Платонова, — напоминало мистический триллер. Перфоманс подготовила московская команда «Геометрия звука», композитором выступил Даниил Посаженников, художником — Анна Кострикова, ученица Крымова. Ночь. Вокзал «Воронеж Курский». Специально выделенная электричка везет зрителей на станцию «Воронеж-1».  На перроне горят тусклые фонари, и в унисон гудкам поездов раздается пение артистов Театра оперы и балета. Дальше действие перемещается в подземный переход: там ОМОН с собаками, и женщины продают белые цветы. А оттуда — в просторный зал ожидания вокзала, превратившийся в концертный зал. Играет оркестр. Артисты поют повсюду, даже с балкона. На табло отправления поездов горят строки: Воронеж – Грозный, Санкт-Петербург – Адлер и др. Слов оперы не разобрать: перформеры как будто предлагают вслушаться в звуки города, уловить его ритм. Текст Платонова «Жители родного города» был написан в 1945 году, сразу после войны, писатель верил, что все разрушенное должно возродится. Финал действия — на площади перед вокзалом, в ночном, мирном городе, увидеть который, возможно, так мечтал писатель. Зрители XXI века совершили небольшое путешествие во времени и пространстве, из города прошлого в город настоящего, из мира Платонова в реальный мир.

Еще один перфоманс «Новая земля» на насыпи Петровской набережной сопровождался громом, молниями и ливнем. Задуманное екатеринбургским хореографом Анной Щеклеиной противостояние людей и природы осуществлялось наяву. Под барабанную дробь сама Анна читала отрывки из ранних произведений Платонова. Отчаянный танец танцоров труппы Камерного театра — фактически битва, акт сопротивления стихии. Они как будто «выросли из песка», из самой земли, вытянулись во весь рост и начали бой за свое место под солнцем, размахивая красными флагами. Такими, по словам хореографа, она увидела людей будущего.   

События «Воронежского кейса» и «Платонов-2021» уложились всего в 4 дня — с 3 по 6 июня. Но Платоновский фестиваль, как всегда, перенасыщен событиями. Проходят выставки, книжная ярмарка, концерты, приезжают писатели, критики, журналисты из разных городов России. Лауреатом Платоновской премии этого года стал композитор Леонид Десятников. Фестиваль завершится сегодня, 20 июня. А осенью руководство обещает показать долгожданную международную программу. Если не вмешается провидение…