Все записи
21:35  /  21.03.20

3148просмотров

Похороны Эдуарда Лимонова

+T -
Поделиться:

Фото: Владимира Сычева

(Посвящается Вильяму Брую, старинному другу Э.Лимонова,

герою его книги "Укрощение тигра в Париже")

 

..............................................................................

Мы должны были встретиться в 11 у главного входа Троекуровского кладбища с Галиной Петровной - мамой Кати. Тещей Лимонова.

Она его любила и уважала: когда он приехал в пригород Тольятти просить руки ее дочери, косил сено, помогал ей по хозяйству. По-мужски. Они очень дружили....

Выехали на полчаса позже. Посему в 11 утра еще только стояли на автобусной остановке у метро "Кунцевская", ожидая автобус 612, который едет до Троекурово, в компании дорого одетых пар среднего возраста и бритоголовых подростков. Все мы, понятное дело, собрались по одному поводу...

И вдруг.

Ровно в 11.00 пошел град, потом снег, началась метель. На ровном месте. До этого было тепло, было ясное весеннее утро , мы стояли без шапок, в легких пальто - и вдруг зима. Мороз.

- Природа плачет, - сказал кто-то в автобусе. Окна уже заволокло снежной пылью, ничего не было видно. Стало промозгло. Ветер яростно кружил снежную пыль по небу.

Привезли гроб.

Заморосил тусклый дождь. Тихо всхлипывала природа. Печаль.

На кладбище собралось около 500-600. Нацболы, друзья, всем, у кого были камеры и фотоаппараты - вход был закрыт, у одного парня дежурные с повязками НБ- партии отобрали мегафон и выкинули. Батарейки разлетелись по асфальту. Мальчишка убегал, пытаясь спастись от строгих караульных...

Мы с Марусей не вытащили даже телефонов. Нас не тронули.

Пошли в процессии. Толпа шла тихо. Дежурные в повязках следили за порядком. Нашли Катю с Богданом, Лерой и Галину Петровну. Маленькая Саша осталась дома: ей было страшно... В черном, они шли сосредоточенно, сразу за гробом. Семья. Близкие. Их ограждали от остальных шествующих, с почтением подходили к Кате, выражали соболезнование. Потом подходили к почти двухметровому сыну, пожимали руку. Почтительно. Наследник.

Ослепительно красивая Катя Волкова под черными очками плакала. Тихо. Богдан молчал. Держался молодцом.

Мы дико замерзли. Вытащили бумажные платки. Сморкались.

Гроб поставили на постамент перед вырытой могилой. Накрыли флагом партии: на красном фоне белый круг, в нем - серп и молот. Национал-большевики. Все-таки ушел вождь. В это время на соседней могилке батюшка служил литию: махал кадилом, и густой запах ладана обволакивал всех стоящих. В этом было что-то божественное: деревянный крест для могилы и ладан.

А через дорожку - могила Всеволода Чаплина....

В это время партийцы прочитали молитву партии, прокричали речёвку: "Да - смерть! Да-смерть!" Ладан обволакивал все гуще и гуще...

Мы оцепенели. Тошно, холодно. Катя и Галина Петровна застыли. Хотели сказать теплые слова от близких. Катя прошептала маме: "Не надо..."

Зря. Он бы услышал.

Подошли к гробу. Подержали его сбоку все вместе, пока несли к яме. Вырытой.

И ту мы все и зарыдали. В голос. Держались-держались, а тут все. Прорвало.

Дошло, что уже все. Через несколько минут гроб будут засыпать...

Поставили вазу с землей. Надо было подойти и взять горсть, чтобы бросить вниз, в яму... Подошла Катя, бросила. Богдан. Мама. Лера...

Сзади стояла охрана. Больше никого не пустили. Остальные подходили уже потом...

Стали закапывать. Могильщики работали тихо, споро, в комбинезонах джинсовых.

Было тихо.

Толпа безмолвствовала. Мне стало плохо. Дали валидол.

Засыпали холмик, выглянуло солнце. И все вокруг озарилось ярким светом. Облака расступились. Все вздохнули с облегчением. Жизнь продолжается. Светло.

Еловыми ветками закрыли землю, чтобы не осыпалась. Богдан положил на могилу отца букет гвоздик, Маруся - розочку. И мы пошли на поминки.

Домой.

..........................................

Царствие небесное. И вечная память Вам, Эдуард Вениаминович...

 

Комментировать Всего 1 комментарий

Да... вроде и не была его поклонницей, и всё равно грустно: ушла эпоха. Очень талантливый человек ушёл, вечная память.

Эту реплику поддерживают: Лариса Штейнман, Борис Цейтлин