Все записи
17:00  /  18.02.21

984просмотра

Кто-нибудь видел мою девчонку?

+T -
Поделиться:

 

 

 

 

Посвящается Андрею Савельеву, моему Ангелу  лета 2019 года.

Лето было жаркое, светлое. Я прилетела из Венеции и тосковала по своему мальчику, с которым полгода провалялась на пляжах Лидо. Два бездельника-идиота, мы не расставались ни на минуту, и я не знала, как мне дальше быть и проклинала тот день 30 января и самолет, на котором я прилетела в Москву на съемки очередной идиотской программы 1-го канала. На передачу должен был прилететь через неделю и мальчик – продюсер обещал, что они купят ему билеты и сделают срочно российскую визу.

И цинично обманул. Через месяц он скончался во сне, молодой  продюсер  около 30 лет, и я поняла, что Бог есть.

А пока я металась между Питером и Москвой, не зная, как мне жить без своего мальчика – впрочем, мечусь и сейчас. А параллельно протекает жизнь, в которой я совсем ничего не понимаю, и только редкие Ангелы приносят мне утешение и покой.

Так и Савва – Андрей Савельев – встретился мне в белых носках на набережной Фонтанки, где кони – да? – и я поняла, что это Знак.

Потом мы столкнулись во дворах Новослободской улицы, дома №54, где мы с Марусей жили в мастерской Петрелли: шли съемки фильма. Мы с Андреем удивились, что жизнь нас сводит снова и снова, Ангелина пробегала мимо с рацией в руке, я отнесла плошку с пловом на съемочную площадку – и снова жизнь заверте…

А уж когда мы столкнулись у кинотеатра «Аврора» - там как раз висела афиша этого фильма в кадре – было понятно, что это судьба. Так что текст посвящается ему, Савве.

 

Книга.

 

Я ее читала, так вышло, в самолете, потом в такси, на диване, метро, читала, рыдая, кусая губы, рыдая на скамейках парков, остановках метро, меня утешали прохожие.  Книга меня очистила, всю. Потом я подарила ее архитектору Мише Плехову, они были знакомы с Добротворским, он его боготворил, книгу принял с трепетом. Собственно, на презентации этой книги я и познакомилась с Сергеем Николаевичем – он ее представлял.  И благодаря этому знакомству я иногда пишу для издания СНОБ и у меня есть эта авторская страничка. Как все закольцевалось???

 

 

Кинотеатр «Аврора».

 

Здесь я его и посмотрела. Вчера.

Опоздала немного:  в душе мылась Чиповская. И с этого момента фильм уже не отпускал.

Какой он, этот фильм?

 

 

Тактильный.

Очень.

На экране видно, как чувствует режиссер, который это снимает: крупные кадры, капли катятся по лицу, ресницы Горчилина, его прозрачные полукружия под глазами, его кожа – которая светится, как перламутр, насквозь.  Он весь прозрачный, как эльф – как Олег Даль, «нежилец» - как про него говорили.

Везде руки, в каждом кадре руки – и чувствуется, как они касаются, и дрожь по коже, и крупно, крупно, крупно. Осязание -  главное чувство режиссера, сверхчувствительность, и все это  передается, льется с экрана, и приводит тебя в то же самое состояние, когда вся жизнь превращается  в  не останавливающееся  касание  друг к другу.

И, конечно же, пакет со сливочным маслом из «Последнего танго в Париже» - как же без него? Тест на Бертолуччи.

А про Годара много рассказывала С.В.Сливинская, его личная переводчица  – про его фантастическую наглость и самоуверенность, он всюду врывался и брал свое, или то, что считал своим – наверное, в фильме эти черты передались и главному герою.

Да?

 

Свет.

 

Его заливали с подъемного крана бешеным  огнем прожекторов с Новослободской улицы на второй этаж местного бара. Съемки шли ночью, и до утра горели приборы, по улице вились жгуты кабелей, мы с Марусей через них перепрыгивали на ходу, возвращаясь на рассвете с гостей. Этот свет бьет из окон квартиры, где жили влюбленные – Кира и Сережа - этот мощный белый свет, который делает героев  светлыми, прозрачными, этот вечный рассвет влюбленности, эта вечная Любовь.

Поэтому мир их в кино совсем другой, они светят нам с экрана, поэтому это кино вечное, но поймут его только те, кто любит и любим, кто сгорал в экстазах, кто взрывался в оргазмах, кто прыгал в эту бездну , и только господь Бог его вытащил, спас, сохранил для потомков, кто чудом выжил.

А кто-то - нет.

И сгоревшим в этом огне тоже этот фильм посвящается, я знаю, они с того света тоже его видят, все понимают, и по-своему помогают Ангелине Никоновой донести его до нас.

Кто поймет?

Марина Влади. Йоко Оно. Джейн Биркин. Ольга Дыховичная.

И я.