Все записи
МОЙ ВЫБОР 20:20  /  23.04.15

2569просмотров

Греческий Динозавр. Алексис Хатзис.

+T -
Поделиться:

 

ЭТО НЕВЕРОЯТНЫЙ ЧЕЛОВЕК.

Господин Алексис Хатзис – владелец одного из Кикладических островов в Греции. У него огромные, как у кузнечика, глаза с наивным и немного сумасшедшим взглядом, изящные аристократические руки и – море, море обаяния. Удивительнейший человек, и не влюбиться в него просто невозможно.У него уникальная биография: внук промышленных магнатов и сын политэмигрантов, в отрочестве был вынужден перебраться в Вену, а оттуда, тайком, в Россию. Десятилетка в Ташкенте. Диплом выпускника ирригационного института. А потом – Париж, Женева, работа в ЮНЕСКО. И наконец, Москва, посольство Греческой Республики и уникальная должность – советник посольства Греции по туризму.Мы беседуем в его загородной резиденции в подмосковном поселке Абабурово. Разговор плавно перетекает в русло философских откровений, но все началось с воспоминаний о Париже...

ПАРИЖ

Париж – это город каникул, и он был бы прекрасным, если бы в нем не жили парижане. Абсолютно фатальная фраза, но это правда. Более меркантильных европейцев не существует. Они дружат друг с другом, исходя из счета в банке, и если у Вас, предположим, 10.000 франков на счету – то Вы дружите с тем, у кого примерно столько же.И потом – они расплачиваются за свое колониальное прошлое. Париж наводнен всеми арабами и постепенно становится маленькой мусульманской страной с криминальными структурами. Они образовываются в этнических гетто в пригородах, у них нет никакого желания приобщиться к французской культуре, они получают хорошие пособия для своих многодетных семей, не соблюдают никаких законов и отлично себя чувствуют. Но вот парадокс! Прожив 14 лет в Париже, я нашел отличных друзей, и все они были полукровками: наполовину греками, югославами, или выходцами из царской России. У выходцев из России не было причин любить Советскую власть. Тем не менее, они внесли огромные деньги на освобождение России от фашистов. Это же исторический казус, чтобы люди помогали той стране, которая их лишила всего, разорила и собственно говоря, морально убила! Удивительные люди! Настоящих русских я видел только в Париже, Америке, Лондоне, и там их больше, чем я сейчас встречаю в России.

ФРАНСУА МИТТЕРАН и весь парижский бомонд

Для меня идеалом истинного француза был и остается Франсуа Миттеран до того, как он стал президентом Франции. Он был министром при де Голле, был партизаном – он очень рано стал профессиональным политиком. И при этом чрезвычайно галантен, разбирался в винах, любил хорошо поесть, был прост в общении и ко всему – настоящий златоуст. Когда он говорил за столом, то всем остальным просто нечего было добавить – все молчали. Очень любил простых людей и высоких женщин. Когда стал президентом, то обычно гулял в сопровождении женщины, выше его на голову, а при встрече с любым своим подданным неизменно снимал шляпу...Также я был знаком с Симоной Синьоре. Ее мужем был Ив Монтан – талантливый итальянец, а Симона была евреечкой. Благодаря Симоне и Теодоракису я был знаком с элитой мирового кино, они оказались абсолютно простыми людьми. Как это получилось?Первые годы в Париже для меня были очень тяжелыми, а Микис Теодоракис (он написал «Сиртаки») тогда был очень известен, жил на бульваре Сан-Мишель и устраивал время от времени приемы. И вдруг на одном из приемов я увидел женщину в красивой шелковой рубашке, с мешками под глазами, которая пила водку и запивала ее томатным соком. Почему-то я подумал, что это культурный атташе Советского Союза, подошел к ней и заговорил по-русски. Она ответила мне на французском, что не говорит по-русски, и что ее зовут Симона Синьоре. Потом мы с ней очень подружились.Я научил ее пить коктейль «Белые ночи» – водку с шампанским, т.е. запивать водку не томатным соком, а шампанским. Она в благодарность связала мне 2 свитера, и я до сих пор их храню. Потом я ездил к ним с Монтаном на Лазурное побережье, где они держали чудный ресторан под названием «Курица, которая несет золотые яйца». Она к тому времени уже ослепла, и свои книги надиктовывала. Так она написала три очень хороших романа. Несмотря ни на что, держалась она прекрасно, но эта хорошая и интересная женщина была абсолютно несчастна. Как все еврейские женщины, она очень хотела иметь детей, а у нее их не было. Поэтому, видимо, она прощала Монтану и его многочисленные интрижки, и роман с Монро и т.д.На всех этих известных людей я не смотрел как на звезд, не искал с ними дружбы – просто получилось так, что мы оказались за одним столом, сидели вместе и разговаривали. У меня нет тяги греться в лучах чужой славы, наверное потому, что (сейчас скажу глупость) я сам для себя – звезда.У Ростроповича удивительная память. Я встретил его в VIР-зале в аэропорту на Крите. Он узнал меня и с криком «Алеша!» подошел, поцеловал, и вспомнил, как мы в 1978 году сидели у Шемякина в Питере и пили водку, а Миша Барышников играл на гитаре. Потом я, заливаясь слезами, пришел к нему за кулисы, когда он выступал один в греческом театре IV века до нашей эры. Только для него и участников круиза по Средиземноморью был открыт этот древний театр. Все плакали.Вообще, музыка – это единственное в нашей жизни прямое общение с метафизикой.

ВЫСОЦКИЙ И ВЛАДИ

С Володей я был знаком совершенно отдельно от Влади. Он тогда был дружен с неким Артуром, приемным сыном поэта Демьяна Бедного. К тому времени я уже жил в Париже. Это был 1976 год. Когда Володя напивался (а это случалось часто), его начинали возмущать две вещи: почему он – не заслуженный артист СССР и почему я не признаюсь в том, что я – русский. Потом появились строки в песне про грека:

«Опасаясь контрразведки, избегая жизни светской,Под французским псевдонимом «мистер Джон Ланкастерсвед»Весь там в кожаных перчатках – чтоб не делать отпечатков,Жил в гостинице «Советской» несоветский человек».

И финальные строки про меня:

«И в гостинице «Советской» поселился мирный грек».

Когда он погиб в 1980 году, я как раз вернулся в Париж. У Марины Влади был очень тяжелый период, она приезжала к Шемякину (у того были роскошные апартаменты прямо напротив Лувра), выпивала и уезжала на спортивной машине. Мы просили ее сразу звонить по приезду, ибо боялись, что она разобьется по дороге.Жила она в Шато  Лафит, пригороде Парижа. За год до этого у нее умерла сестра, которая была замужем за итальянским принцем и носила титул принцессы. Муж бросил ее, и она не смогла это пережить.К счастью, Марина смогла перебороть свое состояние, пережила жлобство семьи Высоцкого. После его смерти она купила за огромные деньги кусок настоящего космического метеорита, чтобы установить на могилу Володи. А вместо него поставили это советское безобразие.Высоцкий был неоднозначный человек. Марина купила ему мечту советского человека – красный «Мерседес», и он сам мыл его – боялся, что поцарапают.Я видел его Гамлета в Париже, он играл в «Пале де Шайо». И впервые в истории Франции отменили следующее представление другой труппы, чтобы повторить выступление Володи. Хотя костюмы были из мешковины, никто не знал русского языка, но это был такой Гамлет, которого я помню до сих пор. Безудержно талантливый человек. Настоящий метеор: пролетел, и все. И никто его больше не встретит.

ТУРИЗМ

Пройдя путь от мойщика окон, инженера, работы в ЮНЕСКО, инструктора по горным лыжам в Шамони и т.д., я стал заниматься туризмом. И мне повезло: сначала я сопровождал группы, потом сам составлял маршруты, а в 1976 вошел в состав оргкомитета Олимпийских Игр в Монреале, потом – в 1980 в Советском Союзе. И с тех пор занимаюсь международным туризмом на государственном уровне, возглавляя отдел международных отношений по туризму в Греции. Почему? Наверное, потому, что я сам по натуре – путешественник. Для меня самое главное – это правильно увидеть страну. Это трудно, это целая наука. Музеи, памятники – не самое главное, гораздо важнее ощутить атмосферу, запахи и выражения лиц прохожих! Страну составляют лица. Для меня лучшая страна – это Непал, несмотря на то, что беднейшая. Люди там не обращают внимания на свое благосостояние, они постоянно улыбаются, и даже нищие у буддийских храмов вам рисуют круг над головой – нирвану, благословляя вас. Неважно, подадите вы что-то им или нет.

БУДУЧИ РУСОФИЛОМ

Почти год я работал в французском журнале ЕLLЕ и вел там рубрику путешествий. Будучи русофилом, я придумал «Литературный Петербург, или по следам русских писателей». Тогдашний культурный атташе советского посольства Саркисян тут же отреагировал звонком и сказал: «Хочу Вас уведомить, что Петербурга давно уже нет». На что я ответил: «Не по моей вине». Вояж состоялся и имел грандиозный успех: мы побывали в Ясной поляне, домах Чехова, Достоевского, Пушкина, и все это время я читал путешественникам наизусть русскую поэзию на французском языке. Все плакали и аплодировали.

САМОЕ НЕУДАЧНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Это был день, когда я отправился в Монголию. Монголы придумали поездку «По следам Чингисхана», и я, как человек ответственный, решил съездить сам, прежде чем пропагандировать ее в журнале ELLE.Неделю они таскали меня по пустыне, мы ночевали в пастушьих юртах, я весь пропах войлоком и шерстью, но ни одного следа Чингисхана так и не обнаружил. Побывал 2 раза в Улан-Баторе, но так и не смог попасть в местный музей: он был закрыт, а ключа никак не могли найти...

НЕ ЛЮБЛЮ

В каких странах я не люблю путешествовать?Я не люблю португало- и испаноговорящие страны. У меня это связано с годами подполья во Франции, когда в Греции у власти были «черные полковники». А консьержками, как вы знаете, во Франции работают в основном испанки и португалки, которые вечно закладывали меня в полицию. А во-вторых, у меня аллергия на эти страны из-за их бесконечных мыльных опер. Правда, я был один раз в Рио-де-Жанейро на фестивале, видел эти пляжи в Капакабане, но когда есть греческие воды – это неинтересно...

АЗИЯ

Безумно люблю Азию, и был абсолютно во всех азиатских странах, включая Бутан, где виза стоит 1000 долларов. Много раз бывал в среднеазиатских республиках бывшегоСоюза, люблю Ташкент, Бухару, Ургенч, Самарканд. Во-первых, это – бывшие колонии Александра Великого, царя Македонии.Самарканд – это город Мараканда, основанный Александром Македонским. В местном музее есть монеты, найденные при раскопках, с изображением Искандера Зулькареина (так его называли из-за македонского шлема с рогами). Жемчужина Азии – мавзолей Саманидов в Бухаре. Мне повезло – в свое время моим гидом был князь Юферов, ныне уже покойный.Азия для меня – это в первую очередь запахи, это базар с запахами самсы, специй, арбузов, дынь... А краски! Среднюю Азию вообще можно смотреть только или на восходе, или на закате.Азия – это особый ритм жизни. Это страны, которые живут как бы в полусне. Азиаты плодятся, курят кальян, анашу или опиум. У них абсолютно закрытая – за заборами – семейная жизнь, и никто не знает, что там творится. Они живут размеренно, у них нет такого ритма, как в Бангкоке, Сингапуре, не говоря уже о Японии – вот там все сумасшедшие!

Понять загадочную азиатскую душу мне помогла моя страсть к восточным коврам. В Париже у меня около камина лежал удивительный бухарский ковер. И, представьте: когда наступают серые дни, и беспрестанно идет дождь, вы разжигаете камин, и отблески огня ложатся на ковер, восточные узоры оживают и переливаются особым светом, и вы чувствуете себя на грани блаженства...

РОССИЯ И ГРЕЦИЯ

За что я так люблю Россию?За интеллигенцию, за эти гены, которые зародились еще во времена Екатерины Второй. Она была самым лучшим проповедником, благодаря дружбе с Вольтером, греческой философии и культуры. Под его влиянием она заставила все бессмертные греческие эпосы перевести на русский язык.Вообще, у нас очень много общего. Что есть неоклассическая архитектура Санкт- Петербурга? Это же Акрополис! У нас общая азбука – кириллица, созданная греками Кириллом и Мефодием, одно вероисповедание. Патриарх Алексий говорит, что когда колокола звонят в России, их эхо слышно в Греции и наоборот. Важно также, что наши народы никогда не воевали. Кстати, первым президентом Греции в 1827 году стал граф Иван Антонович Каподистрия, бывший заместитель министра иностранных дел России при императоре Александре Втором. И Национальный парк в Афинах стоит на русской земле. В свое время княгиня Ольга из дома Романовых очень тосковала по России, вот отец-император и отправил к ней несколько пароходов с черноземом. Получается, что общая земля тоже роднит россиян и греков.

ЛЮБОВЬ

Нам, грекам, легко любить Россию. Россия, как таковая, никогда не разочаровывает, в отличие от человеческой любви.Почему? Видимо, потому, что мы начинаем любить, не зная человека, не имея никаких данных о нем. Настоящая любовь – «Гранатовый браслет» Куприна, когда Он, даже не прикоснувшись к Ней, умирает. Очень редко бывает, когда чем больше человека узнаешь, тем больше любишь. Обычно мы «накручиваем» на человека много хорошего, а потом, как роза, объект любви начинает терять свои «лепестки», и остается только стебель. Время – очень плохой спутник любви. Состариться вместе – это привилегия немногих, которые не живут вместе каждый день, потому как расстояние в любви – сближает, а обыденность убивает любовь. А потом, есть дружба! После любви между людьми возникает чувство взаимопонимания, на котором еще можно долго жить вместе. При такой глубокой дружбе каждый имеет право на какие-то увлечения, авантюры и романы – на мой взгляд. Это не мешает. Я считаю, что чувство собственности по отношению друг к другу недопустимо.Союз любящих людей можно сравнить с двумя параллельными тропинками, по которой эти двое идут, взявшись за руки. И они никогда не пересекаются, иначе – сольются в одну широкую автостраду, где каждый потеряет и себя, и друг друга.

СЕМЬЯ

А дети? Это особая статья. Нельзя давать детям жизнь для того, чтобы сохранить семью. У меня перед глазами много примеров, когда в ситуации, когда супруги начинают надоедать друг другу, женщина рожает ребенка. Сначала это – живая игрушка, это интересно. И только потом люди начинают осознавать степень своей ответственности. Ведь вы должны быть готовым обеспечить ребенка всем, от няньки до репетиторов, чтобы вырастить достойного члена общества (я не говорю сейчас о крестьянах, которые плодятся, чтобы дети потом работали на полях – в этом смысле я расист). Дети – это стрелы, а родители – это лук, от силы и прочности тетивы которого зависит, как дети полетят в жизнь. Вы, родители, направляете этот полет, но на этом пути вашему ребенку могут помешать, например, наркотики, и траектория полета может измениться.К сожалению, сейчас общество по отношению к молодежи очень жестоко. И зная это, умным людям очень нелегко взять на себя ответственность за жизнь и будущее нового человека. Как Вы заметили, цивилизованное общество ограничивается, как правило, одним ребенком. И оставляет право размножаться Африке, Азии и т.д. Что делать – такова жизнь

НЕМНОГО ОБ ОТЕЛЯХ

Вся моя жизнь, в связи с профессией, проходит в отелях. И чтобы создать иллюзию домашней атмосферы, я иду на маленькую хитрость: раскидываю по номеру свои вещи, книги и создаю этакий домашний беспорядок. Таким образом, все гостиницы мира для меня похожи, и только открыв шторы, можно понять, в Париже ты или в Малайзии. Следующее мое правило – никогда не платить за то, чего нет: я отлично знаю, что полагается иметь в номере за определенную сумму. Это нормально, когда хороший мини-бар, полный набор ТВ-каналов, регулярно меняют простыни, а если перед сном приносят шоколадку и ставят в вазу свежую орхидею – еще лучше. Но я знаю, что я это заслужил.Моя любимая гостиница – «4 времени года» в Истамбуле. Раньше это была тюрьма, и в ней снимался фильм ужасов «Полуночный экспресс». В отеле прекрасный пианист, играющий в полумраке холла, потрясающий персонал – а обслуживающий персонал играет очень важную роль в гостиничном бизнесе! Например, садовник в моей любимой гостинице на Крите «Лунда-бич» умеет говорить по-русски «Доброе утро»! Там отдыхают много лет подряд Палома Пикассо, бабушка Сваровски, Йоко Оно, Билл Гейтс со своим семейством.В Москве с гостиницами некоторая несуразица. В «Метрополе» – прекрасный уютный холл, а номера не очень, в «Национале» наоборот отличные номера – холл не на уровне. Пока лучшее, что есть – это «Кемпински»: замечательны и кухня, и персонал, и удивительный Венский чайный салон. А в Питере – это, безусловно, «Астория», мой любимый 212-й номер, где ванная больше гостиной. Еще есть удивительная гостиница на Соловках в 8–10 номеров, которую содержит супружеская пара. Говорят, похожая избушка-гостиница есть в Кижах.

О ПОСЛАХ И ИХ ЖЕНАХ

У посла СССР в Греции Игоря Андропова (сына генсека Ю.В. Андропова) была невероятно красивая жена, похожая на Грейс Келли. И сам Игорь, очень импозантный, не в пример другим послам, всегда ходил в официальном дипломатическом мундире, вышитом золотом. Он очень высоко ценил звание посла, и жена его в этом очень поддерживала. Никогда в советском посольстве не было такого количества культурной элиты, как во времена Игоря Андропова.Я помню, будучи на приеме греческого посла в Сиднее, я заметил, что у его жены коротко пострижены ногти. «Наверное, Вам не хватает кальция?» – спросил я у нее. Я всегда обращаю внимание в первую очередь на руки у женщины. Оказывается, она сама следила за закусками, готовила на кухне котлеты для приема и сломала несколько ногтей, так что пришлось пожертвовать своим маникюром. «Еще вчера у меня были длинные ногти!» – со смехом ответила она.Я привел пример ответственного отношения жены посла к своим обязанностям. Это – целая наука. Во-первых, жена дипломата должна заниматься благотворительностью, иметь высокий культурный уровень, организовывать маленькие и большие приемы, координировать жизнь других женщин миссии – и автоматически политика государства будет определяться через женщин!Возьмем другой пример – Валентину Матвиенко, посла России в Греции в 1993 по 1995 гг. Она была для нас символом России, и через нее каждый простой грек полюбил вашу страну. Не было деревни, где бы ее не знали. Греки построили и подарили ей бассейн для посольских детей.Она была элегантна до невозможности. Не пропускала ни одного мероприятия, связанного с русской общиной в Греции, организовывала вечера сибирской кухни – неутомимая, всегда веселая, специально выучила греческий язык – я ее просто обожаю! Как у вас говорят: «Коня на скаку остановит» – это про нее. Женщина-посол – это всегда прекрасно, она даже войну способна объявить культурно и элегантно.Чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь в том, что не бывает слабого пола, бывают слабые люди. И мы равны: как перед богом, так и по отношению друг к другу. Есть такая туристическая песня:

«Ты небо рисуешь синим, а серым рисуешь скалы,Потом мужчину – обязательно сильным, а женщину, конечно, слабой,Но небо лишь изредка синее, и серые вовсе не скалы,И приходится быть сильной, когда хочется быть слабой».

О БАЛЕТЕ

О Плисецкой могу сказать – это от Бога. Сколько бы не было замечательных балерин – ее уровня никому достичь! Ведь чтобы добиться успеха в балете надо пройти через такую жестокую конкуренцию, идти на такие компромиссы! И один только Бог знает, через что ей пришлось пройти. И несмотря ни на что сохранить в себе такую любовь к балету, что она мизинцем может сказать все – этого никому не повторить! Раз пошла речь о балете, то я не согласен со всеобщим восхвалением Нуреева. В России, видимо, уже не помнят танцора Эрика Мухамедова. Сейчас он живет в Лондоне.Он – лучший танцовщик, которого я видел в своей жизни. Все знают Васильева, который танцевал Спартака: эти золотые волосы, огромные прыжки и т.д. Но когда Васильев заболел и его партию станцевал Мухамедов из второго состава, то вся западная пресса сошла с ума: «Где вы его скрывали?» И его тут же забрал Ковент-Гарден. Эрик очень талантливый человек: прекрасный преподаватель, художник, декоратор и вообще нормальный хороший мужик. О нем в России никто не знает, а в Лондоне это одно из первых имен. Имя Нуреева всегда было окружено скандалом. Но Миша Барышников лучше Нуреева: и красивее, и лучше техника, в конце концов, он – мужчина. А общепринятое мнение, что в балете все «голубые» – это неправильно. Я знаю многих танцоров, которые ни одну юбку не пропустят. Хотя есть мальчики, которые уходят «не туда», и я в свою очередь могу их понять. Ведь у них реакция на женщин во многом напоминает, простите, гинекологов: пресыщение обнаженными телами плюс профессиональный нарциссизм: когда часами смотришь на себя в зеркало. И за кулисами сразу чувствуется, кто есть кто.Есть на эту тему случай с Майей Плисецкой. Кто-то случайно наступил на ногу одному «голубому» приме-балеруну Большого театра. С ним, естественно, случилась истерика, и он заявил, что не выйдет на сцену. Все бросились его утешать, а Майя Михайловна сказала: «Да не обращайте вы внимания на эту клушку!» 

ОТНОШЕНИЕ К ВЕЩАМ

В отношении к одежде я полностью повторяю привычки своего отца, который был единственным наследником греческого феодала. Что бы он ни покупал, например, свитер, это всегда оказывалось раз в десять дороже любого нормального свитера. Потому что это была ручная работа, чистый кашемир, из Англии и т.д. Это – страсть к очень качественным дорогим вещам. И никогда не смотрю на цены, потому что: «Мои расходы должна знать только моя кредитная карточка».Смокингами я пресытился, я уже устал их носить (видимо, в силу профессиональных обязанностей – авт.), не говоря уже о фраках. Я, конечно, люблю пингвинов – но фрак я не люблю. Конечно же, мужчина в смокинге или во фраке – это очень красиво. Но для этого нужен соответствующий антураж, зал, публика – иначе это не имеет смысла. Я избегаю светских тусовок, и даже когда проходит премьера в Большом театре, иду на второй или на третий день. Чтобы не толкаться.В молодости я обожал все это. В это безумное время я жил в Париже, а это лучшее место для подобной стажировки. Я оставил целое состояние именно в русских ресторанах в Париже, начиная от «Распутина» и заканчивая «Этуаль де Моску». Мне повезло, я слушал живого Валю и Алешу Дмитриевичей. Это были мои лучшие годы...А сейчас самое большое удовольствие я получаю, когда гуляю с моей собакой, или брожу по своему острову в сопровождении моей спутницы, с которой мы вместе 20 лет, выпив, может быть, бокал шампанского.Эта атмосфера уже взрослого мужчины, флиртующего с молодыми девушками, меня не касается. В последнем костюме у мужчины, и у последнего платья у женщины нет карманов! На тот свет вы возьмете с собой только эмоции, только опыт ваших путешествий. Мне кажется, наше предназначение на земле – это набрать как можно больше знаний и положительных эмоций, помогать кому-то, не ожидая отдачи и получать радость, когда вы что-то дарите другому. Хотя я – не самый хороший христианин с общепринятой точки зрения. Я никому не даю второго шанса. Если человек меня разочаровал, я вычеркиваю его из своей записной книжки, хотя перед этим могу очень долго терпеть – видимо, из природной лености. Но с каждым годом моя записная книжка становится все тоньше и тоньше, а я – все богаче и богаче в собственном времени. Так создан мир, мой – во всяком случае.