Все записи
18:19  /  31.01.16

4733просмотра

Печеньки как универсальная форма заботы

+T -
Поделиться:

В каждом микропоколении подростков возникают слова, которые часто кажутся тем, кто их не использует, дурацкими, непонятными и лишними. Зачем они нужны? Как они выглядят у нынешних подростков? Стоит ли их специально учить? Про сленг современных подростков рассказывает Артем Кондрашкин, кандидат психологических наук, специалист по групповому и индивидуальному сопровождению подростков.

- Как разговаривают сейчас подростки?

- Они говорят, например, «Азаза». Это когда печатаешь «Ахаха» и попадаешь пальцем на соседнюю кнопку, получается «Азаза», это то же самое. Подростки промахиваются по клавише, пишут, а потом и говорят так же. Некоторые любят озвучивать смайлик. Есть смайлик «XD» – зажмуренные глаза и широкая улыбка, но его нужно набирать в английской раскладке, и делать это лень. Поэтому иногда его просто набирают как «ХД». При этом как смайлик он вообще не читается, но все понимают, что это одно и то же. И иногда они вслух говорят: «ХД». Как будто говорят «Очень смешно». Это очень странно, мы знали этот смайлик, знали, что он может вот так по-русски писаться, но мы так не делали, не говорили его вслух.

- Это как-то соответствует идее, что специфические слова позволяют обозначить групповую принадлежность, идентичность, маркировать себя как поколение или микропоколение?

- Наверное, у разных поколений по-разному. Я и мои сверстники - мы были лет десять назад подростками, у которых уже были компьютеры – и у нас были опечатки, но мы их никогда не использовали в устной речи. Мы говорили, в основном используя приходивший к нам английский сленг - «ЛОЛ» [«LOL», «laughing out loud»], «ОМГ» [«OMG», «oh my God»]. Сейчас, если ты дотер [человек, увлекающийся игрой DOTA2] – то у тебя одни выражения: ты ракуешь [плохо играешь, как рак, потому что у тебя вместо рук клешни] или не ракуешь. Если тебе кто-то говорит, что ты ракуешь, то ты понимаешь: о, это твой друг-дотер. Хотя «LOL» остался. «Ха-ха, ЛОЛ» до сих пор говорят. Так обозначают смех. То есть они могут читать вслух то, что пишут, и говорить то, что написали бы.

- То есть происходит более тесное переплетение слов, звука с письмом, раскладок туда-сюда?

- Получается так. Это может быть связано с тем, что раньше в интернете было не очень развито голосовое общение, в основном использовался текст. А сейчас канал шире, стало гораздо больше голосового общения в интернете, и это часто уходит в речь вне сети.

- Если я правильно понимаю, вот эти аббревиатуры, эмотиконы, коротенькие слова используются для того, чтобы передать что-то, что долго, сложно, лень объяснять и набирать на клавиатуре?

- Да. И еще получается, что не только это набирать трудно, долго или лень, но еще и говорить это лень, поэтому говорят «азаза».

- А они смеются, когда говорит «азаза»?

- Нет. Азаза.

- Подростки так разговаривают все время, или нужен какой-то особенный контекст?

- Скорее, это появляется иногда. Возникает какая-то ситуация эмоционального накала, или происходит что-то правда очень смешное, затрагивающее. Не так, что вместо каждого смеха они говорят «азаза». Я думаю, когда действительно смешно, они смеются, а «азаза» говорят, когда понимают, что им сказали что-то смешное, и если бы они в этой ситуации переписывались, то отправили бы смайлик или написали «азаза».

- То есть «азаза» – это акт рефлексии вместо непосредственной реакции?

- «Так, мне сказали что-то смешное, наверное, мне надо дать понять, что я оценил это». Один наш коллега в такой ситуации говорит: «Смешно». А подростки говорят «азаза».

- Для чего нужны такие специфические слова?

- Мне кажется, так проще выражать чувства. Как сказать человеку, что ты им недоволен, злишься на него? - «Ты ракуешь». А он говорит: «У тебя бомбит» («ты злишься»). И вы друг друга поняли. Потому что сейчас мало учат говорить «я злюсь», «я напуган», «я  ценю тебя». Потому что прямое выражение чувств – это сильная открытость. Ты сказал про что-то «милота» - и этого достаточно.

За счет того, что получаются слова или фразы «общественного пользования», они не обязывают тебя ко многому. Сказал «азаза» - и сказал, все так говорят, обозначил ситуацию. Слова констатируют происходящее («печалька», «обидка», «обнимашки»), и ситуация становится менее личной. Я не знаю, как это возникает, но иногда это очень меткие слова.

- Что-то из этого вроде бы довольно часто используют – «пичалька», «милота»?

- Печеньки. Печеньки – это универсальная форма заботы или соблазна: «Приходи к нам – у нас печеньки», «У нас были печеньки», «Я принес тебе печеньки».

- Мне кажется, или в подростковом сленге общий мотив – это снижение пафоса? Оно все как будто немножко ироничное?

- Ироничное, уменьшительно-ласкательное, снижающее пафос и серьезность. А где-то, наоборот, такое абсурдное преувеличение, что всем понятно, что это уже несерьезно («А ты хорош!» - ну что, нормальный такой).

- Можно ли сказать, что вы в своей работе учите их осваивать этот слой опыта без жаргонизмов («Я злюсь», «Я тебя ценю» и т.п.), различать чувства, свои и чужие?

- Конечно. Мне кажется, подростки этому довольно легко учатся.

Хотя не все. Некоторым подросткам было бы неплохо общаться на поверхностном уровне. Есть дети, которые производят впечатление очень скованных и чопорных. У них сложности обычно с тем, чтобы вписаться в большую компанию. Большая компания настроена на несерьезный разговор, на печеньки-обнимашки, а ты тут сидишь такой серьезный и думаешь, кому о своих чувствах поведать. Не очень общение складывается.

- Получается, важно уметь переключаться с одного регистра на другой?

- Да. Если они слишком погружены в себя, они говорят что-нибудь вроде «Я так не люблю, когда люди судят по внешнему виду, по тому, какое впечатление человек производит». Это может создать образ глубокого, но немного замкнутого, угрюмого человека, с которым никто не хочет общаться, а ты просто не используешь кодовые слова - «печальки» и «печеньки».

- Можно как-то обойтись без сленга, если он вызывает отвращение, и быть в компании?

- Да можно, конечно. Обходятся же. Нельзя же сказать, что они всегда говорят на сленге. Нет. Они просто иногда его используют.

- А как быть родителям, учителям? Они переживают, что дети говорят непонятное? Надо ли им пытаться выучить и запомнить эти слова?

- Мне кажется, что нет ничего страшного в том, чтобы не всегда понимать собеседника. Иногда я специально их не понимаю – они что-то говорят, и я в принципе мог бы догадаться, что они имеют в виду, но думаю: «лучше ты мне сейчас все объяснишь наверняка». Это кажется более развивающим, чем догадываться, что он имел в виду.

- Есть вариант семейных отношений, когда родители и дети пытаются воспринимать друг друга как друзья, или когда родители пытаются подстраиваться под подростковые увлечения, например, слушать ту же музыку, и у таких родителей может быть желание понимать своих детей на 100%.

- Можно, конечно, читать интернет-энциклопедии про эти все выражения, чтобы понимать на 100%. Но эти слова быстро меняются, и придется посвящать этому много времени - проще спросить подростка. Возможно, ему будет сложно ответить, это может быть непривычно и неловко - объяснять, что он имел в виду, когда на вопрос, понравился ли завтрак, сказал, что «он хорош». Это был сарказм, или на самом деле понравилось? – «Немножко сарказм, немножко правда вкусный». Я думаю, что не нужно их бояться, нужно спрашивать. Ну, глупо же, когда встретил незнакомое слово в чужой речи и думаешь: «ну все, поговорили, не будем больше, пожалуй, общаться, на этом тему закроем – я пойду энциклопедию почитаю, все сленговые слова выучу, тогда будем говорить на одном языке». Наверное, лучше искать какого-то понимания вместе.

 

Новости наших партнеров