Все записи
13:39  /  30.09.20

687просмотров

Онлайн-воспитание и цифровая безопасность. Лекция Марии Наместниковой

От чего взрослым нужно защищать детей в интернете, когда пора устанавливать родительский контроль и как при этом не нарушать личные границы ребенка, рассказывает, эксперт по детской онлайн-безопасности Лаборатории Касперского Мария Наместникова

+T -
Поделиться:

Текстовая версия:

Александра Бочавер: Доброе утро, дорогие друзья. Мы начинаем нашу первую трансляцию. Меня зовут Александра Бочавер, я руководитель проекта «Страна троллей или нет». Мы занимаемся психологическим консультированием школьников и их родителей в разных небезопасных ситуациях, связанных с интернетом: киберагрессия, кибербуллинг и других. Кроме этого, мы запускаем цикл просветительских вебинаров для родителей, и первый вебинар у нас посвящен онлайн-воспитанию и цифровой безопасности. Мы пригласили замечательную Марию Наместникову — эксперта по детской онлайн-безопасности Лаборатории Касперского.

Мария Наместникова: Здравствуйте. Я сегодня буду рассказывать обо всем понемногу. Буду сосредотачиваться, конечно, на вопросах кибербуллинга, поскольку для коллег это одно из основных направлений, с которыми они работают, но, тем не менее, по опыту общения, в том числе и с психологическими службами поддержки, и с другими коллегами из разных областей, я знаю, что родителей и детей очень часто волнует, кроме кибербуллинга, кроме отношений в интернете, которые очень важны для них, бесспорно, множество других вопросов, связанных с интернетом. Часто родители не знают на них ответа или не уверены в нем. Или ребенок задает вопрос такими странными новомодными словами, что нам, взрослым, вообще непонятно о чем он говорит. Поэтому я коснусь немножечко всего. Постараюсь, чтобы это было для вас содержательно и, конечно, расскажу о том, как с этими проблемами справляться и с точки зрения воспитательных моментов, и с точки зрения того, как это можно с технической стороны поддержать.

Вообще когда я придумывала название этого вебинара, думала: «Господи, насколько же сегодня это уже гармонично звучит вот это «онлайн-воспитание», «цифровая безопасность»». Еще три-пять лет назад все это звучало, как какой-то нонсенс, что-то футуристическое и очень далекое. Но, на самом деле, мы все в сети. Для нас для всех онлайн-жизнь — это уже не оксюморон. Мы прекрасно понимаем, что это такое. И взрослые, и дети огромное количество времени проводят в сети, многие напрямую говорят, что они постоянно подключены.

И понятно, что наши дети — это цифровое поколение, они родились в эпоху интернета, они вообще не знают, как без него жить. Отключить им интернет — все равно, что отключить нам электричество или воду. Многие дети проводят в интернете все свободное время. У нас недавно был опрос: почти половина детей в старшей школе, по мнению родителей, все свободное время проводит в интернете. И я убеждена, что эти цифры очень сильно занижены, многие родители просто чего-то не замечают. Потому что дети проводят в интернете огромное количество времени и, если это время действительно свободное, то я, честно говоря, сомневаюсь, что многие из них отвлекаются на что-то другое. Из-за этого, к сожалению, в семье бывают конфликты, и связаны они не только с тем, что дети, особенно в подростковом возрасте, бывают очень свободолюбивы и своенравны, но и с тем, что, к сожалению, мы не родились «цифровыми», для нас эта среда все еще является какой-то новой, чуждой. И нам не всегда понятно, как правильно себя с ребенком повести.

Еще недавно, когда мы спрашивали у родителей, что делают их дети, 20% говорили, что они очень волнуются по поводу того, что ребенок очень много времени проводит в интернете. Сейчас таких родителей, к счастью, меньше, но, тем не менее, многие признают, что они контролируют онлайн-жизнь ребенка недостаточно, по крайней мере, им так кажется. С другой стороны, а что есть контроль? Как мы можем контролировать ребенка? Это всегда очень сложный вопрос, потому что мы одновременно понимаем, что невозможно контролировать все и невозможно вести себя с ребенком таким образом, что мы знаем абсолютно все, что с ним происходит в интернете, или мы знаем абсолютно все, что происходит в реальной жизни. Это уже начинает отражаться с другой стороны на том, что ребенку кажется, что у него нет никакого личного пространства, он начинает как-то этому сопротивляться. Мы должны в любом случае как-то сохранять баланс. Мы не должны, конечно, бросать ребенка на самообразование в интернете. Треть родителей говорит, что они очень хорошо заботятся о ребенке в интернете, в частности, ограничивая время, которое он там проводит, и больше ничего не делают. К сожалению, это тоже, как вы понимаете, не самый лучший подход. Даже ограничив время очень строго, например, тридцатью минутами в день, мы, с одной стороны, нарушаем баланс с точки зрения того, что ребенку необходимо больше времени проводить в сети, даже чтобы сделать уроки или пообщаться со сверстниками, а с другой стороны, мы не знаем, что даже в рамках этого получаса происходит в интернете. Может как раз за эти полчаса он успевает только попасть в какие-то неприятности и не сделать ничего полезного, хорошего для себя.

Самое тревожное, мы узнали в этом опросе, — то, что каждый пятый ребенок либо ничего не знает о безопасности или этике в интернете, либо узнает это не от родителей. Потому что каждый пятый родитель подтверждает, что не говорит со своим ребенком о том, что такое безопасность в интернете, что такое этика в интернете, как себя вести. Это касается не только каких-то проявлений агрессии или чрезмерно откровенного общения, но даже элементарных правил гигиены: вредоносных сайтов, мошенничества и т.д. Многие дети узнают об этом через собственный опыт или опыт своих друзей. Хотя обо всех подобных опасностях в реальной жизни мы стараемся детям хоть как-то рассказывать. И при этом есть еще процент родителей, которые разговаривают об этом с ребенком, но поверхностно, или не совсем о том, или разговаривают, но ребенок ничего не понял.

Соответственно, возвращаясь к тому, с чего мы начали — многие дети действительно имеют проблемы с обращением с интернетом, потому что у них нет достаточной информации, а информации у них нет, потому что родители, к сожалению, не до конца понимают, что именно нужно рассказать, объяснить, показать относительно этого цифрового пространства, в котором дети живут. Нужно понимать, что при этом и дети, и взрослые считают, что дети гораздо более продвинутые, чем родители, гораздо лучше понимают в технологиях и т.д. И это одновременно так и не так. Есть исследования, которые показывают, что цифровая грамотность детей и родителей находится приблизительно на одном уровне. Но дело в том, что и у тех, и у других он значительно меньше, чем 50%, поэтому всё вместе это дает такую картину, что да, дети хорошо знают новые технологии, классные новые приложения, как установить игру, как заплатить за внутренние игровые покупки, какие новые соцсети появились, какие у них функции. Вот это у них на кончиках пальцев. Но при этом у взрослых людей гораздо выше уровень цифровой грамотности, имеющий больше базисный характер: понимание, как правильно настроить какой-то веб-сайт, какой информацией можно или нельзя делиться, что существует мошенничество, что есть вредоносные программы. Взрослые чаще знают гораздо больше и понимают гораздо лучше, чем дети. Поэтому неправильно говорить: «Ой, он и сам все знает, я не буду ему ничего объяснять, потому что я глупый». У нас, к счастью, еще есть достаточно большое количество информации, которой мы можем с нашими детьми поделиться и, что самое главное, этой информацией их обезопасить.

Перейдем к более практическим историям. Чего мы боимся и как защищать?

Очень часто, если разговариваешь с детьми и со взрослыми, выясняется, что онлайн-жизнь у многих детей это, в основном, онлайн- и вообще цифровые игры, и именно эти игры являются камнем преткновения для родителей. Поэтому я немножечко про них расскажу.

Что нужно знать и понимать про игры? Что гораздо лучше, когда ребенок играет, чем когда он смотрит видео. Многие исследования показывают, что пассивное времяпровождение при просмотре видео гораздо хуже влияет на интеллектуальные способности, на развитие ребенка, чем активная игра, где он принимает решения, видит какие-то сюжетные линии и сам активно действует. Это очень важно в любом возрасте. Естественно, речь идет не о том, что они играют с понедельника по воскресенье по 12 часов в день. Исследования показывают, что если дети играют умеренно, час-полтора в день, это вполне способствует их благополучному развитию. При этом, чтобы тот самый баланс соблюсти, ребенок должен играть в игры, где есть какой-то сюжет: игру можно начать, можно закончить. Тогда, как при прочтении какой-то интересной книжки, ребенок будет какое-то время очень глубоко погружен в процесс, он будет внимательно слушать, смотреть, играть и решать задачи. Когда игра закончится, возможно, он захочет разочек переиграть, возможно, не захочет, но, тем не менее, для него этот период жизни будет завершен. Вы всегда можете это узнать, посмотрев, что устанавливает ребенок, посоветовавшись с ним относительно того, стоит ли устанавливать эту игру или нет. Мы советовались с психологом, когда составляли рекомендации для родителей, и узнали, что самый ранний рекомендуемый возраст, в котором ребенок может начать играть в онлайн-игры, это 12 лет. До того онлайн-игры, в которых ребенок контактирует с другими людьми, в которых он может бесконтрольно тратить деньги и время, должны быть запрещены. До этого возраста дети еще не могут контролировать количество времени, проводимого в сети, и количество удовольствия, получаемого от этого процесса. Поэтому если вы можете ребенку объяснить, что до 12 лет такого вида игры должны быть под запретом, желательно это сделать. Вы всегда можете объяснить, почему это происходит. Если вы можете оттянуть этот момент еще дальше — это еще лучше, потому что, как известно, зависимость от онлайн-игр развивается даже у взрослых.

Кроме онлайн-игр есть еще одна угроза, которая волнует родителей, и она более технического характера — это внутренние покупки. С ними все просто. И в андройд-устройствах, и в «айфоне», и во всех приставках есть возможность, настроить устройство так, чтобы оно не разрешало совершать внутренние покупки или каждый раз спрашивало пароль, который должны знать только вы. Это очень важно, и это ошибка многих родителей. Мы ставим пароль и пин-коды, всячески блокируем устройство, но ребенок знает пароль. Поэтому защита «почему-то» не работает. В «андройде», например, все очень просто. Вы заходите в Маркет, видите там полосочки, обозначающие всякие функции этого приложения, когда они разворачиваются, у вас есть «способ оплаты» и настройки. В «способах оплаты» вы можете привязать карточку ребенка, если такая имеется, или какую-нибудь карточку, которой вы никогда не пользуетесь, на которой никогда нет денег. Потому что если туда привязана ваша карточка и ребенок знает пароль, то деньги исчезают совершенно непонятным для вас потоком. Потом вы идете в настройки и там можете настроить, например, то, что я говорила — чтобы пароль требовался при каждой покупке. Если пароль знаете только вы, это очень эффективный способ ограничить внутренние покупки в играх. Еще вы можете настроить родительский контроль. Это позволит вам, если вы его включите, ввести пин-код, и ребенок сможет устанавливать игры или смотреть фильмы только определенного возрастного рейтинга, что тоже обеспечивает частичную безопасность. Многие родители переживают, что игры кровавые, что в них много сцен насилия, что дети смотрят какие-то страшные фильмы, но этот вопрос, как раз, решается не только общением с ребенком, но и очень простой настройкой технических установок. Вы можете сказать ребенку, чтобы он не играл в игры с рейтингом «18+», но ребенок его даже не заметит, он не будет специально их выискивать. Ему предложат какую-то новую классную игру, и он нажмет «установить». Не назло вам и не потому, что он хочет поиграть в кровавую игру, а потому что все играют, вроде, так много звездочек, все предлагают, наверно, хорошая игра. Если вы установите определенные настройки в родительском контроле, то ребенок даже не увидит такой игры в магазине и, соответственно, не сможет ее установить.

Еще коротенечко — что такое Steam. Не знаю, все ли родители это знают, но точно знают все дети. Поэтому я, когда рассказываю про игры, всегда рассказываю про Steam и даже капельку его показываю. Сейчас я вам покажу его.

Это платформа Steam, на которой все наши дети играют, тут еще играет мой муж, поэтому я меня есть тут аккаунт. Что нужно понимать родителям: во-первых, в добавив ребенка в друзья, в его профиле можно посмотреть, сколько времени он играл за последние две недели. Вот мы смотрим аккаунт моего мужа и мы видим, что два часа за последние две недели он умудрился выделить на то, чтобы поиграть в какие-то игры. Эта информация про моего мужа мне не так уж и важна, потому что я в курсе, что происходило. Для многих родителей эта информация важная, потому что понятно, что дети играют много, и иногда эти цифры, которые вы здесь видите, немного шокируют.

Во-вторых, вы можете пойти в настройки. Я нажимаю на аккаунт и захожу в настройки. Steam позволяет выключить всевозможный взрослый контент, но я не буду это выключать мужу, потому что он взрослый мужчина и может решить сам. Можно добавить какие-то игры в скрытые, то есть, если вы по какой-то причине не хотите, чтобы ребенок играл в определенную игру, вы можете просто ее в этих настройках скрыть. Еще можно настроить семейный аккаунт. Для этого тоже нужно пройти через настройки и добавить аккаунт вашего ребенка. Связать с аккаунтом взрослого. Это тоже все очень просто делается, буквально в три клика. И когда вы добавляете аккаунт ребенка, можете указать, что вы хотели бы, чтобы ребенок не мог сам покупать игры, а пользовался только теми, которые купил я, и то не всеми, и проставить галочки на тех играх, которыми вы бы хотели с ним поделиться. Для тех родителей, которые не пользуются компьютерными играми и не используют Steam, это тоже путь. Потому что вы можете, собственно, через свой аккаунт покупать ребенку игры, те, о которых вы с ними договорились, что вы их купите, и быть уверенными, что на своем аккаунте в Steam он не загрузит, не скачает и не купит те игры, которые вы бы не хотели.

Фото: Rawpixel
Фото: Rawpixel

Вернемся к презентации, надеюсь, что с играми мы немножко разобрались.

Еще одна вещь, которая вызывает волнение родителей, психологов и учителей, из-за которой все жутко переживают — что дети находят в интернете контент для взрослых. Это и сцены насилия, и всяческие истории про наркотики, и сексуальные видео — все, что угодно. В интернете огромное количество непристойного и нежелательного для детей контента. При этом еще нужно понимать, что у разного возраста свой нежелательный контент. Однажды я выступала перед родителями, и один папа сказал: «Ну а что такого? Может, я хочу, чтоб мой сын смотрел порно?» Да ради бога. Когда ребенок уже в подходящем возрасте и с папой у них такие мирные отношения, то это все решается, конечно, в семье. Но, согласитесь, что если бы у этого папы был ребенок трех-четырех лет, он бы так бодро не выступал. И, наверно, если бы он узнал, что его маленький ребенок, просматривая мультики на YouTube, листая вправо-влево, случайно наткнулся на стриминг игры, в котором стример, не замолкая, матерится, или какое-то эротическое видео, или какие-то сцены насилия, естественно, он не был бы так боек и так счастлив и соглашался бы с тем, что, наверно, контролировать контент, который видят дети в сети, совершенно не лишнее. Нужно обратить внимание на этом слайде, что сейчас речь о видео-контенте, который размещают не какие-то крупные студии, а просто пользователи сети. Так вот, 22% детей — каждый пятый — говорит: «Да, я смотрел всякие сцены насилия, сексуальные и т.д.», неподходящие ему по возрасту. И есть еще треть детей, которые говорят: «Да, я видел такие ролики, но натыкался на них случайно». И это вполне релевантная статистика, приблизительно такие цифры я наблюдаю уже не первый год — и в крупных опросах, которые проводит наша компания, и в более локальных анонимных опросах, когда я просто опрашивала детей по школам. Соответственно, нужно понимать: есть такая проблема, что дети случайно натыкаются на такой контент.

При этом, нужно понимать, что кроме условного насилия и секса ребенок может найти в интернете еще много чего неприятного. Я сейчас переключусь на браузер и покажу вам поисковик «Яндекс», который мы все, наверно, знаем и которым пользуемся. И, наверно, все знают, что такое спайсы. И вот я забиваю в поисковик «спайсы купить» и нахожу — вообще без проблем, на первой же странице. То есть нет никакой проблемы найти что-то запрещенное, к сожалению. Поэтому, чтобы этого избежать, во-первых, нужно объяснять детям, разговаривать с ними и т.д., во-вторых, пользоваться благами, которые нам предоставляет тот же самый «Яндекс». Например, мы можем зайти здесь в настройки, найти «настройки портала», там выбрать поиск — и здесь вы увидите не такое большое количество настроек. Во-первых, если ребенок пользуется поисковиком, выберите здесь «семейный поиск», и внутренняя фильтрация «Яндекса» будет более жесткой, чем при обычном режиме. Вы можете поставить «без ограничений», если вам нечего терять, можете выбрать «умеренный фильтр», если вы взрослый человек, но при этом не хотите видеть ничего чрезмерного, либо выбрать «семейный поиск». Кроме того, я бы еще рекомендовала скрывать историю поиска, если, например, у вас или разновозрастные дети, или вы сами ищите в интернете что-нибудь такое, что не должно попасться на глаза ребенку. Но при этом вы все равно пользуетесь тем же самым браузером, что и ваш ребенок, не используете другой аккаунт в самом Windows, и при таком раскладе, ваш ребенок будет видеть и вашу историю поиска тоже, что может быть вам не очень удобно и не очень приятно. Это все просто убирается, и вы можете просто больше это не видеть. Я оставлю то, как это было у меня, и вернемся к презентации.

Перейдем, наверно, к самой животрепещущей, самой больной, самой интересной для всех теме — социальные сети. Я считаю, что социальные сети — это реальность интернета, то место, где дети действительно живут. Они там общаются с друзьями, играют в игры, проводят огромное количество свободного времени, смотрят видео, киношечку, музыку слушают. Для них социальная сеть — это просто параллельная реальность, в которой им вполне комфортно находиться. В младшей школе уже у почти половины детей есть страница в социальных сетях. Хотя вообще-то пользовательское соглашение социальных сетей подразумевает, что ребенку, как минимум, 12 лет, а в некоторых соцсетях даже 14 или 16 лет. Тем не менее, дети регистрируются в социальных сетях. Некоторое время назад эта инициатива достаточно активно исходила, в том числе, от школ, потому что учителя, например, давали домашние задания в группах во «ВКонтакте», какую-то информацию туда сообщали и т.д. Сейчас появились государственные интернет-порталы, где можно давать домашние задания, а учителя предпочитают делиться информацией в мессенджерах, но группы разных классов, допустим, уже немного подросших, все равно в соцсетях сохранились. В некоторых школах сохранилась и такая практика, что когда дети идут в первый класс, учителя создавали группу в ВКонтакте, чтоб дети там общались. Раньше такие группы нередко становились источником той самой кибертравли, киберагрессии, потому что это было место, где все дети собраны в одной песочнице, они там варятся, они там все могут писать на стене. При этом учителя, к сожалению, со временем нередко переставали за этими группами следить. И когда дети чувствовали, что взрослого нет, в группах нередко начиналось совершенно неадекватное поведение (хотя, может, и адекватное, не знаю), такое детское поведение, которое выглядит агрессивно, и, соответственно, наносит тем, кто подвергается этой агрессии, немаленькие травмы.

Самая популярная сеть у нас — «ВКонтакте», среди детей, в том числе. Растет активно TikTok, «Ютьюбом» они почти все пользуются, но мало кто там регистрируется, поэтому аккаунт там имеют меньше половины детей. И, конечно, очень популярная сеть — «Инстаграм», пользовательское соглашение которой, кстати, подразумевает, что ребенку уже должно быть 16. Но кого это останавливает.

При этом многие дети, к сожалению, продолжают встречаться в реальной жизни с людьми, с которыми познакомились в интернете. Три четверти детей получают приглашение с кем-то познакомиться, почти половина знакомится и больше трети потом идут и знакомятся с человеком в реальной жизни. Самое ужасное, что не все эти встречи приводят к печальным последствиям. Почему я говорю так цинично — потому что дети это пробуют, выясняют, что действительно можно встретиться с девочкой-сверстницей или мальчиком-сверстником, и что ничем плохим это не заканчивается, рассказывают об этом другим, и другие тоже пробуют делать так же. Все мы прекрасно понимаем, что не всегда на другом конце интернет-провода находится действительно сверстник и действительно человек с не дурными намерениями. Но дети, получив положительный опыт, считают, что ничего в этом страшного нет.

Число детей, которые встречаются с кем-то, с кем познакомились онлайн, за последние три года выросла. Раньше, в пределах наших опросов, это было не больше 30%, иногда 31-32. Сейчас уже 37. Для них интернет становится настолько комфортной средой, в том числе для новых знакомств, что они считают, что это абсолютно безопасно, и что ничего такого нет, если они встретятся с каким-то новым человеком. Нам, взрослым, не надо с этим смирятся. Надо про это разговаривать с ребенком, максимально рассказывает ему, что, возможно, будут не только положительные последствия, но и отрицательные. Конечно, скрывать, что действительно можно познакомиться со сверстником, не нужно, просто потому что в школе, пообщавшись с одноклассниками, он узнает, что на самом деле можно, просто мама с папой чего-то не знают, а значит, может быть, можно им чего-то не рассказывать. Лучше максимально держать руку на пульсе, максимально договариваться с ребенком о том, чтобы он рассказывал обо всех своих новых знакомствах в сети, о том, что он собирается с кем-то пойти на встречу, и максимально стараться обеспечить его безопасность со своей стороны. Не сказать: «Я запрещаю тебе знакомиться в интернете. Ты никогда не должен этого делать, ни при каких обстоятельствах, если ты это сделаешь, то ты будешь сам виноват». Нет, не надо перекладывать ответственность на ребенка. Нужно эту ответственность с ним разделить.

Я знаю истории родителей, которые на первую встречу с интернет-знакомым ходили вместе с ребенком. То есть нужно ребенка максимально обезопасить, максимально помочь ему найти баланс. Я, конечно, как параноидальная мать, склоняла бы детей к тому, что не нужно все-таки знакомиться в интернете. Есть огромное количество реальных площадок, на которых можно познакомиться. Можно пойти на курсы какие-то и познакомиться с новыми людьми, можно познакомиться с другом своей подруги, с подругой своего друга и так далее. Есть огромное количество возможностей в реальном пространстве познакомиться с реальными людьми и сразу увидеть, с кем ты, собственно, общаешься. Интернет-общение, интернет-знакомства все равно таят в себе опасность, необходимо объяснять ребенку, что нужно максимально стараться не избегать их и тем более не ходить на такие встречи. Но если ребенок к этому стремится, а вы ему просто все запрещаете, то, как вы прекрасно понимаете и как говорит нам опыт многих поколений родителей, вы придете к обратному: ребенок отправится на встречу и ничего вам не расскажет. Этого мы, конечно, ни в коем случае не хотим.

Еще один момент про безопасность в социальных сетях. Дети активно делятся информацией о себе, что, естественно, приводит к нежелательным последствиям. Мы только что говорили о знакомствах в сети, о том, что происходит, когда ребенок начинает общаться с новыми людьми — но он может не начать. Например, больше трети детей говорят о том, что информацию на их странице могут видеть все, кто хочет. В этом случае человеку с недобрыми намерениями даже не нужно идти знакомиться — достаточно посмотреть информацию на странице. Ребенок размещает на странице номер школы. Это печальное совпадение: 36% говорят, что информация открыта, и 36% говорят, что размещают номер школы. Понятно, что это не одни и те же 36%, но цифры довольно впечатляющие, больше трети. Номер школы это, по сути, адрес, где можно найти ребенка ежедневно, причем приблизительно в одно и тоже время. 16% публикуют имена родственников, в том числе родителей. Таким образом они делятся максимумом информации, которую человеку с не добрыми намерениями удобно собрать, скомпоновать и обмануть ребенка с помощью этой информации. Если вы сами тоже имеете аккаунт, к которому имеет доступ кто угодно, публикуете, где вы работаете, то у злоумышленника уже есть полный сет знаний о вас, о вашей семье, чтобы прийти к школе, дождаться ребенка и сказать: я работаю с твоей мамой, меня зовут так-то, я работаю в такой-то компании, мама плохо себя чувствует, она в больнице. Ребенок звонит маме — мама забыла телефон на столе или у него села батарейка. Ребенок в панике, у него отключаются мозги. Эта ситуация, к сожалению, реальная, правда, уже достаточно давняя, слава богу. Детей таким образом действительно уводили от школ.

Как создается опасная ситуация? Ребенок достаточно непродуманно создал аккаунт в социальных сетях, поделился лишней информацией с лишними людьми, скажем так. Обратите внимание: 8% детей указывают, где они находятся, ставят геометки. Вообще геометки допустимы только в том случае, если вы были в рассказать об этом всему миру. Например, вы были в Disneyland Paris или в каком-то невероятно крутом ресторане. Не в том, в который вы ходите каждый день, или не в том парке, в котором вы каждый день гуляете, и тем более не когда вы там непосредственно находитесь. Дети делают такие вещи, на которые подталкивают технологии: больше делиться с миром, больше рассказывать о себе. И дети делятся, рассказывают. 20% детей жалели о том, что они рассказывали в социальных сетях.

У меня есть такой интересный пример: в Европе несколько лет назад было запущено приложение, которое останавливало ваш пост в социальную сеть. Вы что-то написали, нажали «отправить», и, если установлено это приложение, то этот пост не отправлялся, а на какое-то время откладывался в сторонку, и через десять минут приходило уведомление: «отправлять или не отправлять?» Разработчики получили потрясающие цифры: около 80% постов отзывались. Мы, не думая, все что-то публикуем, а потом можем очень сильно пожалеть об этом. Если мы будем давать себе пять-десять минут подумать, прежде чем что-то опубликовать…

Когда мы готовились к вебинару, Александра задала хороший вопрос: а что делать, если уже что-то утекло? Это, к сожалению, очень сложная история. Я сейчас скажу очень пафосную фразу, но она правдива: все, что случилось в интернете, останется в интернете навсегда.

Какое-то время назад, если помните, вступил в силу закон, согласно которому можно обратиться куда-то в интернет и сказать, что интернет должен о тебе все забыть, и что вроде бы все данные о тебе законно забвенны и со всех серверов могут быть удалены. На самом деле это все работает не совсем так. Поисковики и крупные социальные сети удаляют данные о вас или о ребенке по такому запросу, но вы никогда не узнаете, сколько пользователей сделали скриншоты, сохранили себе на устройство и разместят снова, как только все это будет зачищено или даже спустя несколько лет. Поэтому тут нужно действовать превентивно: родители должны рассказывать обо всем, что ждет детей в интернете, обо всем, чего нельзя делать — но до того, как они все это будут делать.

Я общалась с детьми 12–13 лет в одной школе и рассказывала в том числе о том, что не нужно публиковать свои интимные фотографии нигде, ни при каких условиях, и тем более в открытых аккаунтах. После лекции учительница отвела меня в сторону и сказала: «Зря, наверное, вот так. Раньше они, наверно, про это даже и не знали, а теперь будут делать». Я перед ней извинилась, конечно, но когда я вышла, на пороге меня ждала девочка, с которой я только что разговаривала. Она спросила: «Скажите пожалуйста, если я уже кому-то что-то отправила, уже все?» Я ей объяснила, что уже все и что так делать больше не надо. Вроде мы с ней хорошо поговорили. Но сам факт: мы очень жалеем детей, считаем, что если мы им сейчас что-то плохое расскажем, то они обязательно пойдут и сделают. На самом деле они очень часто об этом уже знают, узнают они об этом в школе, от своих сверстников, из интернета. А лучше бы они какие-то вещи узнавали от родителей, поданные сразу в правильной форме и с правильным посылом. Вот, собственно, дети, которые не узнают об этом и у них нет правильного посыла, публикуют вот такие фотографии, вот такие записи в соцсетях, потому что думают, что это абсолютно безнаказанно и никто с ними ничего не сделает, они этим поведением кичатся. Это просто результат недостатка воспитания, общения про этику в сети, про безопасность в сети. Для них интернет — это что-то очень эфемерное, несмотря на то, сколько времени они в нем проводят.

Я всегда обучаю детей и взрослых следующему: есть ситуации, когда вы общаетесь в сети с анонимного аккаунта, например, в тех же играх, там вы «пилот333» и лучший друг у вас «танкист222». Вы можете продолжат общаться с этим «танкистом222», и ваш ребенок может продолжать общаться без ограничений, кроме одного: вы не делитесь персональными данными, то есть ребенок не дает ссылки на свои аккаунты в соцсетях, где он выступает под своим реальным именем и фамилией. В игре он может спокойно общаться с кем угодно, не рассказывая, кто он, из какого города, на какой улице живет. Такое общение абсолютно безопасно, просто ребенок получает от него максимум удовольствия. Но, например, во «Вконтакте» или в «Инстаграме» дети часто подписываются каким-нибудь смешным никнеймом и считают, что этого достаточно, чтобы быть анонимным — но это не так. Их читают все их одноклассники, у половины из которых указаны просто имена, и все их одноклассники называют их по имени, а некоторых даже по фамилии — то есть тут тоже никакой анонимности. В таком случае безопасно по-настоящему общаться только с теми людьми, кого мы знаем лично, и открывать такой аккаунт безопасно только для тех людей, которых мы знаем лично. Тут встает конфликт желания детей быть клевыми публичными блогерами и одновременно вести личный аккаунт. Если вам кажется, что у ребенка есть такое желание, склонность и так далее, объясните, что это должны быть два разных аккаунта. Это может быть аккаунт в соцсети для публичности, но в нем не должно быть номера школы, адреса, каких-то зацепок, которые могут привести к физическому телу ребенка, то есть на этом аккаунте ребенок будет пробовать себя в роли публичного человека. Если этот аккаунт для общения с друзьями, родителями, для передачи какой-то личной информации, рассказах о своих личных переживаниях и так далее, тогда это должен быть личный аккаунт, и в нем никого постороннего быть не должно, как в личной комнате ребенка. Мы же не пускаем с улицы в дом абы кого: «Заходите, посмотрите, пройдитесь, потрогайте мои личные вещи». Точно так же должно быть и в аккаунте в соцсетях, это, по сути, личная комната ребенка в интернете.

Я сейчас немножко расскажу о программе для детской безопасности, которая все, что я рассказывала выше, может помочь отрегулировать с технической точки зрения. Есть настройки устройств, настройки вебсайтов, которые вы можете использовать, не обращаясь к специальным программам. Я, конечно, показываю Kaspersky Safe Kids, но, в принципе, мы всегда призываем установить хоть какую-нибудь программу. Такие программы всегда умеют ограничивать время, проводимое с устройством. Например, у моего ребенка проблемы со зрением, мы про это всегда знали, и как только он получил гаджет, мы тут же установили программу для детской безопасности, ограничили время и объяснили ему, почему мы это сделали.

Вы можете просто устно договориться с ребенком, сказать: «Вот твое первое устройство, но ты проводишь с ним не больше получаса в день, я засекаю». Это, во-первых, и вас самих будет мобилизовать в том плане, что иногда хочется дать маленькому ребенку смартфон и полежать в ванне, или спокойно почитать книжку, или приготовить что-то, пока он отвлечен. Ничего, что он не 30-40 минут с устройством, а час двадцать уже, ну и ладно, зато я спокойно готовлю суп. Такого не будет, если специальное программное обеспечение уже заблокировало устройство в тот момент, когда оно должно быть заблокировано. В айфонах и айпадах есть внутренние настройки, которые позволяют ограничить время использования. Плюс, очень уместно ограничить работу с устройством по ночам и во время учебы. При этом хорошие приложения для детской безопасности умеют оставлять доступными программы, необходимые ребенку во время учебы или для того, чтобы связаться с вами в какой-то момент. Такие программы умеют блокировать другие программы. Эта история как раз про то, что ребенку, например, до определенного момента должны быть недоступны онлайн-игры, и у онлайн-игры тоже может быть клиент, и, если этот клиент по умолчанию был установлен на смартфон или, например, папа с этого планшета играет в танки онлайн, а ребенку нельзя, тут можно воспользоваться тем же самым: в программе родительского контроля поставить ограничение на пользование определенной программой.

Точно так же можно ограничить доступ к определенным категориям сайтов. Это, к сожалению, кроме как специальной программой, не сделаете, потому что, как вы видели, поисковики предлагают некие внутренние фильтры, и вы никак не можете отрегулировать, как конкретно они будут работать. Здесь же у вас будет больше гибкости, больше возможностей понимать, что конкретно вы запрещаете ребенку, что конкретно разрешаете. И есть категории, которые не один поисковик сам по себе запрещать не будет, потому что они не считаются недетскими категориями. Для родителей в некоторых семьях какие-то категории из перечисленных могут быть очень даже не допустимыми, например, из вариантов — общение в сети. Некоторые родители хотят, чтобы у детей до определенного возраста в принципе не было доступа к соцсетям. Например, в той же самой младшей школе или даже у дошкольников. Есть, например, такие категории как «религия», если вы принципиально не религиозны. Либо, наоборот, хотели бы, чтобы ребенок все узнал именно от вас и, не дай бог, не наткнулся бы на страничку какой-нибудь секты, то вы тоже можете сделать так, чтобы ребенок этой информации в интернете не видел.

Я сейчас про техническое отношение говорила, но интернет — это такое место, где ребенка точно так же, как и в реальной жизни, надо воспитывать. Тогда встает вопрос: а с какого момента, а когда, а почему? Я все время отвечаю: с того же самого момента, с которого вы начинаете воспитывать ребенка в реальной жизни и заботиться о нем. Вот вы даете гаджет ребенку в год. Он уже должен понимать, что этот гаджет имеет определенные правила, точно так же, как реальная жизнь. О годовалом ребенке в реальной жизни мы заботимся так, что чуть ли пылинки не сдуваем, а когда он получает в руки гаджет, мы спокойно отправляем его одного в онлайн-путешествие. Потом ребенок подрастает, возможно, даже сам начинает ходить в школу и получает свой первый гаджет, и картина мало меняется.

На самом деле, точно так же, как и в реальной жизни, одновременно происходит поддержание баланса между безопасностью, воспитанием и свободой. Ребенок получает больше свобод, у него расширяется горизонт, и одновременно вы ему можете объяснить больше правил — даже не больше ограничений: раз у него большой горизонт, значит, ограничений меньше. Просто он узнает о большем количестве опасностей, о которых раньше мог не то что бы не беспокоиться — просто они его меньше касались. Например, те же самые категории в интернете, которые я вам только что показывала, совершенно неактуальная опция для детей-дошкольников, потому что им в принципе интернет не нужен. Весь контент, который нужен маленькому ребенку, вы можете загрузить в телефон. Это могут быть оффлайн-игры, видео, которые есть в определенном приложении, в определенном видео сервисе, и ребенок может пользоваться только этим набором, тем, что загружено специально для него.

Когда ребенок начинает выходить в интернет, у него появляется новый горизонт — и новые правила. Если вы еще на этом этапе установили приложение, то, когда оно становится вам действительно нужным, у ребенка оно не вызывает сопротивления. По исследованием наших друзей с психологического факультета МГУ, самый максимально эффективный возраст для установки таких приложений, когда оно действительно нужно, и родители хорошо понимают, зачем они его устанавливают, и ребенок не сопротивляется и хорошо реагирует на его установку, это возраст 9-11 лет. Никто не говорит, что раньше его устанавливать нельзя, просто до этого возраста родители не понимают, зачем это нужно, поэтому они этого не делают. Если родители устанавливают приложение позже, то могут случиться конфликты вида «что ты меня контролируешь?», «почему раньше тебе было все равно, а теперь стало не все равно?». Начинать ребенку объяснять правила и устанавливать приложения лучше всего раньше. И не забывайте, что ребенок растет и его потребности меняются. Как сказал тот незабвенный дяденька: «Вдруг мой сын хочет смотреть порно?» Если вы в какой-то момент понимаете, что какие-то ограничения уже не актуальны для ребенка, вы вольны их снять и должны их снять, потому что границы ребенка расширяются, потребности расширяются, и он должен воспринимать вашу заботу так же, как и в оффлайн-жизни. Онлайн-жизнь для детей не менее реальна, не менее важна, чем жизнь оффлайн.

Антон Савин: Я много лет работал программистом, разработчиком, теперь работаю психологом тоже уже много лет. Поэтому мне с обеих сторон было интересно. И я всегда с подозрением относился к различным родам программ родительского контроля. Спасибо большое, Мария, я проникся.

Мария Наместникова: Знаете какую вещь не сказала? Вы мне напомнили о ней как раз из-за того, что у вас был некоторый скепсис, как вы сказали. Оффлайн-жизнь ребенка более видима для нас. Мы видим какие-то артефакты, ребенок что-то собирает, или видим, куда ребенок ходит и так далее. А онлайн для нас совершенно невидимый, онлайн для нас — какое-то устройство у него в руках. И вот в этих программах контроля вы можете не ставить ограничения вида «у ребенка все будет блокироваться». Можно настроить программу так, что она будет отправлять уведомления, например, если ребенок ищет наркотики. Таким образом о каких-то вещах вы узнаете в тот момент, когда еще можно будет что-то сделать. Некоторые родители говорят: не найдет у себя на устройстве — пойдет к другу Васе и все найдет у него. Найдет, и вы об этом не узнаете. Но если у него нет такой программы, он просто сразу найдет все, что ему нужно. И для вас это будет сюрпризом, когда уже нужно будет решать проблему. Устанавливая контроль, вы хотя бы видите уведомления о том, что ваш ребенок настойчиво, упорно ищет то, что ему не стоит искать. Мы воспринимаем это как подсматривание или подслушивание, как, помните, раньше, когда были только городские телефоны, ты с подругой там по телефону разговариваешь, а бабушка в соседней комнате трубку снимает и слушает. Вот контроль над интернетом до сих пор кажется нам что-то сродни. На самом деле пусть они общаются в личных сообщениях с кем угодно, но, опять же, программы умеют уведомлять, что ребенок добавил в друзья человека, который сильно старше его по возрасту. И мы не знаем, о чем они переписываются, мы не пытаемся это читать, но это повод поговорить с ребенком и узнать, кто это, и выяснить, уверен ли ребенок, что у этого человека нормальные помыслы. И это возможность, например, пресечь отправку ребенком своих неприличных фотографий неприличным людям до того, как он что-то отправит.

Антон Савин: Да, с цифровыми опасностями приходиться бороться цифровыми методами. Мне кажется, важным, что вы рассказали в своем докладе, что с ребенком нужно разговаривать.

Мария Наместникова: Да, без этого никуда не деться, они не поймут, к чему это все, если им не объяснить по-человечески. Потому что наши цифровые дети все равно, в первую очередь, дети, и только потом уже цифровые.

Бесплатные консультации психологов для подростков и их родителей --> здесь