Все записи
10:30  /  21.10.20

310просмотров

«Постить или не постить, вот в чем вопрос». Лекция Настасьи Крысько

+T -
Поделиться:
Фото: Outer Digit/ Unsplash
Фото: Outer Digit/ Unsplash

Почему подростки хотят быть блогерами, как и зачем их в этом поддерживать, какие риски и ресурсы есть у блогера, как говорить с подростком про заботу о себе, безопасность в интернете и правилах «экранного времени»? Все это — в лекции психолога, когнитивно-поведенческого терапевта, специалистки центра «Перекресток» и автора канала про доброе отношение к себе Настасьи Крысько.

Скачать презентацию.

Текстовая версия лекции:

Настасья Крысько: Тема, о которой хочется поговорить — почему подростки сидят в социальных сетях, почему многие из них хотят стать блогерами, что с этим делать родителям и нужно ли что-то с этим делать.

Примерный план нашей встречи:

Я хотела бы немножко поговорить про функцию ведения социальных сетей, то есть понять, почему вообще подросток ведет соцсеть, почему он хочет вести свой блог и т. д. Потом немножко поговорить про трудности самого блогера, подростка, с чем он может столкнуться, где здесь может быть важна поддержка родителей, и какая. Немножко поговорить про навыки саморегуляции, которые нужны нам в каких-то очень эмоциональных ситуациях для того, чтобы мы могли пережить кризисное состояние, в том числе связанные с блогингом. Мне кажется, важный аспект — это забота о себе, в том числе управление своим экранным временем.

Первый слайд. Если мы «разделим» подростка или любого человека на составляющие, то есть мысли, есть действия, есть тело, телесные какие-то реакции, есть эмоции. И то, что мы можем непосредственно видеть — это квадратик «действия». Поведение человека нам видно. Что он думает и что он чувствует — сложнее, про тело тоже — мы можем не видеть какие-то телесные реакции.

И я бы предложила рассматривать подростка и в том числе ведение соцсетей таким образом, что за любым действием стоит какая-то потребность в чем-то. Потом идет действие, направленное на эту потребность. Это действие может быть социально одобряемым (например, хорошо учиться, убираться в комнате, дружить, общаться с кем-то) или социально неодобряемым (например, подросток чрезмерно сидит в интернете, или подросток совершает самоповреждение, или постоянно дерется). Мы смотрим, и дальше, осознав, в чем эта потребность, можем помогать подростку управлять его поведением и выбирать наиболее эффективные стратегии.

Мне кажется, что в случае с ведением блога нам, как родителям, важно понять, какая там потребность, в чем она есть. Потребность ведения блога может быть в общении, в признании, в познании, в саморазвитии, во внимании, в любови. И могут быть еще какие-то потребности. Или вот те же потребности, которые уже перечислены, просто по-другому названные. И если вы видите, что подросток много занимается ведением своего аккаунта, или долго сидит и не может пойти спать, или что угодно, мы можем взять этот слайд, к этому подростку подойти. Показать предыдущий слайд, этот слайд, и вместе поискать, какая за этим стоит потребность.

Почему я делаю на этом акцент? Мне кажется, что вокруг блогинга, вокруг темы подростков и соцсетей существует много идей о том, что есть зависимость от гаджетов. Она действительно бывает. Но это определяется некоторыми критериями. Глядя только на «экранное время» сразу нельзя сказать, что это зависимость.

Мне кажется, тут задача родителя — обсуждать с подростком и «экранное время», и заботу о себе, и не разрушать доверительный контакт. Она как раз про то, чтобы помочь и себе, и ему понять, что там стоит за потребность.

Про трудности. Казалось бы, да, что там сложного — вести TikTok? Выкладываешь смешные видосики, или видеообзор того, как ты распаковываешь какой-то подарок, или какие-то свои размышления о жизни, переживания и т.д., или красивую фотографию города со своими мыслями. Если мы скептически относимся к блогингу, соцсетям, нам может показаться, что трудностей тут нет. На самом деле они есть. Мне кажется, самое частое, что есть внутри у подростка, который хочет стать блогером или ведет блог и делает эту часть своей жизни важной, это самокритика. Перед тем, как опубликовать пост, подросток, возможно, много-много раз записывал видео, был недоволен собой, критиковал себя, говорил всем, что он плохой, что у него ничего не получится. Это делало его более уязвимым, более склонным к разным тревожным, депрессивным настроениям, потому что частая и длительная самокритика, в общем-то, так на всех нас и влияет. И если критикующий себя подросток выкладывает пост и сталкивается с какой-то нежелательной реакцией на свой аккаунт или, например, родители ему говорят, что он делает что-то не то, что, лучше бы взял себя в руки и занялся учебой, подросток в этот момент чувствует себя довольно одиноко. Самокритика — это то, что есть внутри подростка, который хочет вести блог. Многих подростков — не только тех, кто хочет вести блог и быть популярными блогерами, а просто подростков — часто преследуют эти сомнения: «постить или не постить» ту или иную фотографию или сториз.

У подростка всегда есть нагрузка в виде учебы, может быть, какие-то дополнительные занятия и дела по дому, и общение с друзьями. Если у него также есть блог, который набирает популярность, нагрузка усиливается: нужно ежедневно вести блог, каждые три часа что-то выкладывать, не терять охваты и т.д. Это вступает в какое-то сочетание с самокритикой и истощает подростка.

Трудность №3 — непонимание ближайшего окружения, когда подростки пытаются рассказать родителям о том, что они выложили, почему им это смешно, или пытаются определиться каким-то мемом или еще чем-то, и сталкиваются с осуждением и критикой. В этом случае подростки автоматически закрываются. Получается замкнутый круг: подросток закрывается, родитель видит это, пугается, думает, что подросток точно делает что-то не так, начинает больше контролировать подростка, подросток внутри себя говорит: «Мой родитель точно ко мне ужасно относится», — и закрывается еще больше.

Здесь, мне кажется, важно учитывать и замечать, нет ли обесценивания. Представьте, что у вас есть сейчас какой-то интерес, вы о нем рассказываете, и кто-то важный для вас говорит, что это не интерес или не настоящее хобби, что лучше в это время было бы дополнительно поработать или как-то еще сделать это время более продуктивным. Если бы мне так сказали, я бы сильно расстроилась, разозлилась, и мне бы не хотелось больше с этим человеком обсуждать свои интересны — ведение своего канала, например.

Следующая трудность — это какие-то рискованные посты. Если подросток видит, что какие-то посты более популярны, например, с обнаженной фотографией, или там подросток стоит на крыше, или с сигаретами, он может сделать вывод, что нужно делать больше такого «огненного» контента, рискованные посты, для взрослых. Здесь наша задача заметить это и обсудить с подростком, почему вам кажется это опасным, рискованным, может быть, обсудить с ним, как по-другому можно привлекать и удерживать внимание подписчиков.

Следующая трудность — сильные переживания. Здесь я имею ввиду, что, например, подросток опубликовал что-то важное для себя, и ему кто-нибудь написал негативный комментарий. Мы можем смотреть на это, как просто на негативный комментарий, кому-то что-то не понравилось, нормально же, а у подростка это вызывает сильную, бурную реакцию. В такой ситуации понадобятся навыки саморегуляции и для родителя, и для подростка, чуть позже я о них расскажу. Сильные переживание еще могут быть связаны с тем, что кто-то пожаловался и пост заблокировали. Или взломали аккаунт. Это потеря потерь, правда. Если у вас есть аккаунт, вы его довольно давно ведете, а его кто-то взломал, у вас нет к нему доступа, это действительно вызывает переживания. Сила реакции зависит от того, настолько много ценного там было для вас. Мне кажется, у большинства подростков там много ценного.

Ожидания родителей. С одной стороны, они связанные с жизнью вообще — нужно хорошо учиться, делать то и это. Но еще могут быть ожидания родителей по поводу блога. Есть родители, который разделяют идею того, что блогеры — это прикольно, и быть блогером — прикольно, на этом действительно можно зарабатывать. Пока что процент таких родителей маленький, но, я думаю, что это будет меняться. Родители будут наблюдать не только за тем, как ребенок учится, а и за тем, что он постит, как часто он делает публикации, и комментировать его контент с какой-то критической точки зрения, но из соображений, что они помогают ему вести блог.

Про хейтеров я сказала, но есть такие, которые постоянно заходят и что-то пишут, в каждом посте ставят дизлайк или под каждым постом оставляют обидный комментарий. И есть еще более, на мой взгляд, опасная трудность — это преследования и угрозы. Когда блогер становится популярным, у него появляются как поклонники, так и те, кто может навредить. Здесь мы говорим в первую очередь о действительно большой аудитории подписчиков, но и в тех случаях, когда у подростка всего 20 подписчиков, может быть угроза какая-то, шантаж и преследования. Если подросток рассказал вам об этом, очень важно сначала запустить реакцию с точки зрения правового поля, защитить подростка: написать заявление в полицию, сделать скриншоты всех этих угроз, поменять подростку аккаунт. Если уже были те, кто буквально сторожил его около подъезда, то уведомляем об этом полицию и переезжаем. Только после этого, спустя какое-то время, когда вы видите, что подросток понял и принял, что эта ситуация с ним произошла, то есть он не в шоковом состоянии, спокойно вместе анализируете, что случилось, что произошло и т.д. Почему я делаю на этом акцент? Чаще всего, когда подросток приходит и говорит, что ему угрожают, родители могут растеряться, испугаться и наехать на ребенка. И, с точки зрения краткосрочной перспективы, это ему не поможет. Он только еще больше расстроится, будет чувствовать стыд и вину. И это минимализирует вероятность того, что подросток к нам придет, если с ним произойдет еще что-то подобное. Поэтому мы сначала выслушиваем подростка, совершаем какие-то юридические действия, а потом уже обсуждаем.

Расскажу про саморегуляцию. Она нужна всем людям, чтобы гибко реагировать на то или иное событие. Эмоциональная саморегуляция — это наша способность гибко и адекватно реагировать на какую-нибудь ситуацию извне, а эмоциональная дисрегуляция — это, соответственно, неспособность, несмотря на максимальные усилия, управлять нашими эмоциями.

Приведу пример. Мне кажется, что он хорошо показывает суть. Если я сейчас ударюсь об стол и скажу что-то матом, это покажет, может быть, мою какую-то эмоциональную дисрегуляцию: я не смогла отсечь контекст, что психолог в прямом эфире говорит матом, скорее всего, это социально неодобряемо. А вот если я, например, с друзьями сижу, ударяюсь об стол, то здесь я могу себя эмоционально не регулировать, могу сказать, как есть, что мне больно, на любом из доступных мне языков.

У подростков дефицит этих навыков саморегуляции. Здесь важно влияние некоторой биологической особенности подростков: их нейробиология отличается от детской и взрослой. Их эмоции интенсивнее, они дольше «держат» подростков. Также на дефицит навыков влияет инвалидирующее окружение, которое не помогает подростку сориентироваться, что «окей», а что «не окей». Например, мы можем часто увидеть это на детских площадках, когда ребенок падает с горки, плачет и ему говорят: «Ты что меня стыдишь? Прекрати плакать!» Это инвалидация. То есть запрет на стыд, обвинение ребенка в том, что он как будто настолько должен себя хорошо контролировать, чтобы вообще не упасть с горки. Такой вывод ребенок может сделать.

Для чего нам нужна эмоциональная саморегуляция, когда мы видим блог? Для того, чтобы быть готовыми к критике, к тому, что что-то не получается, что какой-то пост, который мы писали неделями, или видео, на которое мы делали ставку, почему-то не отозвалось в сердцах подписчиков, и от этого нам может стать очень грустно, яростно или тревожно. Или, например, вы сидите в соцетях, кто-то публикует какой-то пост, вы его поддерживаете, а кто-то другой пишет, что он не поддерживает этот пост. Вы можете почувствовать какое-то желание написать ему что-то или как-то ответить. Вот тут нужна эмоциональная саморегуляция, чтобы сделать это, с одной стороны, корректно, а с другой стороны, если это необходимо, обозначить границы.

Чуть позже я объясню, какими именно навыками мы можем воспользоваться, чтобы помогать подросткам саморегулироваться при супер-сильных, интенсивных эмоциях, а сейчас хочу с вами поделиться тем, почему нам важно обращать внимание на состояние подростка и учить его саморегулироваться исходя из еще с одной концепции. Предыдущая концепция опирается на диалектическую поведенческую терапию. Вторая концепция сфокусирована на сострадании. Что мне кажется важным сказать? Что у нас, и у животных, есть три системы эмоциональной регуляции. «Красная система» (см. презентацию) называется системой защиты от угроз, «синяя» — это система удовольствий и достижений, «зеленая» — система безопасности и смягчений. У животных все эти системы работают только на внешние события, например, лань видит льва, у нее срабатывает красная система, и лань бежит. Или лев видит львицу, он радуется ей, у него срабатывает синяя система. Львица, львята и лев сытые лежат в каком-нибудь безопасном месте, и у них нет какой-то потребности чего-то достигать — они в зеленой системе.

У людей та или иная система может включиться от мысли, не только от внешних событий. Например, вы пошли через дорогу на красный свет, и кто-то вам гудит — у вас сработает красная система и на внешние события, но и мысль: «А вдруг я перепутал светофоры и пошел не на тот свет»,тоже вызывает у вас реакцию «красной» системы.

Теперь на примере подростков, которые ведут блоги. Как может работать система угрозы и почему гиперактивация какой-либо из систем, когда она все время включена, неполезна. Я это рассказываю для того, чтобы вы могли больше понимать, что происходит внутри подростка, который ведет аккаунт в соцсетях. Но, как вы видите, материал можно переложить на любую другую деятельность подростка или взрослого.

Например, идет подросток, и у него нейтральная мысль: «Надо выложить видео в TikTok». Потом у него мысль: «А что, если все напишут, что я тупой, все будет зря? А еще я не поступлю, подведу маму, придется всю жизнь работать на нелюбимой работе». Эта мысль автоматическая, мы не может контролировать наши первичные автоматические мысли, мы можем только осознавать их, а потом оспаривать и работать над ними. Пришла ему эта мысль в голову, произошла эмоциональная реакция в виде паники, тревоги и гнева. Это влияет на поведение: подросток мало спит, не ест, много думает: «Выложить мне это видео или не выложить?», начинает употреблять психоактивные вещества, надеясь, что это поможет ему успокоиться. Происходит истощение, и тогда эта мысль еще сильнее на него влияет. Так как подросток не только ведет блог, но еще и ходит в школу, общается с кем-то, может быть, еще куда-то ходит, кроме школы, то, в общем-то, может оказаться так, что он постоянно в «красной» системе. Если он приходит домой, и у него там тоже куча каких-то правил, обязанностей, и его там никто не поддерживает, то приходит он туда тоже, как в «красную» систему. Мне кажется, это очень важно замечать.

Гиперактивация «синей» системы. Тоже пришла нейтральная мысль: «Надо выложить видео в TikTok». И дальше подросток думает: «Я выложу видео, стану популярным, у меня будет много денег, наконец-то куплю себе кроссы, а маме куплю дачу». Он переактивируется, он испытывает интерес, азарт, возбуждение, напряжение, и это будет влиять на поведение так же, как «красная» система: подросток мало спит, забывает поесть, может критиковать себя и употреблять психоактивные вещества или энергетики, например, с идеей, что будет больше энергии. В этом случае тоже может наступить истощение.

Обращаю ваше внимание, что речь идет о гиперактивации. В жизни нужно, чтобы и «красная», и «синяя» системы работали, но мы стремимся к тому, чтобы они находились в равновесии. Конечно, если я спрошу: «В какой системе вам хотелось бы находиться больше?», — скорее всего, «красную» себе никто не захочет.

Как работает «зеленая» система? Идет тот же подросток, у него мысль: «Надо выложить видео в TikTok». Он замечает свою мысль из «красной» или «синей» системы и говорит: «Я заметил свое состояние, я в такой-то системе, попробую получать удовольствие от процесса. Еще обсуждали с психологом, что надо отдыхать и заниматься другими делами, не сильно перегружаться». Тогда он испытывает мобилизующую тревогу, интерес, запускается спокойствие, смягчение. И, например, он составляет расписание дня с перерывами на отдых, не отказывается от своих других интересов, общается, делает практики осознанности. Это не обязательно, но может это делать. Истощения не происходит.

Вы можете сейчас понять, в какой системе были больше за этот день? Можно рассказать подростку об этих системах и задать ему такой же вопрос.

И вот теперь поговорим о саморегуляции с точки зрения этих трех систем. Как включается эта «зеленая» система? Если мы долго находились в «красной», лучше всего, если мы перейдем в «зеленую» для того, чтобы восстановиться. То же самое с «синей»: долго были в «синей» — перейдем в «зеленую», чтобы восстановиться. Этим можно управлять. С одной стороны, то, что наши мысли могут влиять на эмоции и поведение, это недостаток, а с другой стороны, преимущество. Мы можем подумать как о чем-то плохом, так и о чем-то хорошем. Как же включить «зеленую» систему? Здесь поможет стресс-менеджмент. Мне кажется, что современному подростку нужна помощь в том, чтобы заметить его источники стресса. Если есть источники стресса, которые он может вообще убрать из своей жизни, например, какие-то токсичные знакомые, которые ему неприятны, то мы их убираем. Если есть источники стресса, которые невозможно убрать, например, школа, то нам важно принять этот факт и дальше понять, как можно это минимизировать. Вообще невозможно абсолютно убрать стресс из нашей жизни, нужно соблюдать баланс между изменением чего-то и принятием.

Как еще можно включать «зеленую» систему? Можно ее тренировать через практики осознанности. Как это выглядит в очень упрощенном варианте? Ежедневно утром или вечером мы делаем какую-то практику осознанности, идем по какому-то написанному гайду или есть YouTube-каналы, с помощью которых можно себе помогать. Мы тренируем осознанность для того, чтобы замечать, что с нами происходит, и для того, чтобы переключать внимание. То есть заметить, например, что я в «красной» системе, и переключить внимание. Заметить, что тот ход мысли, который я использую, неэффективен для меня, и перенаправить его.

Помогают саморегулироваться и нейтрализуют такую трудность, как самокритика, практики доброго отношения к себе. Это либо какая-то работа с мыслями, либо работа с заботой о себе, либо доброта через поведение. Всегда эта работа будет начинаться с того, что мы учимся замечать, когда мы себя критикуем. Дальше мы смотрим, какие у нас есть убеждения по пользе самокритики, потому что у большинства есть идея, что самокритика очень полезна, но, на самом деле, нет. И есть убеждения, что, если я буду по-доброму относиться к себе, то я изленюсь, все пойдет не по плану — это тоже миф, и исследования показывают, что это не так.

Что еще может включать «зеленую» систему? Практики заботы о себе. Здесь, скорее, самая простая штука. Включать каждый день какую-то формальную практику заботы о себе. Есть огромное количество чек-листов для этого, можно сесть и составить свой список из 5-10 пунктов «Как я могу позаботиться о себе». Существует мнение, что забота о себе это что-то большое и дорогое. Например, пойти на СПА-массаж или в ресторан и т.д., но на самом деле забота о себе включает и микроэлементы, например, заметить: «Мне вообще удобно сейчас сидеть?» Вот сейчас обратите на это внимание: вам удобно сидеть, смотреть в компьютер? Если вы не слушаете, и вас это скорее раздражает, это не про заботу о себе. Лучше выключите это, посмотрите потом в записи.

Про практики принятия. Они нужны для того, чтобы мы переставали бороться с какими-то фактами, которые уже произошли. Например, удалили аккаунт сами или кто-то пожаловался, и его заблокировали. Исчез пост. Выложил историю, ее все заскринили, а я потом подумал, что она мне не очень нравится. Чем больше мы думаем о том, что могли как-то повлиять на ситуацию, тем больше страданий, тем хуже нам становится. И вот на помощь могут прийти практики принятия.

Про экспресс-обзор навыков для интенсивных переживаний. Они подходят не только если у подростка, например, сильное интенсивное переживания по поводу блога. Они универсальные и подходят вообще для всех ситуаций. Я сейчас учусь диалектическо-поведенческой терапии, и часть навыков взяла оттуда. Мне кажется, что они полезны и применимы для всех людей. Я бы хотела, чтобы как можно большее количество людей владело ими. Но вы, наверно, увидите, что часть из них вы знаете, просто не фокусировали на них внимание.

С чего хочу начать. Очень часто, когда подросток приходит к нам в состоянии, которое называют истерикой или панической атакой, в общем, в сильных бурных переживаниях, у нас срабатывает «красная» система. И мы, родители, стараемся как можно быстрее его успокоить, часто предлагаем какие-то решения проблем. Но если эмоции интенсивные, то мы сначала должны снижать интенсивность эмоций, а потом думать над какими-то решениями. Это очень важно, потому что последовательность правда такая. Вспомните свое какое-то супер-эмоциональное переживание из подросткового возраста. Если вам в этот момент советуют что-то сделать, предлагают какое-то решение, вы либо не слышите это, либо пока не можете понять, что это может решить.

Мой любимый навык для снижения сильных, интенсивных эмоций. Его аббревиатура — ТРУД. И здесь приемы строятся на работе с нашей физиологией.

Буква Т — температура: умывание холодной водой, прохладный душ. Это будет снижать температуру и интенсивность эмоций. У каждого человека по-разному: кому-то достаточно один раз умыться, кому-то нужно полностью погрузить лицо в холодную воду, но мы все это можем использовать и научить детей.

Буква Р — релаксация. Я сначала последовательно напрягаю, а потом расслабляю каждую часть тела, то есть создаю перенапряжение, а потом расслабление.

У — упражнение. Здесь имеется ввиду любая физическая нагрузка, чтобы успокоить тело, чтобы в итоге снизить интенсивность эмоций. Это может быть уборка, ходьба туда-сюда по комнате, бег вокруг дома, пение — что угодно. Многие подростки, с которыми работаю, начинают разбирать шкаф: всё разбрасывают, потом собирают.

Буква Д — дыхание. Мне кажется, это самый известный способ. Если мы замедлим дыхание, обратим на него внимание, интенсивность эмоций пойдет на нет. Это связано с тем, что сильные эмоции — это симпатическая нервная система, а дыхание — это то, что может включит парасимпатическую нервную систему. Замедлив дыхание, мы снижаем интенсивность эмоций, это правда работает. Если подросток или вы с подростком практиковали замедление дыхания в обычной жизни, подросток, скорее всего, вспомнит этот навык при интенсивной эмоции, и он у него сработает.

Про навыки успокоения с помощью пяти органов чувств вы можете скачать презентацию и подробно прочитать. Здесь идея такая: используя наше зрение, слух, обоняние, осязание и вкусовые рецепторы, мы можем переключать внимание, например, посмотреть на облака. Мы использовали зрение, снизили интенсивность эмоции. Послушать что-то спокойное или переключить внимание на окружающие звуки тоже поможет снизить наши эмоции. Обоняние — соответственно, понюхать что-то успокаивающее. Вкус — здесь по-разному можно использовать, например. начать что-то медленно есть и понимать, какое это на вкус. Осязание — через кожу, например, какой-то уютный, теплый, мягкий плед или душ, или полежать на чем-то мягком, приятном, что может нас переключить на эти ощущения. Я рекомендую почитать это внимательно и посмотреть, что вам подходит, что нет, может, вместе с подростком составить свой список успокоения с помощью пяти органов чувств.

В любой ситуации, если подросток с вами делится, важно, чтоб наша реакция была валидирующей, то есть признающей эмоции. Не признающая эмоции реакция — инвалидирующая. Когда мы инвалидируем подростка, он закрывается, интенсивность эмоций может расти. В презентации я привела примеры: подросток подходит и говорит, что ему какой-то человек написал, что его блог отстой, или кто-нибудь пожаловался и его пост удалили, и он говорит, что это трудность. Фразы, которые отмечены красным, скорее всего будут инвалидировать подростка, разрушать доверительные контакты, а те, что с другой стороны , скорее, помогут признать, что эмоции, переживания подростка существуют, что мы их видим и у нас есть ресурсы помочь.

Прочту несколько примеров. Если, скажем, подросток говорит: «У меня удалили аккаунт», — мы скажем: «Ой, не выдумывай проблему, все в порядке» или «Возьми себя в руки, забей. Все блогеры справляются, на которых ты хочешь быть похож, и ты тоже давай. Посмотри на это оптимистичней, теперь у тебя есть время сделать матан». Я очень утрирую, хотя мы можем так отвечать от незнания, что эти слова могут быть не поддерживающими, по типу: перестань сходить с ума с этим блогом, у тебя уже давно должны появиться другие интересы, это подростковая какая-то проблема, просто подожди и перетерпи. Это оставляет подростка один на один с его трудностями. «Ты не одинок», «я рядом с тобой», «ты не плохой», «возможно, я не до конца понимаю, что ты чувствуешь, но я волнуюсь о тебе и хочу помочь», «я бы хотела понять тебя и твое состояние», «если ты хочешь, я могу дать совет», «я верю, что мы разберемся с этими трудностями вместе» — это как карточки для игры, которые можно использовать в общении подростка и родителя. Я использую эти карточки «навык слушателя» и «навыки рассказчика». Эти карточки направлены на то, чтоб мы учились обсуждать друг с другом важные темы. Сначала просто тренирую навыки слушателя и рассказчика, чтобы в какой-то кризисной или околокризисной ситуации эти навыки у нас сработали. Я рекомендую сначала получить согласие подростка, чтобы делать это упражнение, потом каждую карточку обсудить, затем выбрать тему, которая не является для вас очень значимой и сильно заряженной эмоционально, а взять очень общую тему, например, «мое хобби», «как бы я хотел провести выходные или отпуск», или, «чтобы я сделал с тремя тысячами долларов» — что-нибудь такое.

Зачем тренировать эти навыки? Казалось бы, как связана тема «постить или не постить?» с навыками слушателя и рассказчика? Подростковый возраст — про договариваться. Подросток уже не воспринимает слова родителя беспрекословно. Этот возраст — про то, чтобы учиться договариваться, обсуждать и так далее. И вот эти навыки нам будут в этом помогать.

Если вы постоянно ссоритесь из-за того, когда подростку можно сидеть в соцсетях, а когда нет, что постить, что не постить, или из-за уроков, или из-за чего-то еще, я рекомендую начать делать это упражнение раз в неделю. Это подходящий интервал. Потому что если раз в день, то вы будете не успевать, уставать и пропускать. Начать стоит с каких-то незаряженных эмоциональных тем, и постепенно вы можете по чуть-чуть добавлять обсуждения.

Не сказала про тайминг. Вы берете одну тему и, например, пять минут работаете с ней, потом пять минут с другой. Уверяю вас, если вы будете так делать и ваш подросток поддержит эту идею, то обсуждать какую-то другую проблему будет гораздо проще. Все равно вы будете вредничать, подросток будет вредничать, но уже не так сильно.

Забота о себе. Она важна, даже если у вас нет никакого блога. Чтобы сильно не уехать в «красную» или «синюю» систему. Есть очень простой чек-лист, по которому мы можем проверять, все ли окей или нам нужна дополнительная забота о себе. Здесь написано: «я обязательно завтракаю», «я делаю все, что нужно, чтобы привести себя в порядок», «я беру обеденный перерыв в течение дня» (имеется в виду, что в это время я не делаю ничего постороннего, только обедаю), «утром у меня есть время для себя перед работой или учебой», «я сплю полные 8-9 часов», «в каждом моем дне есть дело для удовольствия», «каждый день у меня есть хотя бы 15 минут, чтобы ничего не делать», и «когда я заболеваю, я не откладываю лечение». Вы можете посмотреть на этот чек-лист и заметить, что какие-то пункты отсутствуют или редко проявляются у вашего подростка. Например, подросток может не завтракать, потому что опаздывает, в обеденный перерыв надо что-нибудь срочно списывать и он забывает поесть, он может плохо спать.

Про «15 минут ничего не делать»: у многих подростков есть убеждение, что такого времени вообще не должно быть. И когда заболевают, могут откладывать лечение из «красной» системы, потому, что, например, в школе что-то пропустит, не сдаст, или друзья перестанут с общаться, если он проболеет неделю. Или «синяя» система: не хочет пропускать что-то интересное. Например, в школе празднуют Хэллоуин, и я болеющий подросток пойдет туда — это тоже про «синюю» систему и неадекватное решение в связи с этим.

На следующих слайдах идет рабочая таблица. Это инструмент, которым я хочу поделиться с вами. Распечатайте его себе и подростку, можете заполнить его вместе. Там нужно оценить, что у вас есть. Там разные блоки заботы о себе. Вы оцениваете, что есть, чего нет, чего меньше, чего больше. Дальше выбираете себе на будущую неделю либо по одной какой-то практике из каждого блока, либо по одной практике вообще на неделю из одного блока.

Почему я говорю про заботу о себе? Потому что, если мы хотим говорить с детьми про «экранное время», нам очень важно вспомнить, на что мы опираемся. Чаще всего наша идея контроля подростков и гаджетов связана с заботой. Мы хотим, чтобы подросток хорошо спал, у него не уставали глаза. Многих родителей пугает информация, что него будет что-то с мозгом, если он будет больше пяти часов смотреть в экран. Разные есть объяснения. Мы вспоминаем про заботу о себе, и мне кажется, что сначала нужно ввести эту практику заботы о себе, и вы будете лучшим примером, передавая это подростку. Тогда можно будет говорить об «экранном времени». Потому что подросток сам поймет через какое-то время, что, действительно, когда он вот так смотрит в телефон, ему светит в глаза ночью, после этого он долго не может уснуть — и он сделает на основе этого вывод. Или, например, он заметит, что свет на экране ему не подходит, и поменяет его, Или, например, он заметит, что в какое-то приложение заходит неосознанно, проверяет его каждый час, оно его раздражает — и подросток удаляет его или переносит на следующую страницу экрана, чтобы оно не моргало.

Здесь есть забота о себе физическая, психологическая, эмоциональная, духовная, про рабочее место, про профессиональную заботу, подросткам это тоже важно и забота о себе вообще. Здесь вы читаете, отмечаете от 1 до 5, как у вас, и потом выбираете что-то и практикуете это. Можно вместе с подростком заполнить и вместе с ним практиковать заботу. Мне кажется, важный слайд.

Когда я готовила эту презентацию, подумала, что родители придут, чтобы понять не про подростков-блогеров, а про то, что им самим делать, когда кажется, что подросток чрезмерно использует гаджеты и так далее. Поэтому я собрала такой слайд с подсказками для тех, кто пришел сюда понять про правила гаджетов.

Если мы вводим какое-то правило, важно, чтоб оно применялось для всей семьи. Например, ночь — это всегда время для сна, а не для гаджетов, и, например, мы говорим, что перед сном у нас есть коробка, куда мы складываем свои гаджеты, в 12 часов все идут спать — все кладут туда гаджеты. Конечно, может быть различие между родителем и подростком, которые идут спать по времени, но очень важно, что вы тоже не залипаете в телефоне в ночное время, потому что подросток на вас ориентируется, он может протестовать и считать что угодно, но примером поведения для него будете вы. Коробку для телефонов можно использовать как ночью, так и в другое время — для того, чтоб телефон не отвлекал от домашних заданий. И, если вы работаете из дома, вы при подростке тоже кладете в коробку телефон и демонстрируете, что гаджет может отвлекать, и я помогаю себе через эту коробку. Телефон — это личный предмет, и никто не может брать чужой телефон без его разрешения, ни ваш, ни подростка. Это важно, потому что это про границы, про доверие. Если вы возьмете вещь подростка, он расстроится и начнет закрываться. Я рекомендую договориться, что телефон — это личный предмет, и что без разрешения его нельзя брать. Я знаю, что есть семья, где подростки дают послушать со своего телефона музыку, со своего аккаунта, это окей, тут родители берут, спросив у подростка. Поддерживаем идею перерыва от экрана для всей семьи — это тоже забота о себе. Мне кажется, хороший ход может быть — в конце недели сравнивать экранное время. Это больше сработает для младших подростков, чем для старших. Для младших важен соревновательный компонент. Вы можете удивиться, но вы часто будете проигрывать: у подростков будет меньше экранного времени. Со старшими можно обсуждать, на что они потратили «экранное время», смотреть, анализировать, делать какие-то выводы, давать рекомендации, опираясь на заботу о себе, на осознанность.

Правило про еду и туалет не обязательно. Тут я имею в виду, что мы не едим с телефоном, не ходим в туалет с телефоном. Это опциональное правило, но если вам кажется, что важно его ввести, то вы обсуждаете это, договариваетесь с подростком и вводите его для всех. То есть, если вы договорились, что когда вы обедаете, никто не смотрит в телефон, то вы тоже не смотрите в телефон. Можно положить его в коробку, а если вы против коробок, то вы его просто откладываете. Тоже самое с туалетом: если вам кажется, что ходить с телефоном в туалет — отстой, то вы вводите это правило в согласовании со всеми членами семьи и все его соблюдают. Нельзя так, что папа может есть с телефоном, а маме с сыном или дочкой нельзя. Подростки — это всегда про договариваться: мы сначала обсуждаем правило, договариваемся, и потом можно его прописать. При этом нужно назначить какой-то срок, в который мы смотрим, как оно работает, обычно это от месяца. Нельзя сказать, что три дня попробовали правило — что-то не работает. Мы смотрим за месяц. Есть какой-то час икс, когда мы вместе анализируем, что получилось, что в этом правиле надо доделать, что переделать. В течение месяца, пока эта новая привычка устаканивается, можно раз в неделю делать «съезд» по гаджетам, где каждый дает обратную связь — с чем справляется, с чем не справляется, но важно, если вы договорились, что через месяц вы принимаете решение, оставлять правило или нет, то вы не переносите это на через неделю. Не нравится — смотрим дальше, поддержали друг друга — смотрим дальше.

Если гаджет используется как наказание или поощрение, то очень важно использовать это правильно, последовательно, и очень важно, чтобы родитель понимал, зачем вообще он это делает.

Например, как неправильно вводить наказание или поощрение. Родитель приходит в плохом настроении, увидел, что ребенок не сделал домашку, отбирает у него телефон на месяц — это неправильно и неэффективно. Еще пример: подросток не хочет мыть посуду — родитель выдергивает интернет-провод и говорит, что пока подросток не сделает гигантский список дел, интернет не вернется. Здесь подросток может подумать, что ему делать. Скорее, неправильно введенное наказание научит подростка, как обходить санкцию — он купит себе второй телефон или попросит у родственников.

Очень важно понимать, зачем мы это делаем. Если кто-то вам сказал на родительском собрании, что важно следить за гаджет-таймом вашего подростка, иначе у него образуется зависимость, вы очень сильно испугались, прибегаете домой, отбираете все гаджеты — это про гиперактивацию «красной» системы. Здесь важно перейти в «зеленую», подойти к подростку, сказать, что вам это сказали, обсудить, как вы можете для вашей семьи смягчить чрезмерное использование гаджетов, если оно есть.

Про правила. Они объясняются один раз. Если вы ввели правило с обсуждением, договоренностью, вы объясняете его один раз, потому что подросток может каждый день у вас спрашивать: «Ну почему? Я так и не понял», — и так далее. Вы начнете выгорать, у вас станет меньше сил защищать правило, и вы его отмените. Вы объяснили — можете разрешить ребенку записать его на аудио, пусть слушает, как вы его объяснили. Это профилактика выгорания родителей.

Три частых причины, почему правила гаджетов не работают: несогласованность родителей. Один родитель, например, делает так, другой по-другому, или один родитель все время настаивает, держит границы, а другой не может держать и отменяет правило, или как-то смягчает. Еще есть объединения в коалиции, когда мама и дочка против папы или наоборот. Эта несогласованность родителей делает правило неэффективным и нерабочим. Когда у родителя мало сил поддерживать правило, это делает поддержание границ правил невозможным. Когда вы вводите правило, важно понимать, есть ли у вас силы в дальнейшем сдерживать границы правил, и кто или что может вам помогать, если эта граница была нарушена и вам снова нужно вернуться к вашим договоренностям. Хаотичные, необоснованные правила делает хаотичным понимание подростка, что вообще происходит, и он начинает делать выводы не про гаджет-тайм, не про то, что у него может образоваться зависимость, а про то, что он не нужен родителям, родители его не понимают, или он какой-то плохой человек. Все эти выводы, как вы слышите, довольно грустные, депрессивные, и при определенной сумме факторов они могут ухудшать качество жизни и эмоциональное состояние подростка.

Завершить я хочу тремя вещами, которые можно начать уже сегодня. Можно узнать у подростка, почему он или она ведет блог, проявить любопытство, интерес и безоценочность, послушать, порасспрашивать, поинтересоваться, не оценивая, не давая каких-то советов, рекомендаций, но, если подросток спрашивает: «Мам, как лучше?», — тогда да. Начать вводить хотя бы раз в день какое-то дело с заботой о себе, для себя, как для родителя, потом можно поделиться или сразу поделиться этой идеей с подростком. И замечать, в какой из трех систем вы находитесь. Применительно к жизни это можно делать всегда, применительно к нашей с вами теме — когда вы видите подростка с гаджетом, какая мысль появляется, из какой системы — «красной», «синей»? Скорее всего, она будет из «красной». Тогда вы можете заметить это, отделиться от этого контента мыслей, посмотреть на них безоценочно, посмотреть, действительно ли это какое-то опасение.

Важно напомнить в конце, что изменения — это нелинейный процесс. И, если вы взяли что-то для себя, что вы хотите попрактиковать или попробовать из того, чем я сегодня поделилась, важно напоминать себе об этом. Не бывает такого, что попробовал и сразу все получилось. Есть кто-то, кто говорит обратное, что это неправда.

Меня всегда спрашивают, что почитать родителям, подросткам. Вот такая подборка, можно сделать скрин.

Александра Бочавер: Спасибо огромное, мне кажется, это очень важная лекция. Я бы хотела поблагодарить, мне было очень интересно. Меня лично тронул момент признания творчества в интернете подросткового и взрослого, и тема про трепетность отношения к тому, что ты делаешь, придумываешь, и про то, что важно замечать это со стороны или иметь ввиду. И про то, что интернет — это часть нашей современной жизни, а не отдельная сфера, которая совершенно оторвана и никак не связана с остальным эмоционально, когнитивно и так далее. И, мне кажется, часть про саморегуляцию чрезвычайно ценная и для подростков, и для родителей, потому что я, как родитель, частенько испытываю раздражение, не обязательно из-за интернета, но и вообще. И способ анализа, который ты предлагаешь, полезный и доступный.

Пока мы ждем вопросы, я бы хотела напомнить всем о проекте «Страна троллей»: при поддержке Фонда президентских грантов мы проводим бесплатное психологическое консультирование для подростков и родителей, которых беспокоит что-то, что происходит в интернете и вокруг, разные сюжеты, связанные с агрессией, с кибербуллингом, с буллингом в школе и подобные истории. Если вы хотите об этом поговорить, подписывайтесь на нашу страничку и записывайтесь на консультацию — везде есть ссылки, как можно обратиться.

Я вижу вопрос от Алены: «Как учителям и классным руководителям реагировать на все эти вещи, которые подростки выкладывают в соцсетях — сигареты, алкоголь и прочее?»

Настасья Крысько: Хороший вопрос. Я думаю, что здесь есть очень много переменных. Например, если это классный руководитель, то у него есть функция заботы и мониторинга рисков у подростков. И, я думаю, что, если он видит это, то надо поговорить с подростком про это, потом приглашать родителя, сказать, что подросток сфотографировался с сигаретой, нужно понять, проблема ли это, и если да, то ее решать. Задача любого взрослого, который работает с подростком, помогать повышению качества жизни, и он проблематизирует это для подростка и для родителя, и тут, мне кажется, он должен быть непреклонен перед подростковыми мольбами не говорить об этом маме. Он говорит: «Я о тебе забочусь, тебе может это казаться полным бредом, но мне важно это проблематизировать». Другое дело — как он скажет это родителям, здесь важно и родителей поддержать. Если бы мне позвонили и сказали: «Ваш ребенок пьет пиво и выкладывает это в соцсети», — я бы подумала: «Блин, я плохая мама», — и попала бы в «красную» систему, и мне оттуда бы было сложно поговорить с ребенком. Моя задача — заметить это. Не знаю, ответила на вопрос или нет.

Александра Бочавер: Спасибо большое. Я думаю, да. Мы заканчиваем. Спасибо большое, было прекрасно и очень полезно.

Настасья Крысько: Спасибо. Надеюсь, вы что-то попробуете для себя и для подростков. И спасибо за приглашение.

Запись на бесплатные онлайн-консультации для подростков и родителей, которые хотят поговорить о поведении на виртуальных площадках, отношениях в сети и онлайн-безопасности — здесь.

Перепост.