Все записи
19:55  /  26.03.15

2360просмотров

Про подростков - начало

+T -
Поделиться:

Добрый день.

Меня зовут Александра Бочавер, я психолог, и я буду писать в этом блоге в основном про подростков. Они более уязвимы, чем дети помладше или взрослые, их часто опасаются, про них многое не очень понятно, и здесь я буду обсуждать отдельные кусочки этой мозаичной истории – превращения ребенка во взрослого.

Кто вообще эти подростки такие?  Похожи ли они на своих родителей в том же возрасте? Что им интересно? Почему с ними так трудно (и правда ли, что с ними так трудно)? Сохраняется ли в нас тот самый подросток, когда мы вырастаем, или он отмирает и заменяется взрослым?

Google по запросу adolescence выдает первой вот такую, несколько слащавую картинку:

Яндекс показывает как подростков в первую очередь вот таких сумрачных ребят:

Мало что про них понятно, даже про возраст. Принято считать, что подростки – это от 12 до 18: окончил школу, достиг совершеннолетия,  можно курить, пить, водить машину и жениться – ты взрослый! Но с недавних пор стали обсуждать продление детства до 25 лет, поскольку, по мнению психологов (в первую очередь, Laverne Antrobus из Тэвистокской клиники в Лондоне), к 18 годам люди перестали успевать решить все задачи по переходу к взрослой жизни: приобрести ясный образ себя и стабильную самооценку, завершить сепарацию от родителей, пережить шторм гормональной перестройки и стать эмоционально зрелыми.

Frank Furedy, профессор социологии из Университета Кента, говорит о том, что культура инфантилизируется: у молодых людей исчезает стремление к независимости, а переживание «пассивной зависимости» впоследствии мешает строить зрелые отношения. Все больше взрослых предпочитает смотреть детские фильмы и телевизионные каналы, одеваться в похожие на детские наряды. Для них существует специальное слово «кидалт». Родители подростков жалуются на их безответственность,  лень и несамостоятельность.

С другой стороны, эти нынешние подростки имеют свои сильные стороны – они меньше привязаны к вещам, чем их предшественники; они более гибкие и легче адаптируются к новым средам; они неплохо владеют письменной речью и разбираются в современных технологиях. Похоже, что они меньше скованы гендерными стереотипами о «настоящих» мужчинах и женщинах. Не спешат взрослеть – но, может быть, это помогает им стать потом более целостными взрослыми?

На что опираться, что иметь в виду, когда встречаешься с живым подростком – в гостях, по работе или в своей собственной семье? Может ли помочь воспоминание о собственных подростковых переживаниях? Имеет ли смысл обращаться к литературным героям–подросткам, или все они, включая современных (например, Тео Декера из «Щегла» Донны Тартт) – устарели или не адекватны реальности?

Вопросов много, а ответы будут появляться постепенно. Это и хорошо – для подросткового возраста вопросы, в общем, куда важнее, чем ответы.

Ну вот, старт дан, продолжение следует.