Все записи
20:41  /  8.04.15

3105просмотров

Почему яблоки не падают

+T -
Поделиться:

Когда ребенок становится подростком - это отнюдь не первый момент, когда он нуждается в увеличении дистанции с родителем. По итогам кризиса трех лет, называемого также «я сам», ребенок приобретает возможность самостоятельного выполнения множества разных дел – например, одевания-раздевания. Вхождение ребенка в другие среды кроме семьи дает ему возможность (или вынуждает) приобрести новые навыки самостоятельных повседневных действий: детский сад, школа, кружки, где ребенок находится без родителя, обязательно в чем-то способствуют повышению самостоятельности ребенка. Постепенное приобретение самостоятельности ребенком родитель может форсировать или замедлить.

Это продолжение текста по мотивам беседы о сепарации, начало здесь.

В беседе участвовали Лариса Назарова, психолог, семейный терапевт, нарративный консультант, Ольга Сковычева, психолог, специалист по работе с семьями, ведущая семейных групп, организатор семейных лагерей, Нина Инсарова, психолог, специалист по работе с семьями, системный семейный терапевт, и София Ферсман, тьютор семейной службы, ведущая групп для родителей.

Есть ли предыстория у сепарации, которой не происходит?

Успешно пройденные этапы сепарации до подросткового возраста упрощают задачу справиться с подростковым кризисом и ребенку, и взрослому. Если в трехлетнем возрасте отделение было и завершилось, то в подростковом возрасте для этого нужно меньше усилий, потому что какой-то путь уже пройден. Гораздо сложнее, когда до 16, 17, а то и до 18 лет дитя представляется родителям «золотым ребенком»: в этом случае кризис сепарации протекает гораздо жестче. Есть несколько особенностей того, как принято организовывать сейчас детство, которые могут способствовать сложностям с приобретением сепарации у детей в дальнейшем.

Ребенок исключается из быта. Сейчас не отдают детей в год в ясли: чаще всего дома сидит мама, реализующая распространенную практику все делать за ребенка. В системе Марии Монтессори предусмотрена детская активность и ответственность: например, если ребенок что-то рассыпал, то он берет свой совочек и свой веничек и убирает; он моет за собой посуду. Это то, что ребенок может. Но в нашей повседневности ни двух-, ни трех-, ни четырехлетний этого не делает, быт во многом автоматизирован, и родителям не приходит в голову, что важно учить ребенка простым вещам. Такую среду легко организовать – купить совочек, поставить табуреточку - но обычно родители этого не делают, и ребенок как бы вытесняется из реальной жизни. Помнить о том, что ребенок самостоятельный и может сам что-то делать, поощрять его включенность в быт – это составляющие родительской позиции, которая альтернативна детоцентричному представлением о том, что родители должны обслуживать ребенка.

Часто до какого-то момента родители все делают за ребенка, а потом внезапно начинают возмущаться, почему он ничего не делает. Чтобы ребенок чему-то научился, требуется терпение; проще – сделать самому. Тем не менее, это подготовка к сепарации, которая будет происходить через десять лет. Родитель приучает себя не откликаться на каждый импульс ребенка и доверять ему что-то сделать самостоятельно - постепенно, по чуть-чуть. Ребенок в таком раскладе понимает, что его навыки позволяют ему что-то сделать, а скоро он сможет делать еще больше. В ситуации, когда ребенок исключен из быта и не понимает, откуда появляются чистое белье или еда, он беспомощен: «стиральная машинка сломалась, что делать?»; «мамы нет, могу поголодать полдня, а что дальше?».

От родителей требуется терпение, и некоторый обыденный парадокс состоит в том, что в ситуации, когда, например, маленький ребенок хочет надеть носки, сидящая дома мать думает: «что ж, я зря дома сижу? Надо помочь ему!» и надевает ребенку носки, а много работающая мать, которой некогда, тоже не ждет и точно также надевает на него носки, чтобы не терять времени. Разные контексты приводят к тому, что все равно ребенок лишен паузы для экспериментирования, приобретения опыта успеха и переживания собственной компетентности.

В приоритете интеллектуальное развитие. Если родителю важнее, чтобы маленький ребенок научился читать, чем себя обслуживать, то ему просто некогда учиться одеваться или есть вилкой: он оказывается загружен развивающими занятиями. Настоящему взрослению сопутствует переживание себя как самостоятельного, ощущение взрослости, а развивающие занятия без бытовых умений обеспечивают скорее ощущение бурной подготовки к жизни. Когда подчеркивается значимость только одной сферы жизни, подростку очень легко впасть в пассивность и переживание бессилия – потому что успехи в 5 и 6 лет уже отпразднованы, а в 15 лет таких успехов может не быть. Ребенок говорит себе: «Ну все, я вообще ничего не умею и больше ничего не хочу». Это похоже на выученную беспомощность.

Родительские тревоги. Истории про длительное кормление грудью, про страх и отказ от детских садов, установку видеокамер для наблюдения за воспитателями и нянями часто связаны с испытываемой родителями тревогой о том, достаточно ли они хорошие родители, должным ли образом они обеспечивают ребенку безопасность, надежную привязанность и т.п. Мощный контроль над ребенком и страх разделить ответственность за ребенка с другим взрослым тоже ведет к тому, что связь ребенка и родителя остается очень тесной. Если сравнить ее с нитью – то она не эластична и не дает отдалиться ребенку даже на безопасное расстояние.

Неопределенность социального контекста. К подросткам предъявляются противоречивые требования: например, они должны быть самостоятельными и послушными. При этом они плохо представляют себе свои сильные и слабые стороны, их желания переменчивы, и от родителей требуется много терпения, чтобы переждать tremolo вроде «я хочу запускать ракеты, нет, я не хочу запускать ракеты, нет, я снова хочу их запускать». В то же время взрослые сами дезориентированы, потому что связь между персональными предпочтениями, образованием, будущей профессией и ее востребованностью практически исчезает. Ответить на вопрос «та ли это гора, на которой я хочу умереть?» стало еще сложнее. Это тоже влияет на то, что переход к взрослости отодвигается на более поздний возраст.

Очень не хотелось бы, чтобы тезисы об инфантильности детей и сложностях сепарации звучали, как обвинение. Родители и так их слышат в избытке. Сейчас в воспитании сложилась тенденция, которая описывается как «Все для ребенка, в том числе и родители». Если вы наблюдали на детских вечеринках картину, когда малыши сидят за столом, а родители стоят сзади и все им подают, то вы понимаете, о чем идет речь. Противостоять этому в одиночку очень трудно и, главное, непонятно как. В нашей культуре приучение к самообслуживанию ассоциируется с директивными насильственными моделями, а как делать это с уважением к ребенку? Как поддерживать развитие навыка, не приказывая, не упрекая, не стыдя, не угрожая? Этому не учат не только родителей, но и специалистов. Педагоги так же, как и родители, не имеют для этого времени, пространства, умений.

Про развитие навыков самообслуживания хорошо написано у Марты и Уильяма Сирс в книге «Воспитание ребенка от рождения до 10 лет». Можно самим придумывать способы помочь ребенку овладеть навыком уборки своих игрушек. Например: «Давай погрузим их на самосвал и отвезем», «Давай я буду тебе подавать, а ты будешь складывать», «Давай поможем кукле все сложить» и т.д. Но тут важно иметь единомышленников и пространство, в котором такие модели приняты, где многие родители успешно их практикуют и поддерживают в этом друг друга. Прекрасно, если родители находят для себя сообщество, в котором сохраняются традиции вовлечения ребенка в общую деятельность: Монтессори-центры, вальдорфские детские сады и школы, семейные лагеря центра «Перекресток», Центра лечебной педагогики и других. Если у родителей достаточно поддержки, им гораздо легче привлекать детей к сотрудничеству, давать им возможность делать выбор и брать на себя ответственность. Дети также легко и с удовольствием осваивают эти навыки, они просто впитывают те модели, которые приняты в сообществе.

Окончание здесь.

Комментировать Всего 1 комментарий

Ну вот, я об этом когда-то думал - думал, чуть голову не поломал, а теперь вот достаточно просто прочитать...

Сепарация.