Все записи
11:50  /  30.09.15

4268просмотров

Дети, книжки и путаница

+T -
Поделиться:

З.Серебрякова

Здравствуйте, дорогие читатели, наш канал возобновляет свою работу после длительного перерыва, и сегодня обсуждается тема детей и детского чтения.

Сейчас вся детская литература расставляется по ячейкам: книжки для мальчиков и для девочек, для старших  подростков и младших подростков, для дошкольников и школьников. Что вдруг случится, если ребенок прочтет что-то, что написано для старших? Надо ли взрослым читать все, что может попасться ребенку? Как выбирать правильные книжки?

У нас в студии Нина Инсарова, психолог, специалист по работе с семьями и системный семейный терапевт, любящая читать и разговаривать о чтении.

- Сейчас издается огромное количество детской литературы, гораздо больше, чем раньше. Есть ли какая-то разница между детским чтением времен нашего детства и нынешним?

- Сейчас очень много родительского внимания (и тревоги) посвящено тому, чтобы давать и читать детям то, что им понятно, интересно и не страшно. Осуществляется очень тщательный подбор и контроль продукции для детей. Когда мы росли, взрослые воспринимали это иначе – в читающих семьях совершенно нормально было читать ребенку «Евгения Онегина» и не смущаться, что он там не все понимает. Сейчас очень много всего печатается, тогда печаталось меньше, но были проверенные прекрасные вещи, вся мировая культура была под боком у тех, кому она была нужна. Не было такого деления литературы по возрастам: были книжки для маленьких детей, а дальше – в каком возрасте дети начинали читать приключенческую литературу? Кто-то в 8, кто-то в 10, по-разному.

Сейчас очень много рамок, правил  про то, что когда нужно делать и что кому подходит. Такое ощущение - и это касается не только чтения - что воспитание ребенка стало делом, отдельным от жизни. «Мы будем читать ребенку правильные книжки; мы будем водить его на правильные спектакли, мастер-классы и занятия; мы будем посещать правильные праздники – так, как мы эту правильность понимаем». Есть распространенная идея о ценности раннего развития, где детство рассматривается как «подготовка к жизни». Другие родители предпочитают вкладывать усилия и деньги в развлечение детей. А тогда мама приходила с работы, бежала варить борщ, ребенок садился рядом, и она ему наизусть читала, что помнила – а помнила совсем не обязательно то, что ему подходит по возрасту.

- То есть разница в степени целенаправленности?

- Часто это что-то, что нравится самим взрослым. Моя мама, с которой ее отец проводил немного времени вместе, часто рассказывает эпизод, как у нее болело ухо, и дедушка, чтобы ее подбодрить, сидел рядом, читал ей «Короли и капуста» О’Генри и хохотал. Я сомневаюсь, что в 6 лет ей все было понятно, но она помнит этот момент как очень хороший, и это неслучайно. Мой посыл в том, что дети – это часть жизни взрослых, важная, но не отдельная часть. Мы можем и должны делиться с детьми тем, что нам самим близко. Не обязательно «кормить» их только тем, что им подходит по возрасту. Не все дети захотят принимать то, что важно их родителям. Но если это наши дети – мне кажется, с ними надо делиться своим внутренним миром. Возможно, это станет для них очень ценным.

Мэри Кессет

Одна женщина мне сказала, что мы воспитываем детей своей жизнью, мы что-то транслируем тем, как мы живем. Мне кажется, что в современной жизни очень много искусственного: как огромное количество игрушек, которые радуют только в момент покупки, а потом становятся «бракованными», ими никто не играет. Когда наша жизнь состоит из эпизодов - в выходной дети и родители идут в Макдональдс, в другой выходной - в цирк или в парк, летом едут на море - это все важные, нужные, хорошие элементы, но они часто бывают очень отделены друг от друга, не обсуждены, не прожиты совместно. И это немножко искусственно. Потому что все, что мы даем детям – оно ценно в контексте. Понятно, что нам не каждый вечер хочется читать ребенку детскую книжку, но это часть вашего времени с ребенком, это важно, поэтому желательно выбирать книжки, которые нам нравятся.

- Сейчас есть много книжек, написанных специально под психолого-педагогические задачи – как разговаривать с ребенком про смерть, про психическую болезнь, про секс.

- Это прекрасный инструмент, который облегчает задачу родителям. Я обожаю книжку «Как я появился на свет» про рождение ребенка. Анекдотичность ситуации в том, что ее издали сейчас с маркировкой «18+». Такие книги, посвященные конкретным трудным темам – это не художественная литература, это методические пособия, заключенные в некую художественную оболочку, в них содержится одно более или менее простое послание. Хорошо, что эти функциональные книжки есть, они важны и нужны, но они не могут заменить культуру. Они являются каким-то одним ее элементом.

- Как быть с рекомендациями насчет книг по полу, по возрасту, верить ли им или себе?

- Они относительны. Важнее хорошая аннотация, еще лучше – хорошая рецензия, а лучше самому прочитать… Очень интересны различия в субъективных представлениях родителей о том, для кого эта книжка, о своем ребенке и о том, как, скорее всего, он воспримет эту книжку. А ребенок запросто может среагировать совершенно неожиданным образом. Кто-то из родителей считает, что «Алису в стране чудес» нормально читать пятилетнему, кто-то считает, что она скучная и раньше двенадцати ее трогать не надо, совершенно все разные.

Текст, история – это творческий продукт, а не материальный, даже если там есть прекрасные картинки. То, что с ним часто делает родитель - отчасти близко к идее раннего развития: «Вот книга, я ее ребенку прочитал, и от этого он что-то получил - что-то узнал или что-то почувствовал». Как будто это инвестиция, кирпичик, который мы вкладываем в ребенка. На самом деле черт его знает, как то, что мы прочли, ребенку легло? Мы не знаем… Мы его «кормим» этой субстанцией и не можем предсказать, что благодаря ей с ним произойдет. Когда это пособия вроде «Как я появился на свет» для разговора о трудных темах, там понятно, потому что они существуют для того, чтобы облегчить родителям задачу сообщить ребенку определенные вещи и им обоим как-то справиться с этим, если это трудно: информация, она и есть информация. А с художественной литературой такого нет: ею мы живем в нашей совместности с ребенком, и здесь очень важно, чтоб нам нравилось самим.

- Какую роль играют книги в детско-родительском быту?

- Книги - это способ поддержания контакта между ребенком и взрослым. И, конечно, мне как маме будет грустно и жалко, если мой ребенок не прочитает вещей, которые важны для меня. Это про нашу связь с ребенком – а для кого-то это вовсе не про книжки, а, например, про то, что ребенок не полюбит кататься на велосипеде, не полюбит море, не полюбит математику, про что угодно ценное из опыта. Нет – значит, нет, они не мы, они другие, человек другой и вкусы у него могут быть разные.

С другой стороны, будет здорово, если нам удастся полюбить что-то, что любит наш ребенок: музыку, фентези… Прекрасный и почти универсальный способ установить с ребенком контакт – это начать интересоваться той «ужасной» музыкой, которую он слушает, и попытаться в ней что-то услышать. Не обязательно врать, что она нравится. Достаточно показать, что ты попробовал, что-то подумал, что-то почувствовал и сказал об этом. Это вызывает уважение. Мы растем, мир меняется очень быстро, и тот самый межпоколенческий разрыв, который и всегда был, сейчас увеличивается  в разы. Дети растут в другом мире, чем росли их родители – и это очень сложно и очень интересно. Для родителей это повод перестать бояться признаться, что мы не понимаем – потому что мы не понимаем, и это ок. Можно расслабиться. И, может быть, это повод приблизиться к детям, потому что становится все больше вещей, которым они нас могут научить. Пока они маленькие, мы с ним делимся. Если ребенок что-то предлагает – попробуй, это может оказаться интересно.

Огюст Ренуар

Книги – это инструмент для поддержания идентичности. Библиотека, концертный зал, выставка – это места «потребления культуры». Мы ходим на концерты, чтобы быть теми, кто ходит на концерты и знает, как там себя вести. Ничего худого в этом нет, люди всегда так делают, в том числе и те, кто совсем не потребительски относится к культуре. На концерте или на выставке ребенку может быть скучновато, но зато он узнает, что есть такое место, куда люди наряжаются и где сидят тихо, что есть такое сообщество, где люди знают друг друга и ходят на все абонементы. Это не обязательно то сообщество, в которое хочется влиться, но иногда быть к этому причастным неплохо. Соприкосновение с культурной средой важно. Я так думаю, родители не обязаны давать детям только то, что детям нравится. Здесь, конечно, важна грань – не надо насильно водить ребенка на музыку, от которой его рвет, но надо давать разное.

Книги – это связь с историей и культурой. Еще сохранились старые квартиры с историей, в которых дети вдыхают книжную пыль – неполезную, но содержащую какой-то  культурный контекст. Появились привлекательные, яркие, доступные гаджеты, замечательные мультфильмы, интернет, которые, в отличие от книжки, не требуют усилий, и многие родители переживают, что их дети ничего не читают. На эту тему есть замечательная повесть Даниеля Пеннака «Как роман» для всех родителей – про то, что не надо заставлять читать, что надо читать вместе, что человек имеет право не читать, читать, что хочет, не дочитывать до конца, перечитывать. Если для нас текст – это «мертвая» история, которую надо вложить в ребенка, как бульонный кубик, чтобы прибавить душевных углеводов или жиров, то, я думаю, это затея довольно безнадежная. Сочинение ребенок, скорее всего, напишет, но не больше. Значит, вопрос – для чего нам все это надо? Если мы хотим вырастить думающего человека, то надо видеть в истории что-то «живое». Тогда можно постараться показать ребенку, что это не отдельная от жизни часть («вот книжный шкаф, сейчас мы перед сном с тобой час читаем»). Книга может жить в нас и во время сна, и до, и после. Про нее можно думать, если эта история живая, а можно сказать «не хочу» и убрать ее подальше.

В художественной литературе много всего – образов, характеров, персонажей, и не всегда понятно, для чего они там. В советских сочинениях учили писать о том, «что хотел сказать автор», а на самом деле черт его знает, что он хотел сказать, может, он и сам не всегда понимает. Литература – это среда не только для узнавания, не только для воспитания чувств, это часть жизни. А умный, образованный человек – это тот, кто читает те книжки, которые дают большую пищу для размышлений, осознания, рефлексии, обсуждения с друзьями. Если говорить о подростках – то читающий подросток – это подарок судьбы.

Хорошо, чтобы родители действовали по разным направлениям. Важно и «кормление» литературой. И освоение связанных с чтением и культурой в целом пространств и занятий: библиотеки, книжные шкафы, поэтические вечера – эстетика, удовольствие, чувство принадлежности, что-то важное про идентичность. И, может быть, самое важное именно для детско-родительских отношений – разделение опыта, совместное переживание. Мы не можем жить, следуя какой-то одной идее - как специализированные книжки могут рассказать только про узкую зону жизни. Книжка, написанная, чтобы проиллюстрировать одну мысль – это маленькая книжка, хотя она может быть яркой, интересной, прикольной и полезной. Я думаю, что любая культура – это бульон. Культурный контекст – это питательная среда, в которой есть эмоции, идентичность, опыт, перспектива в прошлое и в будущее, и только с помощью него можно интегрировать проживаемое.

________

Новости о мероприятиях для подростков можно смотреть на нашей страничке в Фейсбуке.

Комментировать Всего 1 комментарий

Странно скучный текст на такую интересную тему.

А о родителях и детях Вы пишите как будто они существа с разных планет.

Новости наших партнеров