• «Просто сидеть на «своем» месте, значит уже накапливать силу.»
  • «Страх первый неизбежный враг, которого человек должен победить на пути к знанию.» 
  • «Тот, кто однажды преодолел страх, свободен от него до конца своих дней, потому что вместо страха приходит ясность, которая рассеивает страх. К этому времени человек знает все свои желания, и знает, что с ними делать; он может открывать для себя или предпринимать для себя новые шаги в обучении, и все его действия пронизывает острая ясность. Человек чувствует, что для него не существует тайн."
  • «Путь без сердца никогда не бывает радостным. Уже, для того, чтобы на него выйти, приходится тяжело работать. Напротив, путь, у которого есть сердце, всегда легкий, чтобы его полюбить, не нужно особых усилий."
  • "Ты слишком много думаешь о своей персоне, - сказал он и улыбнулся. - А из-за этого возникает та странная усталость, которая заставляет тебя закрываться от окружающего мира и цепляться за свои аргументы. Поэтому, кроме проблем, у тебя не останется ничего."
  • "Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым. Человек знания должен быть легким и текучим."
  • "Я сказал Дону Хуану, что мне нравится то острое ощущение, которое возникает от беседы в темноте."
  • "Трезвомыслящего нужно затягивать на путь хитростью." 
  • "Изменяются не вещи, а способ, которым ты их воспринимаешь."
  • "Если человек не в себе, то ему не под силу контролировать ситуацию."
  • "Сначала мы учимся обо всем думать, - сказал он. - А потом приучаем глаза смотреть на то, о чем думаем. Человек смотрит на себя и думает, что он очень важен. И начинает чувствовать себя важным. Но потом, научившись видеть, он осознает, что не может больше думать о том, на что смотрит. А когда он перестает думать о том, на что смотрит, все становится не важным."
  • "Можно проявлять настойчивость только для того, чтобы проявит ее должным образом. И действовать с полной отдачей, заведомо зная, что твои действия бесполезны. Это - контролируемая глупость."
  • "Человек знания живет действием, а не мыслью о действии. Он выбирает путь сердца и следует по этому пути. Когда, он смотрит, он радуется и смеется; когда он видит, он знает. Он знает, что жизнь его закончится очень скоро; он знает, что он, как любой другой, не идет никуда; и он знает, что все равнозначно. У него нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить. В таких условиях контролируемая глупость - единственное, что может связывать его с ближними. Поэтому он действует, потеет и отдувается. И взглянув на него, любой увидит обычного человека, живущего так же как и все. Разница лишь в том, что глупость его жизни находится под контролем. Ничто не имеет особого значения, поэтому человек знания просто выбирает какой-то поступок и совершает его. Но совершает так, словно это имеет значение. Контролируемая глупость заставляет его говорить, что его действия очень важны, и поступать соответственно. В то же время он прекрасно понимает, что все это не имеет значения. Так что, прекращая действовать, человек знания возвращается в состояние покоя и равновесия. Хорошим было его действие или плохим, удалось ли его завершить, - до этого ему нет никакого дела."
  • "Шарлатан пытается объяснить все в мире с помощью объяснений, в которых он сам не уверен, тем самым превращая всё, что делает, в шарлатанство. Но ты - не лучше. Ты тоже хочешь объяснить всё своим способом и так же не уверен в своих объяснений."
  • "Люди делятся на две категории - победители и побежденные; в зависимости от этого они становятся гонителям или гонимыми. Человек попеременно находится то в одном, то в другом из этих состояний до тех пор, пока не научится видеть. Видение рассеивает иллюзии побед, поражений, страданий."
  • "Отказывая себе в чем-либо, человек потакает себе, идя на поводу самолюбия или даже самовлюбленности. Я не советую заниматься подобными глупостями."
  • "Самоограничение - самый худший и самый злостный вид индульгирования. Поступая подобным образом, мы заставляем себя верить, что совершаем нечто значительное, чуть ли не подвиг, а в действительности только еще больше углубляется в самолюбование, давая пищу самолюбию и чувству собственной важности."
  • "Став "примерным отцом", я неизбежно вынужден буду заниматься именно этим - заставлять его жить так, как удобно мне, либо силой, либо при помощи того хитрого сочетания аргументов, которе у нас принято называть "пониманием"."