Все записи
14:13  /  25.09.17

1017просмотров

"Соедините с министром атомной энергетики!"

+T -
Поделиться:

Дмитрий Литвинов, первый руководитель отделения Гринпис в России — хиппи и пацифист до мозга костей. Сын диссидента, участника демонстрации на Красной площади 1968 года. Особенно горд тем, что трижды участвовал в акциях в защиту Арктики — при Горбачёве, Ельцине и Путине.

Завершаю серию интервью к 25-летию Гринпис в России его рассказом о робких министрах, дерзких активистах и нестрашных бандитах. 

Дмитрий Литвинов возвращается к семье в Швецию после трех месяцев под арестом в России после акции на платформе "Приразломная". Декабрь 2013 года.  © Greenpeace

— ВЕРНЁМСЯ НА 25 ЛЕТ НАЗАД. 1992 ГОД. ТОЛЬКО ЧТО РОДИЛАСЬ И ОТКРЫЛАСЬ МИРУ НОВАЯ СТРАНА, В КОТОРОЙ, КАЖЕТСЯ, ВОЗМОЖНО ВСЁ. В ЭТОМ ГОДУ ГРИНПИС ОТКРЫЛ ОТДЕЛЕНИЕ В РОССИИ. КАК ЭТО БЫЛО?

Отделение — это ещё громко сказано. Мы сняли трёхкомнатную квартиру, в которой я как руководитель занимал персональную кладовку. В команде сначала было чуть больше 10 человек. Происхождения они были разного, от анархистов до учёных.

Это был старт не совсем с нуля: с конца 80-х Гринпис Интернэшнл вёл отдельные проекты в СССР, и в народе нас уже немного знали. В дверь нашей квартиры часто стучались люди. По большей части — «городские сумасшедшие», которые пытались раскрыть нам заговоры пришельцев. Но приходили и учёные, и будущие активисты. Так, совершенно случайно, мы узнали о первых в России исследованиях изменения климата — о том, как оно разрушает тундру.

— А КАК ТЫ САМ ПОПАЛ В ГРИНПИС РОССИИ?

Это целая история. Найти руководителя для новорождённой организации было непросто. Нужен был человек, который бы понимал российскую реальность, но при этом мыслил глобально. Мне тогда было 30 и я был рядовым сотрудником. Решился написать директору Гринпис, наверное, первый в моей жизни e-mail, чтобы поделился идеями по этому поводу.

Он позвонил мне лично, и это было нечто экстраординарное. Я и не мечтал поговорить с таким известным человеком! Ещё больше я удивился, когда он предложил: «А хочешь сам взяться за эту работу?».

— КАКОЙ ТОГДА БЫЛА АТМОСФЕРА, КАК ВАС ПРИНЯЛИ РОССИЯНЕ?

В самые первые годы царило ощущение полной свободы, отсутствия правил. Было совершенно непонятно, что здесь можно, что нельзя, и потому мы следовали только собственной интуиции. Нас с энтузиазмом поддержали знаменитые музыканты, от Юрия Шевчука до U2 и Стинга. Записанный рокерами альбом Greenpeace Breakthrough слушал весь бывший СССР.

Очередь в магазин Мелодия на Новом Арбате в Москве в день выхода пластинки Greenpeace Breakthrough. Только за первый день в СССР было продано под 500 000 копий «Greenpeace Breakthrough», и на собранные деньги, собственно, был организован офис Гринпис в России. 1989 год. © РИА «Новости»

Как глобальная и для многих легендарная организация, мы имели огромный авторитет. Часто было достаточно сказать: «Это международная экологическая организация», и двери открывались.

Яркий пример: весной 92 года случилась авария на Ленинградской АЭС. Я звоню сразу в Минатом и заявляю: «Соедините с министром, пожалуйста!» И министр подходит к телефону и начинает нам докладывать, какова ситуация!

Приехали на саму АЭС и сказали, что хотим осмотреть повреждённый энергоблок. Руководство, немного посовещавшись, провело нам экскурсию, разрешило всё заснять. Сегодня такое невозможно представить. А когда я вернулся в Москву, обнаружил у своей каморки очередь из международных журналистов. CNN и BBC спорили, кто первый задаст вопросы.

Нам доверяли, потому что мы были единственным авторитетным голосом из России, который говорил об экологических проблемах. Раньше же всё было засекречено, люди годами жили бок о бок с опасными объектами, в зонах экологического бедствия, и не знали об этом. Так что наша первая миссия была рассказать правду россиянам и всему миру.

— ЗНАЧИТ, ЧИНОВНИКИ ОБЩАЛИСЬ С ВАМИ НА РАВНЫХ?

Можно сказать и так. Мы активно работали с Комитетом по охране окружающей среды вплоть до его ликвидации в 2000 году. Тогда власть и полномочия этого ведомства были очень сильны, многое удалось сделать.

На закате СССР «зелёные» были фактически единственным видом оппозиции, которой было разрешено существовать. И они были очень деятельными.

Любопытно, что председателем правления Гринпис ещё в СССР был небезызвестный Артур Чилингаров, который позже стал большим чиновником и назвал нас «экстремистами».

— А КАК ПРЕССА?

Отлично! Нам помогала плеяда молодых и полных энергии журналистов, которые создавали эту профессию в России буквально с нуля. НТВ и «Комсомольская правда» ездили с нами по стране и делали впечатляющие репортажи.

Распространение информации было отдельным приключением. Компьютеров почти не было, а факс то работал, то нет. Так что часто мы ходили по московским редакциями и подкладывали распечатанный пресс-релиз под дверь. И это работало.

— В СССР НАКОПИЛОСЬ МОРЕ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ. ЗА КАКИЕ ВЫ ВЗЯЛИСЬ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ И ПОЧЕМУ?

По старой гринписовской традиции взялись за атом, как «мирный», так и военный. Первые акции были против испытаний ядерного оружия и сброса ядерных отходов в моря. Россия тогда отрицала сам факт того, что военные сбрасывают такие отходы в море.

Член экипажа Тим Ламбон играет на скрипке на палубе арестованного в Карском море корабля Гринпис SOLO. После акции против ядерных испытаний и захоронения ядерных отходов на Новой Земле, октябрь 1992 года. © Greenpeace

Расскажу об акции в Японском море. Мы знали, что военно-морской флот будет это делать. Но было неизвестно где и когда. Чтобы выяснить это, мы сутки напролёт прослушивали все каналы радиосвязи, надеясь получить хоть какие-то подсказки.

Активисты в костюмах радиационной защиты подошли на лодках к танкеру с отходами. Они очень неуклюжие, трудно не то что двигаться, а даже просто повернуть голову. После акции пришлось пройти полную процедуру дезактивации. Зато фото с акции разошлись по всей мировой прессе.

— БЫЛ ЛИ ОТ ЭТОГО ЭФФЕКТ?

Да, и значительный: власти после долгого сопротивления обнародовали полный список мест захоронения. В этом помог академик Алексей Яблоков, который в то время занимал пост советника президента по экологии.

А в 1996 году Лондонская конвенция запретила сброс в море радиоактивных отходов с военных объектов. До этого запрет распространялся только на гражданские объекты.

Другая успешная акция была против ввоза в Россию ядерных отходов из Финляндии. Наши активисты смогли остановить погрузку этих отходов в поезд! Финнам в итоге пришлось отказаться от этой грязной практики.

Тогда же, в 92 году мы начали кампанию против нефтяного загрязнения. Поехали смотреть последствия аварий в Сибири, под Сургутом. Выглядело это шокирующе: прорвана вся магистраль длиной километра в два, из неё струится нефть. При этом компания продолжает её качать! На болоте образовалось огромное нефтяное озеро.

Чуть позже мы занялись защитой девственных лесов от вырубки и океанов — от браконьерства. Здесь важной победой стало продление запрета на коммерческий бой китов в Охотском море.

Потом начали токсическую кампанию, с акции против захоронения смертельно опасных токсических отходов в Дзержинске.

— ДЛЯ МНОГИХ 90-Е АССОЦИИРУЮТСЯ И С РАЗГУЛОМ ПРЕСТУПНОСТИ. СЛУЧАЛОСЬ СТАЛКИВАТЬСЯ С БАНДИТАМИ?

Времена, действительно, были дикие. В центре Москвы был единственный паб с импортным пивом и там тусовался цвет зарубежного бизнеса. Можно было заходить и слушать, как они делят между собой Россию.

Но гораздо больше мы тогда боялись до зубов вооружённых, и при этом нищих военных. Или тех людей, по которым было непонятно — милиционеры они или бандиты?

Всегда был риск, что начнут стрелять. Как, например, на комбинате «Маяк», где мы измеряли загрязнение плутонием. К нам подошли десантники с автоматами и потребовали убраться. К счастью, мастерство переговоров нас спасло.

— ДУМАЛИ ЛИ ВЫ ТОГДА О БУДУЩЕМ ЗЕЛЁНОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ, КАКИМ ВИДЕЛИ ЕГО ЧЕРЕЗ 20, 30 ЛЕТ?

Удивительно, но не думали. Мы неслись вперёд на полном ходу, стараясь не споткнуться. Нас переполнял оптимизм, что и подавление общества, и разруха скоро закончатся, и новый мир будет гораздо более зелёным.

Читайте также

  • Дневники каяктивиста

    Я в Сиэтле, городе, который бунтует против нефти – индустрии, которая в США кажется всемогущей. Я приехала, чтобы…
  • Чистка России

    За организацию экологического марафона «360 минут» редакция проекта выдвигает энергетический холдинг En+ Group на премию «Сделано в…
  • Если ты звезда, слабо отказаться от машины?

    К празднованию 25-летия Гринпис подключились известные музыканты, в том числе диджей Маша Цигаль. Многие знают её как…

Новости наших партнеров