– Химеры? Гаргулии? Что это?

Ты заходишь и чувствуешь, что среда искажена. Что-то неправильно. Люди боятся своего поведения. Они общаются, но в шутках есть тишина. Что-то недоговаривается, и этот страх вьётся вокруг их голов – он практически видимый. Ты замечаешь шевеление мыслей, и как они обездвиживают их: чтобы никто не прослушал. Вскоре это входит в привычку: витиеватые фразы, извиняющаяся улыбка; страх уже не убрать, это такая среда – страх не убрать, но можно спрятать себя в полупримитивного человека, и чтобы ничего не высовывалось наружу.

Где-то стоит заколдованный замок. Медные тросы несут информацию до антенн: если вы прислонитесь, то ничего не почувствуете, но информация там; она бежит прямо по медным канатам, иначе – по проводам, она бежит прямо к антенне, а оттуда...

Попробовали бы вы поработать в таком смысловом напряжении, особенно если вокруг головы у вас обмотан невидимый страх. Страх, порождённый сторонниками меди, которые думают, что охраняют среду от увязания в хаосе – вот только всё, что они создают, это лишь страх. Страх, вырабатываемый другими людьми, превращённый в саму атмосферу. Страх, который принуждает к терпению. И они замуровывают себя живьём в эту среду. Среда разрастается до страны…

– Это гаргулии, понимаете?

В этом городе стоит заколдованный замок. То, что тянется из прошлого, то, что идёт по проводам, – это призраки, химеры. Ты попадаешь под радиус облучения и тоже начинаешь бояться. Это заколдованный замок. Выступ в пространстве с поехавшим смыслом. Желоб для вывода хаоса, который гнёт и искажает реальность по образу своему…

– А как вы считаете?

– Я считаю, вы настоящий художник. Напишите об этом рассказ, а лучше – мистический триллер.

– Я же не писатель!

– Откуда вы знаете? Попробуйте, напишите. Если такие гаргулии в городе, надо о них рассказать.

– Я вам серьёзно! Я вам рассказываю! А вы…

Она поправила шляпку и пошла к заднему выходу.

Разочарованная.

 

 

(Автор изображения - Е. Шарыгина)