Лео, о, Лео. О термен, vox. Один из самых красивых изобретателей в мире с такой изысканной постановкой рук.

О, термен, о, Лео Термен.

Практически в танце он взял да и опередил Зворыкина, продемонстрировав в Наркомате обороны первую в мире телевизионную установку – дальновидение. Придумал и дальше пошёл – лавры там, грамоты, теплые места, это ему не надо пока: он учится на астрономическом и физическом факультетах, а параллельно ещё – в Петербургской консерватории по классу виолончели.

Будет играть.

Поднимется, руки по воздуху, и вдруг появляется музыка. Терменвокс, который он изобрел, покорит мир. В «Гранд-Опера» будут стоять на мысках: такого успеха не видели множество лет. Фееричный концерт – то один, то другой.

На океанском лайнере «Мажестик» Лев Термен, советский изобретатель, переплывает в Америку. К нему в гости заходят Чарли Чаплин, Альберт Эйнштейн, Джон Рокфеллер и будущий президент США Дуайт Эйзенхауэр. Всем хочется посмотреть, как он красиво водит руками. Играет, изобретает, придумывает. Приятные сувениры для гостей. Вот вам, пожалуйста, практичная версия «чуда» – охранная сигнализация (домашняя, сам изобрёл!), и только злоумышленник подходит к машине – оттуда музыка. Бах. Бах. Вагнер. Григ. Уходи, злоумышленник, уходи, здесь музыка. Пусть везде будет музыка.

Красота, обеспеченность, шик. Женится на Лавинии, которая танцует в негритянском балете. И всё бы ничего: «Заживём, заживём!», но всё-таки пора возвращаться на родину. Не хочешь – а пора возвращаться на родину: наигрался. Давай уже, приезжай, надо приехать. И дальше вот эти вот самые руки – в Магадан, в Магадан, на строительные работы (sharashka).

Звуковой художник, один из изобретателей телевидения, волшебник и – как итог – каторжник Лев Сергеевич Термен умер 3 ноября 1993 года в Москве в полной нищете и безвестности.

Musical mesmerism. Гипнотическое ожидание справедливости. Вера в людей. Лео, о, Лео. Играй, милый, играй.