Все записи
09:09  /  16.09.20

172просмотра

Anizotropia – место, где сойдутся греки, Хайдеггер и 3D

+T -
Поделиться:

«Встреча с ничто – это единственная возможность увидеть нечто», – говорит художник Валентин Коржов, осмысляя события последнего полугодия.

Это человек, который искал ничто в белых снежных полях, бинтовал скульптуры, надевал на людей раковины и обводил звездные тела, превращая их в плоть небесную. Теперь он представляет проект Anizotropia – онлайн-выставку с объемной визуализацией. Организаторы: голландская галерея Art Catch и TAtchers' Art Management при поддержке 3D-экспертов из американского стартапа Cappasity, которые сделают так, что скульптуры можно будет вращать и испытывать на бытие самыми разными способами.

Валентин Коржов за работой

О том, как понять, где бытие, где небытие, и чем нам услужил Мартин Хайдеггер в компании с самураями – мы поговорили с самим художником.

_____

Что такое анизотропия и почему вы так назвали выставку?

У понятия есть современное толкование, которое колонизировано позитивистской наукой, в большей степени таким направлением, как кристаллография. Кристаллографы воспринимают анизотропию (от греч. anisos – неравный и tropos – направление) как разнородность физических свойств среды, определяющих движение и развитие объекта. Если, например, пропускать луч через воду – он будет преломляться одинаково, с какой стороны ни посылай. А если через кристаллы, то в разных направлениях по-разному.

Я же, скорее, заимствовал архаическое толкование слова «анизотропия». Это мир как наполненность скрытыми траекториями, по которым движется сущее.  

Вот смотрите. С одной стороны, выпускной коллектор – это обычный профанный объект, запчасть для автомобиля. Это сплетение труб, что крепится к двигателю, и через него выбрасываются выхлопные газы. Он может быть товаром, который продается в магазине, а может быть предметом статуса, если это, к примеру, коллектор спорткара, машины, которая производит галлюцинацию имиджа, а точнее, симулякр. С другой стороны, это трансцендентный объект. Если мы представим себе момент горения и выброс энергии, то увидим мирно гаснущие гераклитовые миры. Видите?

Ого. Красиво.  

Я разговаривал с инженерами, которые объяснили суть предметов. Если говорить о коллекторе, это колоссальный выброс энергии во время сгорания. Чтобы не терять ее, трубы должны быть одинаковой длины, а размещается это в очень замкнутом пространстве, образуя спрут из патрубков. Если мы присмотримся, то увидим, что это змеи. Мифологически. Те самые, что напали на Лаокоона, который пытался предупредить сограждан не впускать троянского коня в город. Те, что составляют прическу Медузы Горгоны, обращавшей людей в камни. Также это Тифон, великан с ногами-змеями, что бился с Зевсом. 

Мы тоже находимся в схватке, мы заковываем энергию в трубы. А вместе с этим нам является весь мир во главе с Платоном, Евдоксом и пифагорейской геометрией. Мы видим чудо соотношения радиуса и окружностей.

И золотое сечение…

Да. Здесь много золотого сечения, а еще танцующие эллипсы, по которым может двигаться весь мир. Именно так Евдокс представлял себе устройство мироздания. Вот эту игру я и пытаюсь высвобождать из обыденного предмета, возвращая ему место вещающей вещи.

А как это происходит на практике? Как вы создаете свои скульптуры?

Это всегда очень разные пути. Вот эту деталь, коллектор, делали на заказ в автомобильном тюнинг-ателье. Заказчик отказался от нее, а я как раз в этот момент в поиске формы общался с производителем. Так она появилась у меня и теперь является одним из центральных произведений выставки.  

В результате творческой игры поменялся цвет, смысл и суть этого предмета. Теперь он не нужен для статуса, но весь мир является перед нами в его созерцании. 

Эскизы вещающих вещей

В 3D-созерцании... Какой в этом случае будет выставочный контекст?

Вы вращаете объект по оси 180°, у вас есть возможность задать вопросы в конференции, обсудить увиденное с другими людьми. В контексте музея важна группа: кто-то засмеялся, кто-то сказал, что это полная ерунда. Когда мы просто нажали на фотографию, это не событие.

В нашем случае контекста, действительно, хватает. Представьте, что вы в мастерской, я пошел заваривать чай, и вы остались наедине с этой работой.  Вот это будет примерно так. 

Причина такого экспонирования – в том числе события последнего времени. Давайте посмотрим на них через призму хайдеггеровских идей. Как вы думаете, пандемия – это небытие или супербытие? 

Метабытие. В этом событии нам является тот самый экзестенциал Dasein – ужас.  Это хорошо разработано в русской литературе, и, конечно, у Толстого в «Смерти Ивана Ильича». Мы ощущаем «дыхание конечностей», ситуацию необратимости смыслов. Эта ситуация как событие вышла в мем: «Живи сегодня как в последний день». 

Еще у самураев на дощечках для бритья были символы черепа и костей, чтобы символически отображать эту тему последнего дня.

Но этот мем, хоть и стар, хоть и проверен временем, так и не стал направляющим началом для большинства людей.  Вот вы проснулись, и во что вы погрузились? В слайм, жвачку бытия. Кто-то говорит: я еще молод, у меня еще есть время.  Это наш вечный слайм: когда-то, только не сейчас. Мы не склонны думать о смерти, в этом проблема энтропии нашего сознания – там есть эта отложенность. Когда мы что-то говорим, говорим, говорим, но в этом чувствуется вечно невыговоренное слово.

У вас был опыт вхождения на ту самую территорию… необратимости смыслов?

У меня было ДТП, которое я всегда вспоминаю как опыт Dasein, и, хотя все обошлось малыми последствиями, я все же несколько секунд был на оси смерти из-за возможного лобового столкновения. Это был настоящий ужас, который вдруг появился и скрылся. Это миг, целый и неделимый, когда ты вдруг оказываешься вне времени – это миг замкнутой в конечность бесконечности. Все невероятно замедляется, и ты можешь рассмотреть в деталях то, что длится одно мгновение. Это очевидный опыт трансценденции, ведь наша оптика не способна на это в обычной жизни.  Это момент, когда смерть открывает себя и готова принять в свои объятия. 

Метабытие?

Да.

Возвращаясь к выставке: что вы вкладываете в свое «мета-», говоря о коллекторе?

Либо это статус и симуляция, либо это квант бесконечности. Мир идей и идеальных начал, Евдокс, Лука Пачоли (итальянский математик, 1445–1517). Все, что было в прошлом и будет в будущем, – это и есть настоящее.

Anizotropia – это опыт трансценденции, это возможность поймать отблески бытия через форму, пребывая в неком интеллектуальном созерцании.

 

Художник и мифологические змеи выпускного коллектора

А можете описать, как вы его ощущаете?

Как музыку. Планеты разные по диаметру и имеют разный звук, то есть космос поет. И если мы включены в этот акт, значит мы в музыке. Если ты журналист, у тебя есть смысл как сознание. Вопрос в том, есть ли в тебе сила, что быть рядом с этим смыслом, выдержать его. Если ты врач, рядом с тобой экзистенциал смерти. Это для тебя либо просто выписывание таблеток, либо онтологический акт, вовлеченность, присутствие. Если ты художник, то находишься в интеллектуальном созерцании почти постоянно – слушаешь, что поет космос.

Вы много внимания уделяете теме звезд и небесных скоплений. Расскажите об этом подробнее. Какой он, ваш космос? 

У меня есть проект, который я продолжаю делать больше пятнадцати лет, это «Бытие и время». Была выставка, но тема меня не отпускает.  Мне кажется, в процессе своих изысканий я вытащил собственный художественный метод, напоминающий практику греческого методологического метода мышления, где космос являлся источником вдохновения. Проект «Бытие и время» – это опыт, в котором я практиковал античный способ мышления.

Что я делал? Я обводил фотографии звездного неба, сделанные телескопом «Хаббл», и пытался найти форму у звездных скоплений. Найдя форму, я искал фигуры. Результатом этого инсайта стал опыт генерации бесконечного количества форм, демонстрирующих небо как источник человеческих откровений. И это то, что для меня космос. Весь интеллектуальный опыт мы получаем из космоса. Это же не место, где летают корабли и не окно Windows. Это место, где соотношения радиусов орбит планет дают, по Пифагору, небесную музыку, которая звучит постоянно. Все философы бродили в этом космосе, слушая ее, и я смог пережить такой опыт, реализуя этот проект. 

Это и есть превращение бытия во время? 

Да! Вдруг в какой-то момент я понял природу звездных фигур. Этот момент и является для меня тем самым превращением.  Ты оказываешься схваченным этим моментом, ты на миг оказываешься вне времени.

Сегодня часть этого проекта можно увидеть в «Заповедном посольстве» парка «Зарядье».

 

Работа из серии  «Бытие и время»

А расскажите, как вы понимаете «ничто» и «нечто»?

Ничто – это полное отсутствие чего-либо. Есть метафора оттиска. Перед тем, как получить отливку скульптуры, ты должен иметь нечто максимально нейтральное, например, гипс. Почему формуют в гипсе? В процессе формовки он по своей структуре как вода, а по цвету бел, как свет. Это словно опыт первовещества, первоматерии, которая может запечатлеть самые мельчайшие детали, например, отпечаток пальца или волос, и которая своим цветом не будет вносить никакой посторонней самости.

Или, например, русское поле, белое и заснеженное. Почему мы так долго в него всматриваемся? В какой-то момент оно слипается с небом, и мы погружаемся в оцепенение.  Когда мы создавали проект "Being and Time", мы проводили много времени за работой в заснеженных полях, размещая белые скульптурные формы в бескрайних белых просторах.   Это опыт того самого ничто, необходимого для появления нечто.  

Если вернуться к аналогии с гипсом. Если бы это был зеленый гипс, его было бы сложнее формовать, потому что там появляется чтойность. Только ничто может родить нечто. Искусство является медиумом в этом превращении. 

 

Валентин Коржов поймал бытие в форму

И в конце вот какой вопрос: мы как живые существа прошли долгий путь развития средств коммуникации – от танцев пчел до попыток демократии.Сейчас у нас 3D-выставки. Что же дальше? Как мы будем обмениваться информацией в будущем?

Мне нравится мысль Александра Моисеевича Пятигорского, который говорил, мол, посмотрим, чего лишит вас интернет, но письменность лишила людей памяти как ментального тренинга. Что мы имеем сейчас? Вросший в нас диджитал, который уже часть нашей нейросети. Это флешки, википедии как выносные устройства памяти. Запоминание больше не включено в наш мыслительный механизм, а отсутствие памяти ведет к отсутствию способности к рефлексии.  

И все-таки в дальнейшем симпатичнее было бы уйти по форме организации мышления и коммуникации не в сторону пчел, а в сторону дельфинов.

Дельфинов, которые слышат музыку космоса…

И танцуют, превращая пространство во время.

_____

Выставка Anizotropia пройдет 17 сентября – 18 октября в онлайн-галерее по адресу artcatch.art