В рамках проекта "Книга людей. Архетипы" публикую словесные портреты, написанные на основе специального вида беседы. Эти короткие истории показывают основные символические обозначения движений души и заворачивают всю сложную махину внутренних переживаний в образ какого-нибудь животного или явления.

-------

А И С Т

Аист руководит порядком. У него теплые плотные лапы, он надеется взлететь на поверхность, но не уверен, что хочет замедляется. Аист должен быть медленным, но он очень спешит, это черно/белое кино, довольно изысканное, но также рациональное, американские фильмы 50-х. У него нет принципа, он летит куда ему нравится, но примерно строго по распорядку птицы. Он господин сияния. Он знает рассвет как свои две лапы, они встречаются каждый день и слушают музыку мальчика, который сидит на берегу реки. У этого мальчика такое спокойное пение, убаюкивавшее, он здесь, чтобы любить сущее и петь об этом – совсем как птицы. Но аист не только птица, он кое-что большее. У него золотые волосы на макушке, он чувствует себя небесным существом, у него есть право приносить дары волхвов, он послушный, сплошной, тонкий при этом изящный. В его голове миры. Он такой аист, что спешит на помощь всем жителям земли, но только если они позовут, а пока же он стоит на своей башне, ему нужен знак, некое пророчество, превосходящее силы небесные. И он его получает. На другом конце мира стоит горница, где спит лицо, он точно не знает, что это за лицо и что ему от него нужно, он просто знает, что есть лицо, оно как блюдо, на котором все черты так красиво разложены. Это лицо человека, который проснулся и выходит из дома. Он чертит круги на песке, при этом немного подвывает, у него красивая мечта в голове, он простолюдин, он ребенок, он еще не знает, почему рожден, но чувствует, что его ожидает большое. И вот, в один день, он увидит, что это летит. Многобелое, длинное, с толстыми лохматыми лапами. Он не знает, что это такое, но видит принцип волшебства – наверху натянутая в пространстве фигура, аист летит, ребенок растет. Чем старше он становится, тем сильнее видит контуры этой птицы, которая не поет, она просто являет себя. Она явление. Понимаете? Являйся. И это происходит.

Ребенок уже взрослый человек, и его аист с ним в голове, он внутри, этот аист – его чистое тело, его ангел, его высокий. Он видит черное/белые строки на небе, и эти строки – аист. Он летит и летит в нем, он в высоте, благородная сильная птица с ногами, покрытыми мехом.

Этот человек – поэт. Он образуется из молока и согнутого втричетверти-семь-слоев листа, который как гармонь дает музыку, и сны могут предстать там как мелодия и как кино, благодаря этим эффектами. К книге приставлена ручка, и она как шарманка дает мелодию и это звуки, которые другие слышат внутренним ухом, очень внутренним. Эта музыка о том, как рассвет приходит в своем наряде веселого пахаря, и с ним петух, колокол, цветок и звон, они идут и приветствуют старого-доброго аиста, который летит и летит. Для тех, кто не умеет передвигаться по небу, у кого нет проездного, он подсказывает пути, открой книгу и покрути ручку, и в этом окошке начнется представление. Что это? Это рассвет! Появляется розовое небо, и на нем облака, теплые, мягкие, послушные, живые, которые не дают забыть о том, что сама жизнь – это чудо.

Вот мы и пришли. Он кладет соску в банк воображения, закрывает сиреневую коробочку и выходит в мир, где смеются разными голосами колокольчики и летит аист, тот самый добрый аист, что приносит детей-рифмы и прекрасные строки, которые изменят мир. Он старый волшебник, его борода тянется  до земли, и он подметает ей реки, оставляя за собой волшебную звонкую пыль, частицы смеха, кусочки бесконечности – то, что позволит некоторым людям родиться в их тело новыми людьми.

Вы понимаете?

Да.

Амплитуда колебания ветра. Симпатия к фиолетовому. Цветы без цветов. И пиановидная роза из магазина. Да, она ищет тепло, а аист уже взял ее на прицел. Она получит то, что хотела, если сможет замедлить свое небо и дать облакам не бежать, не устраивать регаты, а просто быть там, просто быть.

Что-то еще?

Нет, я родился.

А ты?

Я скоро.