Все записи
21:12  /  26.10.15

4780просмотров

Власть идей

+T -
Поделиться:

Очередной всплеск палестинского террора в Израиле – это не просто «конфликт местного значения», а ключевое противостояние двух идеологий. Одна провозглашает смерть и ненависть, другая воспевает жизнь и любовь. Победительница в этой схватке решит судьбы мира.

Время ножей

Для Израиля опять настали тяжелые дни: кровь на улицах, страх, а главное, беспомощность… Люди то и дело проверяют новостные сводки, на улице постоянно держатся настороже. Опасность может исходить отовсюду: от мужчин, женщин, подростков, от уборщиков в школах и детских садах, от строительных рабочих, от садовников… Таксисты боятся брать арабских пассажиров. А как быть с арабскими коллегами на работе?

Это не военное сражение, где враг известен. Это повседневная жизнь, которая грозит ножом в спину на каждом шагу. Охранники, патрульные машины полицейских и муниципалов, армия в городах, неизбывная тревога за детей…

Как с этим справиться? Что делать? Ставить блокпосты на въездах в города? Разрушать дома смертников? Раздавать гражданам оружие?

Сказано: «Кто придет отнять у тебя жизнь, того убей первым». Но ощущение такое, что этот пожар не затушить. Возможно, он ослабнет, но через какое-то время воспламенится снова, еще сильнее. А значит, народ Израиля должен смотреть в корень, чтобы устранить причину, а не следствия.

Но до причины еще нужно добраться. Она не лежит на поверхности, она глубже политики и даже религии. На самом деле она исконна.

Прежде всего, следует понять, что еврейский народ сражается  не с людьми, а с миропониманием, с идеологией. Пускай ужасной, но очень эффективной. Многие годы ее внедряли в арабские умы по всему миру, включая Израиль и «территории».

В сердце этой идеологии утверждена смерть как врата в вечную жизнь. Люди, выходящие утром из дома с мясным ножом, внутренне готовы к тому, что этот день станет для них последним. И главное для них – сколько евреев они смогут утянуть за собой в могилу.

Но почему именно евреев? Почему именно они на острие  ножей?

Поводов всегда хватало, и они были самыми разными. Дискриминация, национальная независимость, Храмовая гора – всего лишь симптомы, символы. Еврейский народ резали задолго до того, как всё это и многое другое стало актуальным.

Нет, народ Израиля ненавидят за другое. За то, что, в основе своей, они представляют противоположную идеологию, противоположное мировоззрение, в свете которого любая форма разобщения выглядит бессмыслицей, равно как вера в иллюзию.

Сегодня глобальная экспансия радикального ислама разворачивается прямо перед телекамерами. Он уверен в себе. Он не торопится, но и не медлит. Он варварски современен. Он говорит понятным языком. Он приветлив и открыт. Он бескомпромиссен и беспощаден. Экстремизм на глазах превращается в мейнстрим. Ненависть становится ответом на вакуум либерального постмодерна.

Но родилась она не сегодня. Ее корни кроются в далеком прошлом, в том катаклизме, который дал начало двум парадигмам человеческого развития.

На пределе роста

Три с половиной тысячи лет назад в колыбели цивилизации зародилась смута. Социальный разброд, алчность, властолюбие – чего только не было в этом вскипевшем вареве человеческих страстей, на пике своем породивших Вавилонскую башню. Она символизирует небывалое до той поры разобщение, эгоистический взрыв, потрясший человечество.

Тогда-то и родились два базовых подхода, две системы взаимоотношений. Одна из них – вечная рознь и вызванное ею расселение племен, завершающееся к нашему времени новым пароксизмом глобализации, теперь уже всеобщей. Другая…

Другую основал известный вавилонский жрец, отказавшийся поддаться общей струе. Он понял глубинные механизмы происходящего, разглядел за катаклизмом процесс, вектор, цель. И выбрал путь соединения.

Звали этого жреца Авраам. Он собрал единомышленников и показал им, как можно использовать разрушительные порывы человеческой природы, поднимаясь над ними к еще более крепкой связи. Так возникла группа, спаянная идеей единства и претворяющая ее в жизнь. Распрям она противопоставила взаимное поручительство и любовь к ближнему – не как отвлеченный идеал, а как реальную силу.

Эта мудрость легла в основу еврейского народа. Исследуя Природу, видя в ней единый комплекс, неразрывную систему взаимосвязей, она заблаговременно предсказала весь дальнейший путь человечества вплоть до закономерного итога наших дней, когда, завершая виток, оно превращается в тот же самый Вавилон, достигший пределов роста и мечущийся в ловушке Земного шара.

Самое удивительное – то, что народ Израиля сдерживают не внешние обстоятельства и не ресурсы, служащие подоплекой большинства войн. Пытливый разум способен ответить на любые технологические вызовы, но он бессилен перед человеческим естеством. Еврейский народ ограничивает собственный непрошибаемый эгоизм. Это он использует во зло все достижения народа. Это он стирает ценности в угоду бесконечной конкуренции. Это из-за него все стали прожженными потребителями. Это ему всего мало. И именно с ним «разошелся» во взглядах Авраам, понимая, что у гонки, в которую втягивается мир, нет финиша, но есть бесславный конец.

С тех пор еврейский народ несет в себе зерна другого пути, зерна подъема всего мира к единству и процветанию. Раньше они прорастали в нем, увядали и снова возрождались. Затем последовал долгий, двухтысячелетний перерыв, сопровождающийся изгнанием – рассеянием среди других народов.

Однако сути процесса это не изменило. Мир по-прежнему нуждается в том средстве, которое позволит ему уравновесить, сбалансировать свою эгоистическую природу. Подавить ее невозможно, да и не надо вовсе. Всё дело в правильном использовании – не во вред кому-то, не за счет кого-то, а с пользой для всех. Как в одной семье, разношерстной, но дружной.

Младшего брата не бросишь в беде, даже если он зануда, верно? И старики наши не останутся прозябать в одиночестве.

Но что если семья рассорилась? Что если забыла, что она – семья? Тогда-то и наступает изгнание, беды, беспомощность, мытарства в чужих странах… И даже в конце, возвратившись на родину, разоренную набегами, семья еще не готова вернуться к единству, еще медлит. Вместо того чтобы показать другим пример, пытается жить как все. И вызывает тем самым закономерную реакцию.

Дисбалансы усиливаются, соседи Израиля подменяют ислам экстремистской проповедью «праведной» смерти. Вокруг бурлит хаос, поднимают головы Хамас, ИГИЛ, и их идеология без особого труда преодолевает «заборы безопасности».

Когда молчит любовь, ненависть остается на сцене в одиночестве. Она тоже призывает к единству, но лишь затем, чтобы, в конечном итоге, разметать всё на клочки.

Два стяга

Сказано в Талмуде и в Зоаре, что бедствия приходят в мир именно из-за народа Исраэля. И мир чувствует это. Чувствует столь ясно, что отбрасывает логику и идет за своим чувством – сюда, обвиняя Израиль во всех своих бедах. Европа скатывается в неприкрытый антисемитизм, Америка с Россией, несмотря на взаимную конфронтацию, вместе открывают Ирану дорогу к атомной бомбе, мировые СМИ демонстративно пристрастны в освещении палестинского террора.

И знаете, что странно. То, что им всё это не кажется странным. Народы в мире действительно уверены, что зависят от евреев, что они несут зло и потому их нужно осадить / остановить / покарать / истребить… Непропорциональный интерес народов к Израилю свидетельствует о том, какую силу они приписывают еврейскому народу и как отчаянно хотят разделаться с ними. На это не жалеют ни слов, ни сил, ни времени, ни денег. На это всегда есть спрос и предложение.

Ну, а народ Израиля?

Он пытается победить террор оружием – задача, по определению, непосильная, пока не искоренены его причины. Еще пытается призывать мир к разуму, хотя он действует на подсознательном ощущении.

Пора осознать: против еврейского народа ведется, прежде всего, идеологическая война. И потому Израилю идее врагов надо противопоставить свою собственную, исконную, намного более мощную и востребованную идею, несущую жизнь, а не смерть.

Хватит вести войну за выживание, пора сразиться за единство. Иначе враги Израиля объединятся против него в Халифат, другие - попытаются сбросить Бомбу, а «друзья» подождут, пока дело будет сделано, и прольют крокодиловы слезы. Не забыв сказать, что еврейский народ сам во всем виноват.

И они будут правы! Народу Израиля действительно бесполезно обвинять других. Сегодня они сами, своим бездействием, своим нежеланием подняться на идейный уровень, натравливают на себя мир. И вот варвары пытаются посеять страх в еврейском народе, чтобы доказать свою власть над ними.

Дело не ждет. Помимо армии и полиции, помимо секретных служб и технологий, Израиль должен противопоставить террору главное оружие – взаимное поручительство, подлинную заботу друг о друге, тепло и любовь. Не ту, что просыпается лишь в час испытаний, а ту, что неизбывно живет в сердце.

Сила еврейского народа – в идее, которую реализовала группа Авраама. Современный арабо-израильский конфликт – миф, за которым стоит базовый конфликт Израиля со всем миром, науськивающим против него ближайших соседей. Это должны, наконец, понять все: евреи, арабы, русские, американцы, европейцы…

Мы все оказались в кульминационной точке развития человечества, в центральной сцене пьесы, которую ставит сама Природа. С тех пор как евреи вернулись в землю Израиля, мир безотчетно требует от них новой идеи. И без нее не признаёт их права на существование.

Только объединившись, народ Израиля уравновесит доминирующий сегодня эгоизм и откроет путь к благоденствию. Тогда и радикальный ислам и прочие «отрицательные герои» просто сойдут с исторической сцены.

Об этом пишут еврейские мудрецы. Об этом свидетельствует весь пройденный народом Израиля путь. И сейчас, когда еврейский народ снова убивают за идею, начертавшую ненависть на черном стяге, нельзя и дальше прятать свое знамя любви. Ни от себя, ни от других.