Все записи
14:29  /  5.05.15

11230просмотров

Счастье или результат? Я выбираю счастье

+T -
Поделиться:

С тех пор, как мой статус стал менее склоняться в сторону ребенка и более — в сторону родителя, я все чаще думаю о том, в чем состоят мои родительские задачи. Одна из них, как мне кажется, — понять, к чему более всего склонен твоей ребенок и позволить ему развивать те склонности, которые он в себе видит, а не те, которые хотелось бы в нем развивать тебе. Если ребенок хочет быть музыкантом, а родители отдают его в экономисты или во врачи, они запросто могут сломать ребенку жизнь. И наоборот: ребенок мечтает рисовать чертежи, а родители заставляют его терзать несчастную скрипку, лишая его будущего великого чертежника.

Но тут возникает очень непростой момент. Я буду говорить именно о музыке, поскольку я — музыкант и музыкой в числе прочего занимается моя дочь. Сколько я ни говорила с музыкальными педагогами, только маленькая часть, буквально ничтожный процент детей занимается не из-под палки. Тому есть объяснение: у любого маленького ребенка есть лимит терпения и усидчивости. Надо понимать, что чем бы вы ни занялись — даже тем, чем ребенок очень хочет, — он через некоторое время может встать, убежать и сказать: «Нет, мне неинтересно». Это связано вовсе не с неумением концентрироваться, не с рассеянностью внимания. У детей в раннем возрасте есть определенный физиологический лимит, они могут 15-20 минут, пусть даже полчаса без напряжения заниматься активной интеллектуальной работой. Не больше. Нет смысла требовать от шестилетнего ребенка, чтобы он занимался часами.

С другой стороны, профессиональная музыка — это очень тяжелый труд. И в этом случае ребенок должен трудиться уже с 6 лет, безо всяких скидок на то, хочет он этого или нет. Поэтому как минимум без строгости здесь все равно ничего не решить.

Вот тут и возникает серьезнейший вопрос о соотношении меры этой строгости и смысла таких серьезных, многочасовых занятий. Потому что часто случается, что строгость перерастает в жестокость, а потом и в насилие. Я говорю вполне ответственно, потому что имела такой опыт и даже написала об этом книгу — и каждый, кто ее прочтет, сможет сделать свои собственные выводы. Опыт этот дал мне гораздо более сильный запас прочности по сравнению с другими людьми, которым какие-то вещи кажутся недостижимым идеалом — а меня заставляли эти вещи преодолевать и достигать с раннего детства. Но хотела бы я повторить это со своей дочерью?

Она занимается музыкой, потому что я считаю, что она как минимум должна уметь играть на рояле и знать нотную грамоту. Сказать, что нам это легко дается, я не могу. Каждый раз какие-то уговоры, танцы вокруг и так далее. Со мной дочь взаимодействует одним образом, с бабушкой — совсем по-другому. Поэтому она занимается с бабушкой. Бабушке удается добиться от нее — через слезы, через «не хочу» — какого-то значительного результата... А я держусь от занятий подальше. 

С одной стороны, можно сказать, что у меня очень выгодная позиция: я не обременяю себя психологическими конфликтами. Но я сделала так не только и даже не столько потому, что результативность занятий с бабушкой выше. Дело в том, что я совершенно четко поняла: мне не нужно, чтобы она непременно, во что бы то ни стало была пианистом. Я хочу, чтобы она просто умела играть — но не только. Рисовать, например, тоже. Она занимается всем сразу, и когда я пойму, что получается лучше, мы будем думать и решать, что делать дальше.

Я музыкант-профессионал. Назовите это профдеформацией, как угодно, но я очень боюсь, что стану «выжимать» из нее результат любой ценой. И это может стать точкой невозврата — потому что грань между допустимым и недопустимым проходит там, где возникает опасность стать врагом своему ребенку. А я ни в каком случае, ни при каких обстоятельствах не хочу стать своей дочери врагом.

Я хочу только одного — чтобы она была счастлива.

Ну и, кстати, благодаря тому, что меня в детстве заставляли заниматься, 24 мая можно придти и послушать в Доме Музыки программу «МетаБетховен», которую мы будем играть с Еленой Ревич и оркестром ПерСимФанс. Программу-вызов, программу-эксперимент, крестовый поход на наши собственные штампы и представления, не говоря уже о чужих ожиданиях.