Все записи
16:43  /  24.05.16

3026просмотров

Честный федерализм

+T -
Поделиться:

Эх, яблочко, куда ж ты котишься…

Мы наблюдаем, как буквально на глазах складываются условия для изменения отношений между регионами и федеральным центром. Возможно, это будет один из немногих реальных плюсов экономического кризиса. Конституция говорит нам о том, что Россия — федерация. Фактически мы наблюдаем иное, мы живем скорее в унитарном государстве. Полномочия и ресурсы у федерального центра, в регионах их гораздо меньше, на уровне муниципалитетов — минимум. Надо отдать должное, центральная власть настойчиво и целеустремленно выбивала экономический фундамент из-под регионального сепаратизма и губернаторской вольницы начала 90-х. И в этом деле не просто преуспела, а сильно переусердствовала. Сейчас нам уже не важно, насколько были благими намерения, когда распределение налогов, пошлин и акцизов стало таким, что большая часть регионов дотационна. Может, это и в самом деле забота, чтобы нерадивые или вороватые регионалы не растеряли ресурсы, может, создание повода для торга и инструмента повышения лояльности федеральному центру. Главное, что едва ли не единственным способом развивать территорию стало налаживание отношений с федералами и стояние в очереди в Минфин. Такую конструкцию сложно назвать сбалансированной и отвечающей определению слова «федеративная».

Какой смысл всерьез разбираться с нуждами бизнеса, заниматься тонкой настройкой региональных механизмов, конкуренцией с соседями в привлечении инвесторов, когда в случае успеха федеральная власть просто уменьшит региону дотации? Практично мыслящие губернаторы поэтому в качестве приоритета видели выстраивание доверительных отношений с руководителями и исполнителями в федеральных органах власти, ибо именно это и давало ресурсы для успешной работы в регионе. Плюс организация правильного голосования населения подведомственной территории, что обеспечивало дополнительные шансы на новые дотации и субвенции. Сейчас доходы бюджета, формируемые в значительной мере из сырьевой ренты, безжалостно сокращаются, и этот процесс не собирается останавливаться. Просьбы о выделении средств будут находить все менее благожелательный отклик. Так глядишь, дойдет и до того, что не будет смысла просить. И усиление федерализации пойдет просто явочным порядком, не из-за каких-то идеологических предпочтений, а просто от бедности федерального бюджета. Понятно, что это неизбежно будет менять стратегию и приоритеты руководства регионов.

Средства приходится искать или внутри родной территории, или как-то заманивать извне, но не из закромов Минфина, а у бизнеса, заинтересованного в экспансии. Эта ситуация, безусловно, требует некоторой перестройки фокуса внимания властей, потому что многое ранее делавшееся скорее для галочки, «чтобы как у всех», зажило настоящей жизнью, из муляжа институтов поддержки превратилось бы в настоящие инструменты развития регионов. Осознание этой меняющейся ситуации — уже существенный плюс. Потому что новый фокус требует новых подходов, новой квалификации, в конце концов, и новых людей. Появляются основания для формирования новой экономической и политической реальности.

Происходит изменение весов влияния тех или иных социальных групп. Предприниматели, местные гражданские активисты, профессиональные союзы, их нужды, идеи, предложения с очевидной периферии сдвигаются в фокус внимания властей. Сама жизнь заставит относиться к ним с такой же искренней заинтересованностью, как ранее к руководителям профильных департаментов Минфина. И это даже не вопрос банальных налогов — это вопрос занятости. За каждое рабочее место, особенно не в бюджетной сфере, развернется борьба. Потому что много незанятых — увеличение нагрузки на социальные службы, ухудшение криминальной обстановки, ухудшение репутации территории и проигрыш в конкуренции за создание новых и развитие существующих производств. Но с каждым владельцем ларька, пекарни или клуба по интересам губернатор не навстречается. Значит, развернется работа по активизации деятельности местных сообществ всех сортов и видов, предпринимательских ассоциаций, формальных и неформальных союзов. Они в перспективе смогут стать незаменимым источником информации и предложений для создания региональных программ развития, изменения местного законодательства и т. п.

Для развития бизнеса, который только и способен в значительных количествах абсорбировать людей, увеличить поступления в местные бюджеты, оказывать благотворительную поддержку старым и малым, власть просто будет вынуждена озаботиться снижением транзакционных издержек и помощью для выхода на новые рынки. Именно региональная власть может оказать поддержку в развитии инфраструктуры, помочь в работе с большими российскими (обычно государственными) и иностранными компаниями. Регион имеет больше возможностей, чем предприниматель среднего уровня, чтобы пролоббировать его в качестве поставщика оборудования или услуг для «Роснефти», «Газпрома», РЖД и подобных им структур. У них, в свою очередь, сейчас сложности с иностранными поставщиками. Самое время помочь своему бизнесу, размахивая флагом импортозамещения и договариваясь о работе предприятий региона с российским и иностранным крупным бизнесом.

Именно региональные власти имеют вес, достаточный, чтобы подтолкнуть мидовцев к активному поиску покупателей и инвесторов. Не менее (а скорее, и более) эффективным может быть взаимодействие региональных структур с иностранными торговыми представительствами, отраслевыми союзами и т. п.

Предпринимателям нужно не много. Понимание, что их слышат и им помогают, а не используют как кормовую базу. Им нужна информационная поддержка и помощь в подготовке персонала. Нужны и деньги, но с этим сложнее. Губернатор не может заставить Сбербанк снизить ставку или дать кредит тому, кто не обладает достаточно качественными залогами и уже вполне пристойно работающим бизнесом. Но регион вполне может субсидировать ставку, выступить поручителем, разместить заказ, цивилизованно лоббировать своих предпринимателей, в конце концов.

Целенаправленная работа, а в каком-то смысле и взращивание местного некоммерческого сектора способны канализировать энергию населения, сформировать систему не дублирующую, но поддерживающую и усиливающую деятельность государственных социальных служб. Надо честно признать, что в нынешней ситуации государство не способно эффективно и монопольно заниматься образованием, лечением, социализацией населения и участие в этом активных и квалифицированных сообществ граждан может принести существенную пользу.

Отдельный плюс — именно из развивающихся коммерческих и гражданских структур можно рекрутировать пополнение низового депутатского корпуса и рядов чиновников. Для выстраивания эффективного долгосрочного взаимодействия необходимо взаимное доверие и готовность к компромиссу, как минимум нужно признавать наличие и субъектность всех сторон, участвующих в диалоге, признавать объективно существующие интересы и противоречия. Признавая это и работая над изменением качества отношений с населением и его наиболее активными представителями — предпринимателями и гражданскими активистами, можно создать новую структуру региональной элиты, которая базируется не только на местных чиновниках, силовиках и представителях крупного бизнеса. Наступает момент, когда связь региона с центром (точнее, с федеральным бюджетом) становится не более важной, чем связь с теми, кто в прямом смысле на земле создает прибавочную стоимость и организует жизнь сообществ. Наверное, такое расширение и переформатирование региональных элит, изменение фокуса внимания и приоритетов властей и способно превратиться едва ли не в единственный реальный инструмент удержания и развития территории.

Может ли так действовать существующий губернаторский корпус? Хочет ли? Я придерживаюсь мнения, что люди предельно рациональны в своем поведении, им просто нужен определенный временной лаг, чтобы осознать изменение ситуации и выработать новую стратегию. Губернаторы, как назначенные когда-то, так и избираемые, прошли серьезную жизненную школу, и нет ни малейших оснований сомневаться в рациональности и практической адекватности их поступков. При нефти по 120 долларов за баррель и переполненном деньгами бюджете глупо было тратить свое время на глубоко вторичное: местный бизнес, сообщества и т. п. При нефти за 40 долларов, трещащем по швам бюджете и грустных разговорах о повышении пенсионного возраста и увеличении налогов приоритеты будут меняться быстро. Думаю, что и из Кремля руководство регионов получает активные сигналы, что пора умерить иждивенческие настроения и проявить собственную инициативу. К примеру, активная и вполне успешная работа с бизнесом в Калужской области или Татарстане, которая была скорее исключением, на наших глазах имеет все шансы стать правилом.

Похоже, именно сейчас появился шанс для реального, я бы даже сказал честного федерализма. Упустим ли мы этот шанс или сможем практически переформатировать страну?