Все записи
19:36  /  1.07.15

3944просмотра

А вы боитесь ядерной войны?

+T -
Поделиться:

«Хотят ли русские войны?»

У меня есть отчетливая картинка из детства. Я сижу на игровой площадке детского садика, разглядываю участок, и размышляю о последствиях применения нейтронной бомбы. Да, читатель, это не шутка. Мне было не более 6 лет, я ходил то ли в старшую, то ли подготовительную группу обычного советского детсада, и был чрезвычайно озабочен ядерной войной. Наверное, я пересмотрел новостных программ советского телевидения, которое по своему функционалу не отличалось от ленинской «Искры» и, кроме всего, прочего было «пропагандистом и агитатором». Пугали в тот момент ядерной войной. Был это год, наверное, 1975. И особенно меня впечатлило нейтронное оружие. Сидел я, маленький человечек, разглядывал участок и очень ярко представлял, как злые американцы сбросят на наш детский сад именно такую бомбу.

В результате: песочница уцелеет, домики уцелеют, качели тоже достанутся захватчикам в целости и сохранности, а вот мы, детишки, и наши воспитатели и нянечки - все помрем. К счастью, у меня не хватало в тот момент ни знаний, ни фантазии, чтобы более детально представить, как именно мы будем умирать. Я просто с некоторой грустью представлял, что нас мгновенно не будет, а все имущество достанется другим.

Я не знаю, насколько массовыми были в тот момент мысли о реальности ядерной войны в СССР, но такое ощущение, что и родители были этим озабочены. Деталей их разговоров на эту тему уже не припомню, но обсуждали – это факт. Судя по тому, как интенсивно в той же Америке в этот момент частные лица строили бомбоубежища, они тоже побаивались нас.

Прошло довольно много лет. Моему старшему сыну сейчас почти столько же, сколько было мне тогда. И, к счастью, он ничего не знает о ядерной бомбе, как предмете, который угрожает именно ему. Знает о рыцарях и мечах, о пиратах знает, откуда-то узнал про Звездные войны и джедаев. А вот про опасность ядерного взрыва на детской площадке пока не знает. И, на мой взгляд, это счастье. Только последнее время что-то стало меня беспокоить появление тех интонаций сорокалетней давности, да еще в более опасном варианте – тогда опасались, что нас будут бомбить, теперь намекаем, что и сами можем. Про детализацию условий и обоснование сейчас говорить не хочу, просто отмечаю факт – стали говорить. И мне это очень сильно не нравится.

P.S. Не хотелось бы в какой-то момент звать ребенка и как насущную информацию описывать ему поражающие факторы ядерного взрыва... 

Комментировать Всего 7 комментариев

И вот меня бесит, что этого всего мы добились своими собственными руками, и ничего толком не делаем, чтобы это изменить.

(Я тоже боялся атомной войны, но чуть раньше, до появления нейтронной бомбы. А жена рассказывала, что она себе представляла, как её схватили и допрашивают враги, и она понимает, что не выдержит пыток, и всех выдаст... как же нам исколечили мозги...).

Как-то неожиданно (по крайней мере, для меня), легко и массово жители страны стали воинственны и агрессивны. Эффект телевизионной пропаганды просто сногсшибательный. Выяснилось то, что, видимо, хорошо знали толковые социологи и психологи: в стране критически мало самостоятельно мыслящих людей. И уйма манипулируемого плебса.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин, Сергей Мурашов, Aurelia Gheorghieva

в стране критически мало самостоятельно мыслящих людей. И уйма манипулируемого плебса.

Подозрваю, что это везде так.

Просто обычно власти такими вещами брезгуют.

А нам исторически везёт с небрезгливыми властями.

Боюсь, что это не столько вопрос отсутствия брезгливости, сколько попытка практическую внутриполитическую выгоду поиметь. Опасная игра.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

В начале шестидесятых мы жили в частном доме и у нас был небольшой участок вокруг него. Сзади дома стоял деревянный нужник, а за ним был закуток, и я там рыл бомбоубежище.

Пропаганда, лившаяся из рекпродукторов, была столь сильна, что даже дети не сомневались в том, что придется прятаться под землей.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

А я столько лет думал, что был одним из немногочисленных трусливых. Похоже, многие реально бомбежки боялись и считали ее весьма вероятной.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов

Там даже трусости не было. Это было какое-то другое состояние, как мне сейчас кажется, весьма ужасающее и чудовищное. Но трусость, это когда тебя ловят после школы, а ты боишься выйти на улицу. Я это помню и могу сравнивать.

Ужас от ожидания ядерного удара был совсем другого качества. Но я впервые задумывваюсь, какого.