Извините, тут одна фотка и немного текста о еде. И ее утилизации.

Этот милый натюрморт – скромный завтрак одним майским утром в Будапеште. Вино, французский сыр, салями, багеты. Не вошедшие в кадр яблоки и салат. Еще что-то, уже и не помню. Смешные три тысячи форинтов за вот это всё – почти шестьсот рублей, если на наши. Абсурдная, в общем, сумма.

Этот завтрак – так, разовая акция. Просто побаловать себя.

Но вот беда – есть ряд продуктов, доступ к которым хочется иметь постоянно. Ну не повезло мне – нравится вонючий сыр французский. Я, конечно, не ем его килограммами, но в холодильнике держать (хотя бы на радость домочадцам) хочется. А кто-то с ума сходит по австралийской мраморной говядине и готов за нее переплачивать. И далее по списку.

Разумеется, наличие этого добра под рукой – не вопрос жизни и смерти. Но и осуждать страждущих за их вкусы и предпочтения, пользуясь общепринятой государственной риторикой, как минимум не комильфо. Равно как и властно указывать, что и кому есть.

Поэтому лично для меня грядущее демонстративное уничтожение санкционной еды на фоне вятского кваса – самое настоящее надругательство. Не столько над выбором и свободами (да бог с ними, честно), сколько над здравым смыслом и, что страшнее, народной памятью. Может быть, даже генетической. Ибо уничтожать еду (как таковую) «всеми возможными способами» в России – стране, пережившей страшный голод 20-30х годов, отдельно взятый блокадный Ленинград, голод послевоенного времени и лютый перестроечный дефицит – значит давить на сакральное. Ну, или бить ногой в живот.

Утилизация «любым способом», говорите?

При условии, что большую часть года в магазинах доминируют египетская картошка и израильская морковь, а 22 миллиона из 146-миллионого населения официально живут за чертой бедности? Ладно вам, окститесь!

Если забыли, это нас с детства учили доедать все за собой, и это у нас плесневелый батон торжественно обрезается и сушится на сухари, а гниль крошится голубям с балкона. И это у нас до сих пор продают суповые наборы и с удовольствием едят ливерную колбасу, в которых мяса примерно столько же, сколько в кочане капусты.

А еще я хорошо помню времена не-изобилия. Когда не было супермаркетов, бананы считались страшным деликатесом, очереди – нормой, а продукты именно что «выбрасывали».

Времена, когда огороды реально кормили.

Тогда не то, что сыр французский, российский за счастье был.

Подобное сейчас, конечно, вряд ли повторится в полной мере, но вектор движения пугающий.

В общем, приятного аппетита.