Все записи
19:34  /  31.10.17

1828просмотров

Заповеди и идеалы – крылья ценностей (записки консультанта)

+T -
Поделиться:

В последние годы неопределенность настолько зашкалила, что даже самые упрямые сторонники стратегического подхода начали признавать, что он не работает. В 2011 году, когда я издал свою книгу «Успех без стратегии» (в последнем издании «Стратегия чистого листа»), ее мысли были весьма спорными. Сегодня, когда социологи разучились предсказывать результаты выборов, надежды на бескризисный экономический рост канули в Лету, зато развитие новых технологий опережает самые смелые ожидания, прогнозы окончательно превратились в гадание на кофейной гуще, а долгосрочные цифровые стратегии стали анахронизмом.

Однако, компаниям нужны карта и компас. Корабль без руля и ветрил неустойчив и легко может затонуть. И вот на смену просчитанной стратегии приходят иные визионерские скрижали качественного характера, которые помогают консолидировать команду и принимать решения, куда плыть. На скрижалях написаны Миссия, Видение компании, а также – и об этом я сегодня поведу разговор – корпоративные ценности.

Мы можем решить: если внешняя неопределенность высока, а наша стратегия гибка, оппортунистична и ориентирована на возможности, давайте всерьез договоримся не о долгосрочном плане действий, а о принципах, ценностях, которые будут лежать в основе всех наших решений. И, соответственно, идея заменить «управление по целям» на «управление по ценностям», которая казалась умозрительной еще пять лет назад, сегодня приходит на ум все большему числу управленцев. И у нас, консультантов, заказы на помощь в выработке общих принципов и ценностей за последние годы многократно возросли.

А теперь представьте себе: собираются топ-менеджеры и сами (или с помощью фасилитатора) начинают обсуждать те ценности, которыми они хотят руководствоваться в работе. И, например, они говорят «Клиент на первом месте». Не прибыль, не собственное удобство, не соблюдение договора, а клиент – с его желаниями и потребностями. Давайте, говорят топ-менеджеры, будем следовать ценности «альтруистическое служение клиенту»  (надеясь, конечно, что, чувствуя такую бескорыстную любовь, клиент полюбит нас в ответ). Или сформулируем другая ценность «Пассионарность»: хотим в своей команде видеть людей с горящими глазами и стремлением к освоению новых территорий – новых стран, новых продуктов. Такой разговор оказывается очень романтическим. И я вижу, как некоторые люди стосковались по смыслу, им надоело день за днем просто работать, просто зарабатывать EBITDA, и они очень позитивно откликаются на этот разговор, потом что он дает им выход в новое смысловое измерение. А другие – кривятся. Ценности напоминают им Кодекс строителя коммунизма. Мы начинаем формулировать идеалы, а что делать с идеалами? Много ли людей пассионарных и альтруистически любящих клиента? Очень мало. А если нет таких качеств у работника, мы что его уволим? Нет, конечно – а то в компании просто никого не останется. А что мы тогда будем делать с этими ценностями? Повесим на стенку? Нас осмеют…

И вот в какой-то момент я понял, что подход к разработке ценностей нужно поменять -  сохранить разговор о смыслах, идеалах и в то же время заземлить его, сделать практичным.

И мне пришла на ум Библия. Давайте вспомним десять ветхозаветных заповедей (только не путайте с семью смертными грехами; «не убий» – одна из заповедей, «уныние» – грех). Восемь из десяти заповедей сформулированы как запреты с частицей «не». «Не убей», «Не укради», «Не прелюбодействую»… А есть ли в Библии идеалы? Да, есть, и они сформулированы уже в Новом Завете как «антитеза» ветхозаветным заповедям. «Вы слышали, что было сказано: “не сотвори прелюбодейства”. Я же говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с любострастием, уже соблудил с нею в сердце своем». Не только не изменять своей женщине, а даже не думать о других женщинах –  вот это уже идеал, которому соответствуют единицы. «Вы слышали, что было сказано древним: “не убий”… Hо Я говорю вам, что всякий, кто гневается на брата своего, даст ответ перед судом…». Много ли вы знаете людей, которые не гневаются? В современном мире сдержанность перестала считаться добродетелью (психология, которая заменила религию, разрешила испытывать и проявлять агрессию), но даже в те времена, когда не гневаться считалось добродетелью, лишь единицы ей соответствовали.

Возьмем, например, такую ценность как «верность». Она имеет негативное крыло – измену, прелюбодеяние – и мы в паре можем договориться о том, что если кто-то изменит, он будет «уволен» из отношений. «Не изменяй» - будет наша заповедь. Мы можем (если захотим) сформулировать и христианский идеал: «Не смотри на другую женщину/мужчину с вожделением» - но оба будем понимать, что это именно идеал, и мы договоримся допускать свое несовершенство и несоответствие идеалу, и не будем рассматривать фривольную фантазию как достаточную причину для расставания.

А как же обычная жизнь? В обычной жизни мы, чаще всего не нарушаем заповеди, но мы и не соответствуем идеалу: и то и другое является экстремумом, в то время как промежуточное состояние является нормой. Зачем же тогда мы формулируем ценность «верность»? А вот именно для того, чтобы договориться, что в наших отношениях будет категорический запрещено (негативное крыло ценности – заповедь), и к чему мы будем стремиться (позитивное крыло ценности – идеал).

(Хочу на всякий случай подчеркнуть, что для нас, нерелигиозных людей, ценности не предопределены и являются добровольным выбором. Пара, если она вдруг решит сформулировать свои ценности, может не включить «верность» в свой список. Зато в этом списке  может, например, появиться ценность «свобода». Или пара может договориться о верности, но дать ей другие крылья. Я знаю пару, которая приняла для себя заповедь «Не люби другую женщину/мужчину»; причем имеется в виде не физическая, а духовная сторона любви; если всерьез полюбишь, даже платонически – мы расстанемся, а вот секс является допустимым. Идеалом же в наше время становится не отсутствие вожделения к другой женщине - женщине может, наоборот, нравиться сексуальная живость своего мужчины, -  а неиссякаемая новизна и интрига в отношениях.)

Как только я разобрался со структурой ценностей на примере Ветхого и Нового Заветов, я изменил подход к созданию корпоративных ценностей. Теперь я начинаю с заповедей – с обсуждения такого поведения сотрудника, которое категорически неприемлемо в нашей компании. Я могу задать членам Правления вопрос: «Что вас бесит в поведении сотрудников?» Могу спросить спокойнее: «Какое поведение сотрудников не позволяет компании достигать своих целей и развиваться?». И в ответ возникают очень конкретные ответы: «хамство клиенту», «демонстративное пренебрежение просьбами клиента», «сокрытие проблем», «переваливание вины за срыв на своего коллегу»… И вот это уже те вещи, которые должны и могут иметь последствия. Теперь мы можем договориться с командой о том, что после третьего сокрытие проблемы, сотрудник увольняется.

А вот после того, как корпоративные заповеди созданы, снят слой негатива, сформулированы очень конкретные и практичные правила, совершенно иначе воспринимаются вопросы про идеалы. «Для нас неприемлемо хамство по отношению к клиенту? А каков наш идеал отношений с клиентом?» «Готовность пожертвовать своим временем и пройти лишнюю милю?»…

На выходе мы имеем клин летящих птиц. Каждая птица – это ценность. Ее левое крыло – заповедь, правое – идеал. Мы соблюдаем заповеди и расстаемся с теми, кто их нарушает. Мы помним об идеале и стремимся к нему.